БОЙТЕСЬ ЛУКАШЕНКОВ, ДАРЫ ПРИНОСЯЩИХ

10 июня 2000 в 00:00, просмотров: 550

«Беловежская пуща", отрешенная от России и ставшая зарубежным государством, в начале девяностых годов для российского обывателя незаметно перестала быть олицетворением только партизанских лесов. Независимая Белоруссия однажды явилась восточным братьям славянам и как страна недорогих, весьма престижных и легко обретаемых иномарок. Сначала неслыханно повезло белорусам: отродясь не производившая легковых автомобилей страна настежь открыла границы мировому автопрому. Причем на ввозимые иномарки установили таможенные пошлины, которые справедливо вызывали у белорусов радостную улыбку, а у россиян — черную зависть. Вскоре, а точнее — в 1995 году, с отменой таможенного контроля, "белорусское чудо" явилось и россиянам: нашенская Госавтоинспекция разрешила соотечественникам регистрировать приобретенные в Белоруссии автомобили без оплаты таможенных пошлин. Мол, нет между нами таможенных границ — нет и дополнительной обдираловки. И Россию немедленно потряс "белорусский автобум": тачкам на любой вкус и цвет нашлось немало товарищей. Но... недолго музыка играла. Отчизна, сделавшая красивый жест, тотчас же подтвердила известную украинскую поговорку "дешева рыбка та погана юшка". Ибо учинила такую процедуру регистрации в ГАИ "белорусских иномарок", на которую у каждого новоиспеченного владельца заморского автомобиля уходило времени, нервов и сил аккурат на стоимость сэкономленных на растаможке средств. Демонстрируя полное недоверие к "белорусским братьям", ГАИ взялась ставить их автомобили исключительно на временный учет. И соглашалась регистрировать их на "постоянку" лишь после получения депеши из белорусского ГАИ: мол, действительно такой автомобиль был зарегистрирован где-нибудь в Гродно или Минске, а ныне с учета снят. Тем временем ни продать, ни завещать, ни подарить "белорусскую иномарку" ее российскому владельцу права не было дано. Понятно, что первыми влипли перегонщики-продавцы, ибо получение подтверждения из Белоруссии могло идти едва ли не годами, и предназначенная для продажи тачка благополучно гнила в гараже. Более того, долгожданные депеши из Белоруссии своим содержанием радовали далеко не каждого российского автовладельца, ибо все чаще соседнее государство отвечало на запросы российской ГАИ предельно лаконично: извиняйте, автомобиль такой-то "на учете никогда не стоял...". К 1997 году милицейская статистика начала приводить в ужас: едва ли не большая часть всех привезенных в Россию автомобилей в Республике Беларусь вообще не регистрировалась, ибо предназначалась для жадного до дешевизны российского лоха. И действительно, выведенная коммунистами популяция доверчивых граждан охотно, смакуя удачу, скупала все что ни попадя по... поддельным документам, с перебитыми номерами. Доподлинно не известно, впрочем, знал ли российский покупатель об этом или только догадывался. Или просто не желал знать. Ведь, по правде сказать, не его головной болью была такая забота. Ибо он, будучи добросовестным приобретателем, покупал машину не "в прачечной за углом", получал справку-счет не в отделе сбыта Управления воровской малины, а в магазине, имеющем лицензию. И не его печалью была проблема выяснять, не перебиты ли номера агрегатов автомобиля и настоящая ли справка-счет? А далее каждого облапошенного собственной скаредностью гражданина ждала увлекательная процедура в отделении милиции, в результате которой он, к счастью, признавался невиновным в совершении преступления. То есть не угонял, не подделывал, не перебивал и таможню не обманывал... Милиционеры торжественно вручали невинно пострадавшему постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, на основании которого автомобиль не слишком правомерно ставился в ГАИ на постоянный учет! Таким незамысловатым способом весьма непринужденно обходились таможенные барьеры... Так поступали все. Даже сотрудники ОВД, таможни и другие "народные подмастерья". Утверждают, что самому элегантному депутату Государственной Думы супруг-бизнесмен подарил такой же по-белорусски левый автомобиль. Иначе говоря, не брезговали процедурой и власти предержащие. Взявшись за голову, в 1998 году органы внутренних дел активно начали "лавочку" прикрывать. Вначале отделы ГАИ прекратили регистрировать автомобили по постановлениям об отказе в возбуждении уголовного дела, вынесенным ОВД, а затем и суды перестали принимать решения, обязывающие ГАИ регистрировать автомобили "от батьки Лукашенко". А затем вышеназванные инстанции, озверев от беспредела, и вовсе отменили все ранее принятые решения. Это был шок... Ровно год назад в дело внедрилась и таможня. И к условию иметь положительный ответ из Белоруссии добавилось еще и требование получить паспорт транспортного средства в... таможне. А та, выстроив к себе за ПТС очередь законопослушных граждан, начала ставить всех поголовно на счетчик немыслимых по размеру таможенных пошлин. И никто из сограждан так и не понял, с какого, собственно, перепуга они виновны и перед таможней, ведь их автомобили, как ни крути, приобретались на территории таможенного союза. И тысячи мелких халявщиков, как оказалось, ради иллюзорной экономии купивших по дешевке белорусские иномарки, попали по-крупному. Оставаясь, с одной стороны, законопослушными гражданами великой державы, смотрящими на мир честными глазами, стали, с другой, — едва ли не матерыми уголовниками. К середине минувшего года клубок противоречивых проблем раскрутился до конца: существенная часть ввезенных из Белоруссии в Россию автомобилей оказалась в розыске. Интерес к ним начали проявлять и Интерпол, и Управление по борьбе с экономическими преступлениями, и Управление по борьбе с организованной преступностью, и прокуратура, и... В одночасье на голову владельца "белорусского чуда" обрушился весь набор российских кодексов — от таможенного до уголовного. ...Сегодня по российским дорогам ходят пешком или — если повезло — робко передвигаются на колесах десятки тысяч горемык, позарившихся на дармовщину. Что с ней делать, не знают ни они, ни власти. Последние, в лице ГИБДД, для весьма приближенных по-прежнему регистрируют "белорусский криминал" временно, менее приближенным регистрацию уже не продлевают, у самых чужих отбирают документы и регистрационные знаки, а у качающих конституционные права — даже машину. ...Правоведы считают, что политика государства в отношении владельцев таких машин не просто неправомерна по закону, ибо ограничивает права собственника, — она порочна и по логике, ибо ответственность за организованный бардак государственные мужи лихо взгромоздили на плечи своих верноподданных. Тем же, у кого еще не остужен пыл для неравной борьбы, остается лишь тщательно собирать на свой "не помнящий родства" автомобиль подробное "досье" с его историей: откуда взялся, где, за кем и на каком основании был зарегистрирован. Между делом поклониться экспертно-криминалистическому отделу (ЭКО) ГУВД с нижайшей просьбой установить: не перебиты ли номера агрегатов. А полученный акт ЭКО хранить под подушкой пуще кредитной карточки. И заодно — обивать пороги ГИБДД: мол, ознакомьте, гражданин начальник, с материалами дела, затрагивающими мои интересы. И не бояться, если хитро сощурившийся следователь ОВД сквозь клубы табачного дыма пригрозит лишить автомобиля. Ибо, если факт недобросовестности владельца он не установил, лишить права собственности может только наш "самый гуманный" в мире суд. Или ждать второго пришествия батьки Лукашенко? С повинной...





Партнеры