КАК ОБОШЛИСЬ С “ВРАЧАМИ-ВРЕДИТЕЛЯМИ”

18 мая 2000 в 00:00, просмотров: 1557

В марте прошлого года в Государственном научном центре социальной и судебной психиатрии им. В.П.Сербского разразился страшный скандал. Впервые в истории знаменитых "Серпов", славных своей неподкупностью и принципиальностью в вынесении диагнозов как матерым уголовникам, так и случайно оступившимся людям, за взятку в 5 тысяч долларов были арестованы двое врачей — Вадим Черный и Людмила Герус. Мы писали об этом подробно в материале "Сделайте меня идиотом!" ("МК" от 2.04.1999 г.). Центр "трясло" тогда еще очень долго: один за другим следовали обыски, допрашивались научные сотрудники. И вот на днях эта история наконец завершилась. Московский городской суд приговорил Вадима Черного к 8, а Людмилу Герус — к 5,5 года лишения свободы. Тамара Иванова всегда была хорошей матерью, и поэтому, когда ее единственного сына Толика арестовали за незаконное приобретение и ношение оружия (как уверяли в милиции, у 20-летнего студента-второкурсника оказался с собой самодельный пистолет-пулемет с глушителем. — Е.М.) и посадили в Бутырку, она сделала все, чтобы облегчить участь своему мальчику. Знающие люди посоветовали ей добиться обследования сына в Институте Сербского. Толя только недавно с большим трудом выбрался из секты, до этого у него были неоднократные суицидальные попытки плюс родовая травма — с таким "набором" его вполне могли признать невменяемым на момент совершения преступления. Срок ему "светил" небольшой — глядишь, и оставили бы парня дома под наблюдением районного психиатра. По решению суда Анатолия Иванова действительно направили в "Серпы". Через общих знакомых Тамара Ивановна вышла на Людмилу Герус, сотрудницу центра, работавшую в отделении пограничных состояний, а та познакомила ее с Вадимом Черным, научным сотрудником клинического отдела судебно-психиатрических экспертиз. Он-то, как уверяла Иванова на суде, и пообещал организовать ее сыну "правильный" диагноз за 5 тысяч долларов — эти деньги должны были делиться на всех членов медицинской комиссии. — Судя по всему, Черный просто "кусочничал" и ни с кем делиться не собирался, — считают сотрудники "Серпов". — Вадим Аркадьевич серьезно изучал криминалистику, к тому же был неплохим психиатром. Просмотрев принесенные ему документы, он сразу понял, что столь необходимый Ивановой диагноз ей поставят и так. И решил на этом заработать. — До последнего дня, пока шло следствие, Герус проходила по делу как свидетель, — говорит адвокат Галина Бодрова. — И только в самый последний момент, перед уходом дела в суд, ей предъявили обвинение во взятке. Во время следствия и уже позже, на суде, и Черный, и Иванова говорили, что Герус вообще здесь ни при чем. "Герус бы из этих денег ничего не перепало", — честно заявил Черный. "Людмила Викторовна нас только познакомила", — уверяла Тамара Иванова. Но в суде их доводы почему-то не захотели услышать, и в результате Герус вместо одной статьи вменили целых две: "подстрекательство к даче взятки" и "мошенничество". (Кстати, за взяточничество судят только должностных лиц, но ни Герус, ни Черный под это определение не подходили. — Е.М.) Все, что грозило Герус, — это обвинение в недонесении о готовящемся преступлении, а в новом УК наказание за это не предусмотрено. Но Людмилу, у которой на иждивении двое детей, при этом дочь — инвалид детства по зрению, и двое стариков, тоже инвалидов, приговорили к 5,5 года лишения свободы! — Я боюсь оставаться с отцом в одной квартире. Когда он выпьет, то становится просто невменяемым, — призналась Яна, дочь Людмилы Герус. 19-летняя девушка почти ничего не видит, она всю жизнь училась в специнтернате. Сейчас Яна получает пенсию в 279 рублей. — С тех пор как маму забрали в СИЗО, я живу у подруги, — продолжает Яна. — Брат тоже сбежал из дома, переехал к старенькой бабушке. Родители давно развелись, но нашу "двушку" разменять не удалось. Отец отказался уехать, он продолжал водить алкашей и гоняться за мамой с ножом... Егорка несколько раз просыпался от того, что его душил отец. Мы все втроем, с мамой, запирались в комнате и ждали, когда же он наконец утихомирится. Отец долбил в дверь ножом и кричал, что всех убьет. А однажды мы не выдержали и вызвали милицию... Против отца возбудили уголовное дело, и оно даже дошло до суда. За истязания и угрозу убийства (по таким статьям его судили) отцу дали... полгода условно. Оперуполномоченный УБЭП ГУВД, пришедший к Герус с обыском, не нашел в доме даже лишней табуретки, чтобы сесть и составить протокол. "У меня не сложилось впечатления, что там живет закоренелая преступница, — сказал он потом на суде. — Жуткая же нищета!" Недоумевают по поводу судебного решения в отношении Людмилы и друзья: "Она же всю жизнь работала на износ, ей одной пришлось детей поднимать. При этом защитила диссертацию! Вечно тощая — больше 42 килограммов никогда не набирала — носилась с одного дежурства на другое. И при этом абсолютно безотказный человек, и специалист хороший. Кто ни попросит — того и смотрела. И даже денег не брала, если знала, что у человека сложное материальное положение, — таких идиоток еще поискать надо! Вот из-за своей безотказности в итоге и пострадала. Но 5,5 года — не слишком ли много за обычную глупость?" Кстати, коллеги Людмилы Викторовны из Московской медицинской академии, где она проработала 18 лет, собрали несколько сот подписей в защиту Герус и направили в суд письмо с просьбой неформально отнестись к ее делу. Врачи академии, прекрасно знающие Людмилу не только по работе, всем миром собрали ей денег на хорошего адвоката. Но все оказалось напрасно... Тамара Иванова добилась для своего единственного сына всего, чего хотела. Ее мальчик уже давно на свободе. Недавно они переехали жить в другой город. Когда Людмилу Герус отправили в 6-й женский изолятор, ее бывший муж, едва очухавшись после очередного запоя, радостно осознал: теперь квартиру делить не надо.



Партнеры