ОСТРОВ БЕЗНАДЕГИ

9 июня 2000 в 00:00, просмотров: 197

Отряд спецподразделения милиции Сокольнического района высаживает дверь. Одновременно в окна запрыгивает десант "бритых затылков". Их накачанные торсы отсвечивают голдой и татуировками. "Абордаж" удачен — осажденные визжат и мечутся. Начинается "избиение младенцев" и их воспитательниц. Под натиском дюжих молодцев в погонах дверь наконец выламывается. "Преступников" сажают в "уазик" и увозят в отделение. А Александра Огородникова, только подошедшего к месту событий, наоборот, заталкивают внутрь. Расположившиеся в доме братки шугают его как положено: замочим-зароем, лучше уступи... Тут происходит непредвиденное — прибывает наряд милиции. Не местной, а городской. Позже выяснится, что кто-то из ранее арестованных умудрился набрать "02". Застукав братков в момент допроса с пристрастием, муниципалы заметают всех, в том числе и жертву, в 22-е отделение милиции Москвы. Далее следует "базар" бандитов и ментов. Через 5 минут "быки" горделиво выплывают из дверей оплота правопорядка. Все объяснения, формальности с протоколом — прерогатива пострадавшего. Который, едва покинув казенное помещение, натыкается на своих блатных визави. Они волокут его к машине... Тем временем дети и их воспитатели, вернувшись в разгромленный дом, поднимают тревогу. Сообщение о вопиющем нарушении прав человека обходит телетайпы мира. К месту расправы спешат офицер по защите прав человека при посольстве США в России Б.Вебер и три дамы, представительницы итальянской католической общины Св. Эгидия. Американец остается с детьми, а итальянки едут выручать Александра. И поспевают вовремя: подзащитного как раз запихивают в джип. Дамы, уже наученные горьким опытом, быстро предъявляют бандитам документы, грозят международной оглаской. Те нехотя выпускают добычу. За жанровой сценкой не без удовольствия следят из окошек сотрудники отделения. Но это еще не все. "Быки" держат свой путь не куда-нибудь, а снова к дому. И берут в заложники девчонок и американского дипломата. Последнему удается выбросить из окна записку. Собравшиеся внизу снова звонят по "02". Но люди в форме, которые "всех берегут", приезжают спустя... 4 часа. К этому времени на месте трагедии давно находятся члены Европейской комиссии по правам человека под предводительством Жака Дюбуа, телевизионщики и пресса... Но героической милиции все по барабану: никто и не думает арестовывать террористов. Благо те уже отпустили заложников и с независимым видом слоняются вокруг. У братков не проверяют удостоверения личности даже после того, как следственная группа фиксирует взлом и выемку документов. Уголовное дело прикрыто, нападавшие "мистеры X" без труда сохраняют инкогнито. Ни гематомы и ушибы девочек, ни сотрясение мозга воспитательницы не явились поводом для расследования. Думаете, очередной бездарный боевик или диссидентская байка с элементами футуризма? Ни то и ни другое. Реальная история. Время действия — 11 августа 1997 г., место действия — Москва, Попов проезд, д. 2., стр. 1. По этому адресу в "нежилом помещении" уже 5-й год обитает Христианский детский (быв. девичий) центр-приют "Остров надежды". А как хорошо все начиналось! В 1995 г. на базе благотворительной столовой партия ХДС решила организовать приют для беспризорных детей. "Понимаете, столовая была для взрослых. Но вскоре стали приходить голодные дети. Сил не было смотреть, насколько они заброшены, никому не нужны", — вспоминает председатель ХДС в России, директор приюта Александр Огородников. Наравне с другими соискателями он участвовал в аукционе недвижимости. И выиграл лот в виде 2-го и 3-го этажей здания в Поповом проезде. С правом аренды до 2002 г. Факт покупки был официально признан постановлением правительства Москвы за №67 от 24 января 1995 г. Правда, в документе дом назвали памятником архитектуры. Но тогда никто не придал этому особенного значения. Было даже забавно вдохнуть жизнь в бывший особняк московского генерал-губернатора. Приют обустроился быстро. Благо опыт по этой части у Александра уже имелся: подобный дом еще несколько лет назад был организован им в Питере. Как и в городе на Неве, в московском "Острове надежды" собирались самые неприкаянные. Дети-беженцы из Абхазии, Грузии, Таджикистана, Киргизии... Многие пережили войну или гонения на национально-религиозной почве, потеряли близких. У большинства не осталось ни единой родной души, ни кола ни двора. Довольно много проституток. Часто приходят беременные или с новорожденными грудничками. В 1996 году у приютских состоялась эпохальная встреча не с кем-нибудь, а с президентом США Биллом Клинтоном. Во время своего российского визита державный саксофонист перекроил программу пребывания и посетил в "Рэдиссон-Славянской" выставку рисунков приюта "Остров надежды". Пообщавшись с Огородниковым и его питомицами полчаса, американский глава так раздухарился, что в заключение разговора, уже на выходе, вскинул вверх сжатый кулак и страстно воскликнул: "Я сделаю для вас все возможное!" Справедливости ради, нужно отметить, что приют действительно активно сотрудничает с посольством США в России. Раскладные кресла, диваны, другие необходимые вещи — дары американцев нашим обездоленным детям. К сожалению, в своем отечестве христианский центр встретил гораздо меньше понимания... В середине 1995 г. Госкомимущество сделало Александру Огородникову лестное предложение: "Давайте, — сказали душевные люди, — расторгнем с вами существующий договор и заключим новый — на все три этажа здания. Вы же знаете, на 1-м этаже освободилась площадь, которую занимал магазин". Конечно, Александр согласился. Начал планировать — сколько мест для юных бродяжек можно разместить на дополнительном этаже. Старый договор был расторгнут. А вот в новом Огородникову и его приюту было категорически отказано. "Вы не провели в здании ремонта. Оно находится в аварийном состоянии!" — благородно негодуя, отчитывали Александра чиновники. Дело в том, что дом, представляющий из себя архитектурную реликвию, состоит на балансе ДЭЗа. Для того чтобы начать "эксплуатировать строение" вовсю, нужно передать его Управлению охраны памятников. Александр Огородников бьется с переводом уже 5 лет, и никакого сдвига. Ни письма, ни личные визиты руководителя ХДС и директора благотворительного общества не могут поколебать железной дэзовской хватки и пофигизма Управления. А пока исторический особняк официально не передан ревнителям старины, приют не имеет права даже гвоздик в стенку забить, не говоря уже о капремонте. Хотя, конечно, свет, воду, отопление и прочие элементарные удобства в "неприкосновенном" доме все же сделали: нельзя же держать детей в сарае. Но не больше, опасаясь санкций архитекторов. Долгое время "островитяне" недоумевали по поводу "непристраиваемости" дома, уже ставшего для них родным. Пока не уразумели простую истину: если зданием манипулируют — значит, оно кому-нибудь нужно. Весь приют сумел убедиться в этом 15 мая 1997 года. Тогда его пришли арестовывать в первый раз. События развивались по схеме, описанной в начале материала, исключая блатные нюансы. У проходящей реабилитацию молодой женщины с большим сроком беременности тогда начались преждевременные роды... Об "акции" много писали в зарубежной прессе. Европейский парламент вынес резолюцию, осуждающую негуманное поведение милиции и призывающую власти города пойти навстречу "Острову надежды". Но до Бога высоко, до Совета Европы далеко. 11 августа в приют нагрянули вышеописанные "объединенные бригады" братков и ментов... Не прошло и года, как мэрия тоже отреагировала на призыв объединенной Европы: 30 июня 1998 г. вышло постановление правительства Москвы №500 "Об отмене постановления №67..." И тут, как говорится, "понеслась". Госкомимущество прозрачно намекало, что на "товар" давно имеется купец — некое ЗАО "Стрелец-Альянс". Приют стали изводить санитарно-медицинские инспекции и комиссии по делам несовершеннолетних. Те пеняли Огородникову: почему не делаете капремонт?! Даже у Министерства юстиции нашлись претензии к "Острову". Лишь РПЦ в лице управляющего делами Московской Патриархии митрополита Солнечногорского о. Сергия поддержала благотворительность ХДС и благословила деятельность "Острова надежды". 31 июля этого же года Москомимущество вынесло постановление о продаже "нежилого дома площадью 905,3 кв. м. ЗАО "Стрелец-Альянс". Интересная деталь: руководство сей достойной фирмы очень тщательно "шифруется". Настолько хорошо, что до сих пор Александру так и не удалось взглянуть на него хотя бы одним глазком. В жизни приюта начался процессуальный период. "Остров надежды" и Москомимущество перманентно подают друг на друга в суд: первые — за понуждение к заключению договора, вторые — ради немедленного выселения детей из "нежилого дома". Последний на текущий момент иск Огородникова будет рассматриваться в Преображенском районном суде 12 сентября с.г. По закону выселять христианский центр до решения суда нельзя. Но общеизвестно, что закон писан не для всех... 24 апреля с.г. власть имущие сделали "ход конем". Префектура ВАО прислала в приют комиссию для проверки мер пожарной безопасности. Прямо как гаишник на дороге: есть аптечка — покажи огнетушитель... Обнаружив массу нарушений, суровые борцы с огнем дали "островитянам" две недели — "исправиться". Причем среди предъявленных центру нормальных требований, как-то: развешивание на лестничных площадках табличек с надписями "Выход" или перезарядка огнетушителей, — там фигурировали и заведомо невыполнимые: пропитка всех стен огнеупорным составом и установка по периметру крыши высокого бордюра. Почему это невозможно в доме-памятнике, см. выше. Поэтому 15 мая и.о. префекта г-н Алексеев А.А. с легким сердцем предписал "принять меры в связи с крайне неблагоприятной противопожарной безопасностью". "Отметилась" в "Острове надежды" и Прокуратура РФ. Старший советник юстиции, преображенский районный прокурор г-н В.А.Иванов в ходе своей инспекции пришел к общему выводу: Александр Огородников занимается не своим делом. Да и вообще, в уставе его организации "не предусмотрено содержание детей, оставшихся без попечения родителей". Интересно, куда прятал глаза прокурор при проверке документации, — ведь в уставе, зарегистрированном в Московской регистрационной палате, содержится пункт: "Создавать приют-убежище для оказания экстренной социальной, медицинской и психологической помощи детям, оставшимся на улице". Еще конкретнее выразилась пом. преображенского прокурора г-жа Мещерякова: "Ваши дети — ваши проблемы". Вероятно, для умножения оных (проблем) прокуратура пришла к следующему умозаключению: "организовать проверки сотрудниками ОВД в указанном центре... не реже 2 раз в день, организовать приближение маршрута патрулирования силами ГНР к центру". Надо же, даже маршруты не поленились изменить ради поимки столь махровых преступников. На практике, конечно, шмонать христианский центр приезжают значительно реже — раз-два в неделю. И дипломатично ждут, пока дети смоются через черный ход. Самое интересное, что в "бездомный" центр ХДС без конца идут официальные запросы с просьбой взять бездомных детей в приют. Глядя на толстую папку, я наивно спрашиваю: "Неужели все вам?" — "Да это только за последние месяцы, — отвечают. — Всего-то запросов — около тысячи". Районные управы "Царицыно", "Марьино", "Чертаново Южное", посольство Молдовы, мэрия Москвы... Еще больше писем — от милицейских чинов, начальников ОВД "Дорогомилово", "Жулебино" и пр., ЛОВД "Москва-Курская", "Москва-Октябрьская"... Каким же свинцовым цинизмом нужно заплыть, чтобы одновременно гнобить центр и регулярно адресовать ему просьбы! Александра больше всего донимает даже не затянувшаяся тяжба: его нервы закалились во время 9-летней отсидки сначала в Мордовии, затем в пермской "колонии смертников". (Отбывал, разумеется, в советские годы за христианские убеждения.) Больше всего Огородников и его единомышленники досадуют на то, что чиновничьи "палки в колесах" не дают "Острову" работать так, как мечтается. Ведь и средства есть, и даже волонтеры — немецкие студенты. У ХДС прекрасные планы: устроить под Москвой детскую деревню, большой реабилитационный центр с собственным хозяйством. Но пока им не дают даже отремонтировать свой дом. Сейчас на "Острове" живет 24 человека. Из них 4 взрослых, остальные — несовершеннолетние. Питерский центр, 35—40 человек, теперь работает в Ленинградской области. "Там у них дом уже оттяпали", — говорит Александр. Не нужно объяснять, насколько трудна и благородна стезя, выбранная Огородниковым. Возьмите "Педагогическую поэму" и прибавьте туда криминальные заморочки нашего "нового" мира. Однажды, к примеру, дружки бывшей проститутки стукнули Александра сзади колуном по голове. Спасло чудо: в момент замаха топор слетел с деревянного основания... За 10 лет существования христианских центров ХДС вернулось к жизни около 2000 человек. Неужели для лиц и организаций, столь эффективно занимающихся благотворительностью, нет никаких юридических послаблений? "Почему же, есть, — отвечает Александр. — Существует совет благотворительности при мэрии, он выдает паспорта благотворительности". Ясно, что "Острову надежды" не видать этого сертификата, пока у него есть чем поживиться: 3-этажный дом миллионов стоит... Свет не без добрых людей. Центру "Остров надежды" безо всякого паспорта, просто от души, помогали: Д.Лихачев, Р.Быков, А.Карпов, Ю.Башмет, Д.Харатьян, В.Комиссаров, Ю.Щекочихин и даже В.Жириновский. Но если вчитаться в смысл народной мудрости, тогда страшно. "Не без добрых" — как исключение...



    Партнеры