КОНЕЦ ВСЕМИРНОЙ ИСТОРИИ

6 июня 2000 в 00:00, просмотров: 568

На прошлой неделе завершилась история, с одной стороны совершенно обыкновенная. С другой — история, в которой отразилось так много проблем нынешнего состояния России, что она может быть образцовым учебным пособием — как работает экономика в нашем государстве. И обыкновенность такой истории (необычным является только колоссальный объем финансовых средств, стоявших на кону) делает это пособие особенно грустным. Но — к делу: на прошлой неделе банк "Империал" возобновил свою работу. В свое время, году в 97—98-м, либералы в правительстве очень много говорили о том, что должен начать действовать Закон о банкротстве. Цитировалась знаменитая статья в одном из американских журналов: "Как может развиваться экономика России, если за шесть лет реформ в ней было обанкрочено меньше предприятий, чем в США на прошлой неделе?". Огромное количество предприятий переводили ресурсы, средства, деньги, производя нечто такое, что не нужно было никому. В землю буквально зарывались многомиллионные кредиты. Один Западно-Сибирский металлургический комбинат потопил несколько коммерческих банков, которые кредитовали его в общей сумме на сотни миллионов долларов. Но в России все получается как всегда. Созданная законодательная база по банкротству, которая, по идее, была нацелена на возвращение долгов банкрота, стала великолепным инструментом для передела собственности. Огромному банку можно предъявить претензии буквально на копейки, сделать его банкротом, протолкнуть туда своего "временного управляющего" и расправиться с его активами. Правда, если у тебя есть прикрытие в судах, в местных управлениях ЦБ. Но когда речь идет о крупном куше, добиться этого не представляет большого труда. В случаях с банками воровская сущность нашего законодательства о банкротстве видна особенно четко. "Империал" наверняка помнят многие. Мини-художественные кинофильмы из жизни Суворова, Тамерлана или Александра II вошли в жизнь чуть ли не крылатыми фразами: "До первой звезды..." или "Кормить надо, вот и не улетят..." "Империал", тративший колоссальные деньги на съемки своих роликов, какое-то время мог себе позволить такую роскошь. По многим позициям это был третий банк в России. Его дневной оборот составлял более 100 млн. долларов. Активы "Империала" достигали 850 млн. долларов. Его клиентами были: Минэнерго, Минсельхозпрод, "Газпром". 90 процентов финансовых потоков "ЛУКойла" шли через "создателя "Всемирной истории". Но все рухнуло в один момент. Крупнейшие клиенты, по совместительству акционеры — "Газпром" и "ЛУКойл", — заподозрили руководство банка во главе с Сергеем Родионовым в разбазаривании средств. Проще говоря, в воровстве. Снять руководителя акционерного общества всегда непросто: у него много рычагов давления на акционеров. Но летом 98-го им это удалось. Родионов, сбегая в Люксембург, где он позже возглавил банк "Ист Вест Юнайтед", он решил максимально затянуть ситуацию, пытаясь заставить "ЛУКойл" считаться с собой. К тому же, как говорят, надо было усложнить жизнь новым управляющим, чтобы они не успели разобраться во всех "наворотах" предыдущего президента. Во многом благодаря его интригам у "Империала", под шумок кризиса, по формальным критериям отзывают лицензию. ЦБ успел это сделать — несмотря на то, что в этот момент никак не мог разобраться с СБС, "Мостом" и прочими "системообразующими" банками, которые требовали немедленных финансовых вливаний. Но игра Родионова и его друзей из разных правительственных и неправительственных организаций продолжалась недолго. Кризис выбил из седла все прежнее руководство ЦБ, и огромный кусок собственности (до сих пор активы "Империала" превышают пассивы на 250 млн. долларов!) оказался практически без присмотра в бурном море отечественного бизнеса. Крупнейшими кредиторами банка являются госструктуры, входящие в Минтоп. Задолженность "Империала" Минтопу составляет около 150 млн. долларов. Соответственно, минтоповские структуры должны "Империалу" около 300. Одним из крупнейших кредиторов является подведомственная министерству компания "Зарубежнефть", которую возглавляет тезка известного клоуна Олег Попов. Вклады государственной "Зарубежнефти" на счетах банка составляли аж 114 млн. долларов США. Хочется подчеркнуть: 114 миллионов государственных долларов, которые должны быть возвращены в бюджет. И каким-то образом перевести эти доллары из государственных в чьи-то личные можно, только пока банк считается банкротом и его активы можно продавать. Впрочем, "распиливать" в данном случае можно было не только миллионы "Зарубежнефти", но и деньги других государственных нефтяных компаний, так или иначе подчиняющихся Минтопу. Поэтому, чтобы объявить банк банкротом, было очень много охотников. "Империал" признали банкротом уже после отзыва лицензии по иску в 220 тысяч рублей. Для миллиардного банка сумма просто смешная. Но тем не менее факт есть факт: в банк был назначен новый управляющий. Собрание кредиторов с подачи представителей "Зарубежнефти" и Минтопа назначило временным управляющим некоего Медведева. Потом Виктор Геращенко практически назовет его жуликом. Но Медведев совсем не жулик. Он человек, который выполняет определенную работу. "Зарубежнефть" представляет международная юридическая компания во главе с Алексеем Корнеевым. Медведев — его однокашник. И задачи временного управляющего вовсе не сводятся к тому, чтобы просто так, бездарно пропустить сквозь пальцы многомиллионные ресурсы, которые волею судеб оказались у него в руках. Именно Минтопу и его структурам "Империал" был должен больше всех. Казалось бы, минтоповцы должны были быть больше других заинтересованы в том, чтобы банк возобновил работу и начал возвращать деньги. Представители Минтопа сначала проголосовали за Медведева, а потом начали помогать ему выбивать деньги из должников, тоже входящих в систему министерства. "Империалу" были должны вполне живые нефтяные компании: "Роснефть", "Севернефть", "Ритэк" и другие. С помощью чиновников из министерства должники начали возвращать деньги в банк. Но из 10 млн. долларов, возвращенных нефтяными компаниями, 2,5 миллиона стабильно уходили в структуры, консультирующие "временного управляющего". Незачем говорить, что все эти структуры так или иначе связаны с Алексеем Корнеевым, протолкнувшим Медведева в управляющие. Из каждых 25 млн. рублей, выплаченных в качестве зарплат сотрудникам временной администрации, — 20 миллионов шли в те же самые корнеевские структуры. Медведев даже разместился в офисе все того же Корнеева. Все это было бы невозможно, если бы руководство Минтопа хотя бы делало вид, что следит за действиями "Зарубежнефти". Для парочки Попов—Корнеев "Империал" был вовсе не единственной мухой, попавшейся в их сети. Точно по такой же схеме ими был обанкрочен банк "БАРН" (дело вела, кстати судья Арбитражного суда Самохвалова, она же занималась и "Империалом"). Точно так же они пытаются вытянуть все соки из банка "Восток-Запад". В случае с "Империалом" все бы тоже закончилось очень просто: все ликвидные авуары банка были бы проданы. Большая часть вырученных денег ушла бы за консультации в нужные фирмы. В итоге от "Империала" осталась бы одна кожура с долгами. Но в возрождении банка были заинтересованы слишком сильные игроки, прежде всего "ЛУКойл". Дарить какому-то собственные деньги они не захотели. Начались бесконечные тяжбы, где в принципе закон с самого начала практически однозначно был на стороне восстановления деятельности банка. Виктор Геращенко даже поставил резолюцию: отменить приказ об отзыве лицензии. Поставил резолюцию и уехал. А его подчиненные почему-то выпустили распоряжение не об отмене прошлого приказа, а о его приостановлении. Ошиблись, наверное. Ясно, что в таких условиях каждый день временного управления — это живые деньги для структур, назначивших временного управляющего. Судебные процессы начали откладываться. То бомбу подложат, то еще что-то. Банкротство стало чрезвычайно выгодным бизнесом. Вершиной которого стало распоряжение одного из заместителей управления ЦБ по Москве Муравлева, который на полгода остановил деятельность "Империала" по заявлению некоего частного вкладчика, который прикупил у кого-то часть долга и вместо суда направил заявление этому самому Муравлеву. По бумаге Муравлева Медведев мог распоряжаться активами как хотел. Естественно, никто не сможет доказать, что Муравлев был в чем-то заинтересован. Но в том, что он сыграл на стороне вовсе не кредиторов, — совершенно понятно. Драка вокруг "Империала" изобилует просто детективными сюжетами. Но судебные разбирательства завершены. "Империал" снова начал работать. В этом деле выяснились все самые больные места нашей экономики. Главная из них — государственные структуры имеют слишком много возможностей контролировать бизнес. Но все бы ничего, если бы руководство "Зарубежнефти" не имело соблазна перевести деньги, причитающиеся компании, на счета каких-то частных фирм. Раз государственное — значит, ничье. Значит, можно разорить банк, угробить средств на сотни миллионов, чтобы получить пару миллионов своих. Беспредел судей, которые вовсе не блещут бескорыстием, просто поражает. В руках у ни за что не отвечающего человека оказывается собственность на сотни миллионов долларов. И он может передать ее, по сути, по любому адресу. О чиновниках ЦБ, которые ловко манипулируют законами, постановлениями и даже прямые приказы собственного шефа переделывают на прямо противоположные, и говорить не приходится. По сути, в их руках находится абсолютная власть над всей банковской системой. А законы? Можно подговорить любого гражданина якобы купить часть долга банка — тысяч сто, подать иск в суд, и при нужном судье предприятие с огромными оборотами объявляется банкротом. И то, что предприятия, которым банк должен в тысячи раз больше, просят его не банкротить, может вовсе никак не учитываться. Особо хочется отметить роль Министерства топлива и энергетики. С таким мастерством работать на разворовывание государственных средств не могло бы никакое ЦРУ. Выбивать средства из своих структур, чтобы переводить их на счета структур какого-то дяди, — высший класс! Президент Путин, отстранив от должности Виктора Калюжного, при котором эта система достигла какого-то потрясающего уровня эффективности, всего неделю мог чувствовать себя победителем. Через неделю его убедили назначить Виктора Калюжного спецпредставителем по Каспию в ранге замминистра иностранных дел. Знаете, почему "в ранге замминистра", а не просто замминистра, как предполагалось вначале? Потому что просто замминистра имеет доступ ко всем шифровкам, а руководство МИДа не доверяет Калюжному. Что тут скажешь? Сейчас в Администрации Президента провозглашен главный курс: либерализация и прорыв в экономике. Судя по делу "Империала", это главная задача. Судя по новому назначению Калюжного — она абсолютно недостижима. Противоречие между необходимостью либерализовать экономику и интересами крупных монополистов, которые приватизировали власть, и есть главное противоречие эпохи. Решить его — гораздо труднее, чем назначить семь федеральных генерал-губернаторов.



Партнеры