АЛЕКСЕЙ БУЛДАКОВ ОТ ГЕНЕРАЛА ДО БЕТХОВЕНА

27 апреля 2000 в 00:00, просмотров: 477

Алексей Булдаков снялся в 72 кинофильмах. Оттрубил 13 лет в театре. Прошел огонь и воду. Но всенародную известность получил лишь после показа по ТВ известных фильмов Александра Рогожкина и клипов с Ларисой Долиной. В этом нет справедливости, но есть удача, которая улыбается, увы, огромному меньшинству талантов. Спасибо ТВ? -Если люди подходят сфотографироваться — пожалуйста. Автограф — пожалуйста. Я открыт, но не люблю фамильярности. В плане выпить — ребята, вы поймите, сколько желающих со мной выпить. Во что я превращусь в результате? — Судьба артиста, его слава — они, по-вашему, зависят от случая? — Был этот случай, когда в Петербурге меня мой приятель поставил на актерский учет. Мы тогда зашли, я помню, в актерский отдел, и я как-то даже зажался — сколько артистов замечательных, и еще я там... Но приятель настоял, и я ему благодарен. Самое гениальное было после — я улетел к матери, в отпуск. Потом старший брат повез меня на Алтай в деревню, где я родился. На второй день мы собрались ехать по ягоды, и вдруг прибегает девчонка и приносит телеграмму: срочно на Ленфильм на пробу главной роли. — Кого вы играли там, Алексей Иванович? — Разведчика, партизана. Фильм "Сквозь огонь". Я благодарен режиссеру Леониду Макарычеву, царство ему небесное... взять с периферии неизвестного актера, сразу на главную роль... — Кто-то подсказал вам эксплуатировать типаж генерала Лебедя? — Я был в штате киностудии Беларусьфильм и переехал в Москву. Приехал в никуда. Я в этом смысле человек решительный и легкий на подъем, собрал чемодан, и все. Ни жилья, ни прописки, ничего не было... И вдруг звонок — Александр Рогожкин запускает фильм "Знамя охоты". До этого у Саши я снимался в двух фильмах: "Ради нескольких строчек" и "Караул", который получил массу премий за рубежом, а в России, к сожалению, прошел не очень. Так вот, Рогожкин предложил мне роль генерала в новом фильме. Когда мы определялись по характеру, что же это за человек, Рогожкин мне сказал: Алексей, давай понаблюдай за Лебедем. Я стал внимательнее смотреть ТВ-новости. Лебедя тогда показывали часто. — Не слишком ли вы привязались к одному, своему самому любимому режиссеру Рогожкину? — В моем багаже сегодня 72 фильма, из них только шесть рогожкинских, так что я тут с вами не согласен. С Сашей мы прежде всего по-человечески сблизились и, естественно, в творческом плане. Мне кажется, что я его актер. — Вы хотели бы сняться у Михалкова? — Михалкова очень люблю как актера. Это редкость, когда один человек владеет и актерской, и режиссерской профессией. Я не люблю навязываться. Но, может быть, наступит момент, когда Никита Сергеевич предложит что-нибудь. — Например, роль Бетховена, о которой, я слышала, вы мечтаете... — Мне было бы интересно исследовать эту трагедию гения, который принес человечеству безумные музыкальные произведения, но как человек имел трагическую судьбу. Как-то однажды я играл Семена Дежнева, и гример, который делал мне парик, случайно бросил: вот, смотрите, Бетховен! А художник заметил: да, Алексей, что-то у вас есть общее. — Вы из тех актеров, которые всенародную славу заработали благодаря ТВ, но ведь вы подвизаетесь в театре? — Я 13 лет в театре. Последним был МХАТ, работал у Татьяны Дорониной. Сейчас у меня антреприза. — И вы заняты в очень удачном спектакле "Французская мелодия". Это ваша главная актерская удача? — Из тех ролей, которые я сыграл в театре, пожалуй, да. — Какой-то критик написал про актера Булдакова — не одарен, но типажен. Вам обидно? — Не помню ни одной разгромной статьи по моей театральной или киноработе, но даже если бы они появились, не думаю, чтоб я это остро воспринял. — Как определить ваше актерское амплуа? — Я стараюсь быть разным. Мне неинтересно нести типаж из фильма в фильм. Люблю неожиданные предложения, как, например, роль в 7-серийном телефильме "Белые одежды". Я считаю, что это моя удача. — Вы много ездите с концертами по стране. Чем вы развлекаете публику? — В том числе песнями. У меня выходит уже второй диск. Он называется "Обнимаю всех!". — Какие слова в заглавной песне? — Обнимаю всех, обнимаю, не жалею я в сердце огня. Ох, как вас я, друзья, понимаю, да и вы, вы поймете меня. — Говорят, вы подражаете Высоцкому? — Я очень люблю Высоцкого и пою его, но никогда — хотя голос у меня, говорят, похож — ему не подражал. Я пою по-своему. — С Высоцким были знакомы? — У меня было шапочное знакомство, скоротечная встреча. Хотя я озвучивал Высоцкого в фильме "Интервенция". — ?? — Когда фильм пролежал 20 лет на полке, делали новый монтаж. Приезжали Валера Золотухин, Аросева. Что-то убрали, а фразы, отдельные выражения, вздохи я озвучивал. — Какой самый сложный момент в вашей актерской биографии? — Когда с периферии я приехал в Ленинград и жил без прописки, без угла. И на вокзале ночевал, и в аэропорту. На вокзале милиция уже знала меня, за своего держали. Актерский бомж... — Вам приходилось ради искусства рисковать жизнью? — Почти каждый третий фильм — это обязательно купание. Причем купание не в мае, не летом. Я давно уже жду присвоения звания "заслуженный морж России". Я купаюсь в сентябре, в октябре, в ноябре, в марте купался. Помните Миронова монолог: уберите лыжников с горизонта, мы лето снимаем, почему герой синий? Если вы вспомните "Особенности национальной охоты", это был уже самый конец октября. — Когда из бани выскакиваете? — Да, вода была градусов десять самое большее. Под Саратовом играл революционера. За ним гонятся, стреляют, а я в камыши, в речку. Как всегда, октябрь, в саратовских степях пронизывающий ветер. Вода — плюс восемь. Если не снимем, все переносится как минимум на ноябрь. А в ноябре что, теплее, что ли? Мне дали спирта, посадили в лодку, перевезли на ту сторону, в камыши. "Алексей, ты готов?" — "Готов!" — "Внимание, камера, мотор, пошел!" Я вылетаю из камышей, как нырнул. Поплыл, чувствую, что у меня глаза квадратные, трезвый как стеклышко. Но самое страшное было дальше: на середине реки у меня шаровары вдруг сползают, плыть не могу, ноги скрутила судорога... — А где страховка? — Какая страховка? Из последних сил я с себя сдернул шаровары, инстинкт самосохранения сработал. Вылез из воды не то что синий — лиловый. Приходит оператор: что ты там делал на середине реки? Я говорю: тонул, меня судорога свела, шаровары скрутили ноги, а что такое? Да ты понимаешь, только начал снимать тебя, а ты задергался, у меня операторский брак, надо еще дубль. — Ноги не свело во второй раз? — Нет, я закрепил шаровары как положено. — После трудов праведных вы отдыхаете на даче... — Можно париться в бане и поднимать у дома российский флаг. — Флаг-то зачем? — С ним настроение другое совсем. Здесь я согласен с американцами, которые у домов поднимают свой флаг, хотя я не принимаю их демократию. — Вы не отказываетесь от работы. Ваше появление в клипе с Ларисой Долиной в свое время взбудоражило народ... — Да, после третьего клипа "Ты полюбил другую женщину" посыпались звонки: как же он мог уйти от Ларисы? Но вообще я не хотел сниматься. Режиссер меня убедил: мол, вы мне нужны как актер, чтобы изобразить здоровое, хорошее начало — дети, любовь в семье... — Ну и патриотизм опять же, армия... — А называть меня знаете как стали? Однажды в магазине продавщица отказалась отпустить мне товар из другого отдела, хотя и узнала меня. Я отошел от прилавка и вдруг еще мужчина чего-то спрашивает у той же девушки. Та ему отвечает: здрасьте, я только что "погоде в доме" отказала, а вам сейчас прямо побегу. — Не так давно вам присвоили звание заслуженного артиста России. Как вы это отметили? — Хорошо, душевно. Вместе со мной звание получали Ильин и Фарада, но они получали народных. Когда меня объявили, Фарада сказал: ну вот, народному артисту и заслуженного присвоили. — На самом деле он прав. — Это не главное в профессии. В общем-то, я должен быть уже и заслуженным артистом Казахской ССР, и заслуженным артистом Белорусской ССР, но все как-то так получалось, что отовсюду я уезжал. — Всю жизнь по вокзалам, а жена где была? — А жену в Москве я встретил. Я ей по ТВ понравился в фильме "Тихое следствие" в роли следователя. Как раз это совпало с 26 марта, когда у меня день рождения. Я был у друга своего, а она пришла как друг их семьи. — Это судьба, Алексей Иванович! — Это, наверное, судьба, но не было никаких бурных романов. Мы больше года жили гражданским браком, ну а потом... Сыну уже 12 лет. — Вы прислушиваетесь к ее критике? — Прислушиваюсь, естественно, но я все-таки стараюсь всегда делать свой вывод. Я же все-таки муж, понимаете? Поэтому она иногда и преувеличивает. — Значит, не прислушиваетесь? — Мне рассказали анекдот недавно. Мужик рассказывает другому: "Слушай, тут недавно иду, лягушка сидит и говорит: мужик, возьми меня с собой, ударишь меня о землю, я превращусь в красивую женщину, буду тебе готовить, стирать. Ударил ее — действительно превратилась в жену, убирает, готовит, просто мечта!" А второй спрашивает: "А вообще как — умная женщина?" — "Ты знаешь, нет — видно, сильно я ее о землю ударил". — Любите анекдоты? — Очень, обожаю анекдоты. Я же член клуба "Белый попугай". — Вы не находите самым крутым анекдотом отечественную массовую культуру? — И не только отечественную. То, что показывают по телевидению, эти жуткие совершенно мексиканско-бразильско-американские варианты — это же все не наше. Но люди, конечно, смотрят, надо же что-то смотреть. Жена у меня смотрит, а я не могу смотреть это безобразие. Я уже не говорю о детском кино, мультиках. Эти монстры, вечные убийства, взрывы. У ребенка только формируется сознание, а его учат: убей, тогда ты лучше будешь жить... — Что доброго вы сделали как актер? — Я никогда не обманывал своих зрителей. Хотя есть разные способы жить в наших жутчайших условиях.





Партнеры