СМЕНЫ НЕ БУДЕТ

12 мая 2000 в 00:00, просмотров: 361

Фельдъегерь уже принес письмо с именем нового премьера в Думу. Только это не означает, что все готово для нового "исторического этапа". До сих пор не определена структура будущего правительства. Она должна соответствовать программе реформирования, но, судя по всему, такой программы еще просто нет. "У нас где ни копни, везде Чечня", — сказал Путин еще осенью. России необходим целый ряд экономических и административных реформ. На поверхности — жилищно-коммунальная, реформа МВД (постараются создать структуру, максимально подчиненную федеральному центру и не подчиненную региональным властям), налоговая реформа... И в Кремле, и в правительстве понимают, что "править лежа на боку" не получится. Если не заняться ежедневной, рутинной работой, то ни о каком "моральном праве" выдвигаться в президенты в следующий раз говорить даже и не стоит. Необходимость реформ вроде бы признана. Президент понимает, что он хочет достичь в принципе. Но сейчас он, по сути, просто продлевает мандат действия прежнего правительства и прежней администрации. Сейчас много говорят, что к осени целостная концепция у Владимира Владимировича появится, и тогда в Белый дом и в Кремль придут другие люди. Но нет ничего более постоянного, чем временное. Да и с премьер-министром, прошедшим через Думу, уже нельзя обращаться как с исполняющим обязанности. Это понимает окружение президента. И вот здесь-то разные политические силы, существующие вокруг Путина, вступают в драчки местного и общего значения. Причем в этих драчках зачастую отстаиваются не только интересы страны, но и интересы разных политико-финансово-промышленных групп. Естественно, такие драчки в момент формирования правительства и администрации прежде всего сводятся к кадровым вопросам. Очевидно, что больших изменений ждать не приходится. По всей видимости, предрешена судьба министра экономики Шаповальянца. Но с его уходом под большим вопросом оказывается судьба всего Министерства экономики. Дело в том, что на пост министра претендует один из разработчиков новой президентской экономической программы Герман Греф. А Грефа и его товарищей чрезвычайно не любит команда, которая работала еще с Ельциным. Прежде всего речь идет об Александре Волошине и Валентине Юмашеве. Еще зимой было потрачено огромное количество усилий, чтобы скомпрометировать грефовский центр в глазах Путина (никто не хотел допускать конкурентов на ключевые позиции). Но окончательно добиться этой цели не удалось. И теперь "ветеранам движения" вовсе не улыбается видеть Грефа в новом правительстве. Второй человек, который точно должен был покинуть кабинет министров, — это Виктор Калюжный, министр топлива и энергетики, замешанный в стольких скандалах и злоупотреблениях, что стал просто именем нарицательным. Но его как раз отстаивает все та же сибнефтевская команда. В конечном счете Калюжный стал министром во многом с подачи Абрамовича. Во время всех последних поездок Путина Калюжный аккуратно включается в состав делегации, более того, попадает на президентский борт — ему предоставляется последняя возможность исправить мнение ВВП о себе. Естественно, что список приглашенных на первый борт утверждается лично главой Администрации Президента. Поэтому, несмотря на всю одиозность, еще не факт, что Калюжный покинет свой пост. А если покинет, то есть вероятность того, что ТЭК опять-таки будет как бы поделен разными заинтересованными структурами. Еще один человек, который может пострадать от смены кабинетов, — руководитель аппарата правительства Дмитрий Козак. Дело в том, что руководитель аппарата — всегда доверенное лицо премьера, и Козак им был. Очевидно, что, когда премьером становится Касьянов, Козаку придется уступить эту стратегическую высоту. Куда его назначить, в Кремле пока не придумали. Зато якобы придумали, куда назначить еще одного друга Путина — генерала ФСБ Черкесова. Но пока о том, какой для него придуман пост, никто не проговаривается. В остальном состав правительства остается практически неизменным. На своих постах скорее всего останутся Клебанов, Матвиенко, Рушайло, Рейман и прочие "главные люди". Даже Виктор Христенко, которого Михаил Касьянов ограничивал в полномочиях все четыре месяца, имеет шанс остаться вице-премьером. Еще меньше изменений ждут в администрации. Там смена руководства к осени действительно очень вероятна. На роль руководителя главного политического органа страны готовят Дмитрия Медведева, который пока станет единственным первым заместителем Александра Волошина. В администрации в одно управление сольются три родственных — Управление по работе с территориями, Управление по работе с представителями президента на местах и Управление по местному самоуправлению. В новом большом управлении работа будет построена по региональному принципу: одни люди будут заниматься "обслуживанием" всего региона сразу. Покидает администрацию Игорь Шабдурасулов. Его будущее трудоустройство пока покрыто туманом. Нельзя исключить, что Шабдурасулов может вернуться на ОРТ. Но с этим тогда будет связан еще целый комплекс интриг. Дело в том, что нынешнее руководство ОРТ абсолютно переругалось между собой. Руководитель канала Эрнст, Сергей Доренко и руководитель информационного вещания Татьяна Кошкарева стараются заполучить как можно больше сильных союзников в борьбе между собой. Эта ситуация перестала устраивать Кремль. И на какие-то кадровые изменения администрация пойдет. Кто будет удален, а кто оставлен — вопрос, который покажет не только новый расклад на ОРТ, он же определит, в каком положении теперь находится любимец публики олигарх Березовский. И если на ОРТ придет Шабдурасулов (к чему в администрации относятся без особого восторга), то он не захочет по-прежнему оставаться мальчиком на побегушках у Бориса Абрамовича. Поддержку ему может оказать один из ближайших помощников Березовского Бадри Патаркацишвили. Дело в том, что Бадри давно хочет стать самостоятельным игроком. Он пытается убедить руководство страны, что может выполнять функции Березовского без самого Березовского. Доказательством этого может быть то, что Патаркацишвили по сути дела управляет делами БАБа и знает все о его деньгах. Так как они во многом размещены совсем не на счетах Березовского или членов его семьи, Бадри может ими управлять "в общих интересах" и без самого Бориса Абрамовича. Ходят слухи, что еще при правительстве Примакова Бадри вел об этом переговоры. На ОРТ верность Березовскому безусловно сохраняет Сергей Доренко, у которого окончательно испортились отношения с Бадри после того, как он в своей программе выдал в эфир пленку переговоров жены губернатора Петербурга Яковлева с одним из местных авторитетов. А Патаркацишвили очень дорожит своими отношениями с одним из главных питерских "крестных отцов" Костей Могилой, который в своем кругу называет Ирину Ивановну "мамой". Можно не сомневаться, что в случае ухода Березовского с ОРТ придется уйти и Доренко. Уже сейчас Березовского пытаются убедить в том, что в нынешних условиях Доренко на канале не нужен. Ситуация поменялась, "мочить" некого. А если учесть, что "Единство" и "Отечество" в перспективе могут объединиться, то главному критику "Отечества" в эфире явно не место. Позиции Березовского ухудшаются и тем, что у него из рук практически выбито главное оружие. В течение многих лет он убеждал главных игроков на политической сцене, что он может быть какой угодно плохой и неудобный, но замены ему нет. Например, скандал прошлого года вокруг владения газетой "Коммерсантъ", когда Березовский, нарушив все условия, вылез наружу и уволил с поста редактора Рафа Шакирова, прежде всего объяснялся "макрополитическими соображениями". В администрации не верили, что Березовский владеет "Коммерсантом". А Березовскому необходимо было доказать свою нужность перед президентской кампанией. В качестве демонстрации силы была проведена замена редактора, которая безусловно сломала многомесячную игру вокруг таинственной продажи газеты. Теперь же его незаменимость находится под большим вопросом. А если нет необходимости, то кто же будет терпеть такого яркого и неудобного человека, как Борис Березовский. Впрочем, все нынешние кадровые изменения действительно могут быть лишь прелюдией к осенним пертурбациям. Правда, если президент Путин все-таки решит начать экономический прорыв.



Партнеры