ДЕМОГРАФИЯ: КОГДА РОДИТСЯ ПОСЛЕДНЯЯ ДАРЬЯ?

30 мая 2000 в 00:00, просмотров: 701

Есть в стране такой документ — Концепция национальной безопасности. Документ довольно свежий: Путин утвердил его 10 января. Откуда и что нам угрожает и как с этим бороться — казалось бы, все в этой важной бумаге прописано. Когда обсуждают Концепцию, обычно обращают внимание на ее военную часть. Или "террористическую". А между тем угрозы для России есть и на других фронтах. Начиная от семейного и заканчивая экологическим. О том, насколько сейчас серьезно положение с демографией, экологией и наркоманией в России, мы решили поговорить с экспертами. "Это будет похуже средневековой чумы" Игорь Васильевич Бестужев-Лада — образцовый семьянин. У него двое детей, двое внуков и двое правнуков. Их воспитание не помешало главе семейства стать академиком, профессором, доктором исторических наук и завсектором Института социологии РАН... — Сейчас много говорят о демографической катастрофе в России. Согласны ли вы с такой формулировкой? — Я бы сравнил ситуацию со средневековыми эпидемиями чумы и холеры. Или с "лихой годиной" после правления Бориса Годунова. Даже татаро-монгольское нашествие в этом отношении было менее ужасным. Вырождение идет со скоростью больше миллиона в год. Из тех, кто замужем и женаты, треть не имеет детей, а из оставшихся двух третей почти все имеют только одного ребенка. Три и больше — это уже экзотика. Для того чтобы родить троих, нужно быть цыганкой, верующей христианкой или алкоголичкой. В последнее десятилетие, когда жизнь резко изменилась, рождение ребенка — это похуже, чем строительство дачи или покупка машины. Связано это не только с экономикой, но и с переходом на городской образ жизни. В традиционных сельских семьях ребенок всегда был помощником, подросток — уже заместителем взрослого. Чем больше детей, тем сильнее была семья. А в городе ребенок уже не может быть помощником. Для этого надо вместе с ним работать, вести быт и отдыхать. В городе это сделать очень трудно... Геополитики считают, что в мире существует шесть типов цивилизаций. Из них две — Евроамериканская и Евроазийская — оказались в беде. На них обрушилось бедствие: подавляющее большинство людей потеряло потребность в детях. — Есть точка зрения, что, скажем, кавказские народы гораздо более плодовиты, чем этнические русские. Надо ли в связи с этим ожидать перераспределения этнического баланса в России? — Они не более плодовиты, просто у них только начинается переход к городскому образу жизни, только начинает разваливаться семья. А самое главное — у них очень высокая безработица. Вот они и идут сюда. Городского ребенка, да еще единственного, никто не пустит шпалы таскать. Только на престижную должность. А ведь в городе работы много, кто-то должен ее выполнять. Приезжают люди из другой цивилизации, и начинается мучительное притирание... А русский народ вымирает еще от алкоголизма и наркотиков. Возьмите деревню, посмотрите на русских мужиков... Приезжает туда кавказец. Он не пьет, он — работает. Он — завидный муж, но он ведь — кавказец... Во всех остальных цивилизациях два родителя в среднем производят четырех будущих родителей. Наша ситуация — два родителя растят в среднем одного будущего. И мои коллеги могут вычислить год, когда последний Иван женится на последней Марье, родят последнюю Дарью. А ей надо будет выходить замуж только за Ахмета. Других вариантов не будет. Это мучительный процесс формирования совершенно другого этноса. Мы же сейчас все тоже не киевские славяне. Где скифы? Их нет. Где сарматы? Их тоже нет. И русские, и украинцы, и чеченцы, и армяне, и белорусы обречены на то, чтобы в следующем веке образовать совершенно новую народность. У которого папа будет чеченец, мама — узбечка, дядя — русский, тетя — итальянка. — Как изменилась стабильность семьи? — Семья разваливается в прах. Она невыгодна для существования. Противоестественная ситуация: в городах человеку проще прожить в одиночку. Семью разрушают сейчас четыре дракона. Наркотики и алкоголизм — раз. В каждой пятой семье муж алкоголик или горький пьяница. Второе — тяжелое материальное положение. Третье — бытовой паразитизм. Раньше было деление на мужские и женские обязанности. А сейчас какие обязанности у мужчин? Кто-то паразита терпит. Кто-то все чаще говорит "нет": "Я лучше буду любовницей, в ресторан сходим, в кино... А штопать тебе носки — зачем?" Четвертый дракон — бытовое хамство. Никак не договорятся: кто в семье главный. Вот эти четыре обстоятельства довели сейчас количество разводов почти до количества заключенных браков. — Говорят, традиционная семья в принципе изживает себя как институт... — Да, она изменилась. Люди сознательно отодвигают вступление в брак. Сейчас в 25 лет две трети россиян не замужем и не женаты. Потому что нет квартиры, обстановки... Постепенно мы перейдем к положению, которое называется грубым словом "сожительство". Большинство молодых людей сейчас так и живет. Но семья обязательно должна быть. Если мы расстанемся с семьей, мы расстанемся с человечеством. — Насколько больше детей, чем, скажем, десять лет назад, попадает сейчас в детские дома? И насколько велика вероятность, что бывший беспризорник или выпускник детдома создаст нормальную семью? — В детских домах сейчас находятся сотни тысяч детей. Как после Великой Отечественной. Но в отличие от тех лет это дети с живыми родителями. Причем из семей, где главный порок — пьянство. Если ты восемь лет пропьянствуешь, тебе гарантировано ущербное потомство. А беспризорников вообще миллионы. Возьмем, например, такой факт: у нас около 40 миллионов детей школьного возраста, от 6 до 18 лет. Так вот, из этих 40 миллионов один миллион бросили школу. Горький опыт показывает, что человек, лишенный в первые три года контактов с матерью и выросший вне семьи, — это искусственный человек. Какой-то процент из них создает семью, но большинство этого сделать не способно. Не потому, что они — плохие, а потому, что таков социально-идеологический механизм. — Каков ваш прогноз на демографическую ситуацию в ближайшие 10 лет и на состояние семьи? — Я принадлежу к научной школе, которая отрицает предсказания. Потому что все зависит от управления. Можно начиная со следующего года обязать всех женщин рожать детей. И теоретически мы можем этого добиться. Весь вопрос в цене. Это будет бесчеловечное общество, где будет запрет абортов, дула автоматов, концлагеря... У меня есть своя теория, которая на первый взгляд выглядит достаточно смешно. Есть три разновидности женщин. Один тип, небольшой — полтора десятка процентов — это женщины, которые целиком ложатся на алтарь Отечества, сплошные Лаховы. Их не может быть много, но без них цивилизация обеднена. Они ни в чем не уступают мужчинам, наоборот, во многом их превосходят. Второй тип — женщина, которая сначала бежит через весь город на работу, а едва добежав, сразу звонит домой, чтобы узнать, как там ее ребенок. Таких я называю двуглавыми орлицами. Третий тип — согласно соцопросам, примерно четверть — женщины, которые готовы были бы завести от трех до шести детей. Если бы это произошло, демографическая ситуация была бы исправлена. Как этого можно достичь? Выработать такой алгоритм: женщина, едва забеременев, сразу должна получать полугодовой санитарно-курортный режим. Никакого тяжелого труда, никакого огорчения. Чем больше ты ее огорчаешь, тем больше будет дебилов. Потом ей нужно еще три года декретного отпуска со средней зарплатой. Три года — это вроде военной службы. Иначе, если она не будет проводить хотя бы полдня с ребенком, гладить его по голове, разговаривать с ним, — вырастет ущербный человек. Затем женщине нужно дать еще лет десять с половинным рабочим днем и полной зарплатой. Нужно завалить ее таким количеством денег, чтобы все остальные вытаращили глаза и смотрели на нее с завистью. Сразу появляется вопрос: а где взять деньги? Там же, где они берутся на выборы и на ведение войны в Чечне. Просто надо понять, что демографический кризис — это штука посильнее "Фауста" Гете. Из досье "МК". В январе—феврале этого года в России родилось 197,7 тысячи человек, умерло — 391,7 тысячи. За тот же период на 110,9 тысячи браков пришлось 97,4 тысячи разводов. Число воспитанников детских домов с 1992 по 1997 год выросло на 27700 человек (с 39600 до 67300).



Партнеры