КРАХ ДЕРЕВНИ БУДУЩЕГО

8 июля 2000 в 00:00, просмотров: 279

В экономике существует такой закон: якобы если предприятие, отрасль или даже целую страну оставить в покое на некоторое время, просто не дергать, не управлять и ни в коем случае не пытаться регулировать, то все само собой наладится в лучшем виде. Но, увы, россиянам этот закон все никак не удается проверить на практике. Нас реформируют, реформируют — и все без толку. Господи, за что ж ты так Россию-то?! Может, мы какие ущербные? "Да нет, люди вы, в сущности, неплохие, но эта ваша страсть к экспериментам..." — мог бы ответить Господь. И со смехом указать перстом с небес в сторону неприметной деревушки Шалочь, затерянной среди вологодских болот. Если машина не завязнет в болотной жиже и все-таки преодолеет 30 километров бездорожья, вы будете вознаграждены сполна экзотической картиной. Шалочь напоминает брошенную лунную колонию. Над крышами изб и в огородах топорщатся пластиковые щиты солнечных батарей и лопасти ветрогенераторов. И абсолютная тишина — лишь изредка скрипнет колодезный журавль да ветерок звякнет полуоторванной от крайнего дома табличкой. "Проспект Наследников" — значится на той табличке. В память о тех временах, когда Шалочь подверглась грандиозному эксперименту под названием "Деревня будущего". "К нам сюда даже из самой Австралии приезжали — хотели на "деревню будущего" посмотреть. А увидели всю эту тряхомудию бесполезную. Посмеялись только над нами да скушали литру водки, которую сами и привезли", — сетует местный староста Валериан Ковалев. Подрагивающее пламя керосинки освещает на стенах избы массивные аккумуляторы, переплетения проводов, тумблеры, циферблаты каких-то сложных приборов... "Теперь в Шалочи, почитай, только мы с Ковалевым остались, — вздыхает хозяин диковинного жилища Володька Семичев. — Остальные решили, что раз без света и без удобств остались, дак и неча тут делать". Пятьсот лет шалочане жили, отродясь не зная ни электричества, ни прочих благ цивилизации. Деревня, изолированная от внешнего мира непроходимой трясиной, благополучно кормилась натуральным хозяйством. При советской власти жизнь изменилась мало: электричество в деревню так и не провели, разве что раз в месяц с "большой земли", из городка Устюжна, вездеход привозил муку, почту и керосин. "Я Ельцину письмо с обиды написал: мол, что ж это мы, культурные люди, в XXI век с керосинкой войдем?!" — говорит Семичев. И вот случилось чудо: в 94-м году в Шалочь нагрянули люди, представившиеся московскими учеными. Были они сотрудниками предприятия "Электродомотехника", основанного при Московском институте электрификации сельского хозяйства неким господином Боковым. "Пришельцы" привезли с собой блестящие пластиковые диковины — ветрогенераторы и солнечные батареи — и принялись соблазнять аборигенов, что твои конкистадоры индейцев. Мол, сделают они из Шалочи экспериментальную "деревню будущего" — такую, что станет завидно всему миру. Зачем тянуть банальную электролинию, если новая техника сама все произведет! "Ученые обещали, что освещение будет, телевизоры, что от батарей будут работать даже компактные стиральные машинки, — вспоминает староста Ковалев. — Утюг, правда, сразу не обещали, но обещали так, что установят дизель-генератор и будут включать его по субботам для женщин". Одно насторожило пооткрывавших рты перед чудо-проектом селян: оказалось, что диковины надо покупать на свои сбережения. Выходило дороговато: одна солнечная батарея, к примеру, — 700 рублей, а вся пенсия — 500. Но москвичи соблазняли: и так, дескать, уступаем за полцены, вдобавок привезем биотуалеты... Эти биотуалеты и стали последней каплей, пробившей брешь в сомнениях шалочан. Начинающая фермерша Венедиктова именно из-за треклятых туалетов всех подзуживала. Мол, когда еще от районных властей проводов дождешься, а тут цивилизация сама в руки лезет. Сейчас та фермерша состоит на бирже безработных в райцентре, а тогда одно солидное информагентство сообщило миру: "Шалочь. Коренные изменения в жизнь местных аграриев Венедиктовых внесли специалисты Московского института электрификации сельского хозяйства, установившие на отдельно взятой ферме в качестве эксперимента четыре солнечные батареи, от которых работают лампы дневного света и телевизор. Ранее земледельцы пользовались исключительно керосинками. На этом благодеяния столичных ученых не заканчиваются: они намерены провести здесь ряд усовершенствований, главным из которых, безусловно, станет биогазовая установка, работающая на навозе". Вслед за Венедиктовыми и остальные шалочане отдали все сбережения ученым, а потом сами же устанавливали ветряки и батареи на крышах да в огородах. Над избой Семичева торчат аж две батареи и три ветрогенератора. "А чего ж они не вертятся-то?" — "Дак ить полнейший штиль. Вся энта система работает, когда солнце есть и когда ветер сильный — не меньше четырех метров в секунду, а у нас в болотах сроду такого ветра на бывает", — плачется Семичев. "А солнце?" — "Так на севере живем — какое солнце?.. Так, летом на пару недель подогреет... Зимой-то вообще все это трескается от морозу и бездействует". Но все это "загипнотизированные" шалочане поняли, когда ученых и след простыл. Так на мечте о "деревне будущего" был поставлен жирный крест. Утюги, стиральные машинки, биотуалеты оказались бессовестным враньем. А на то, чтобы провести обычное электричество, у власти денег уже не было: предназначенные на строительство электролинии средства районное начальство отвалило... тем самым ученым. На перспективную разработку. "На проклятый эксперимент ученые деньги потратили, на которые можно было бы всю деревню проводами обмотать, и везде бы уж лампочки Ильича горели", — кипятится Семичев... Вскоре "осчастливившее" шалочан предприятие "Электродомотехника" было ликвидировано, а его экс-глава Боков ушел в глухую оборону: он заявил нам, что комментариев давать никаких не будет, потому что, во-первых, занят, а во-вторых, болеет. Но кое-какие интересные подробности, несмотря на то, что с начала "эксперимента" много воды утекло, узнать удалось. Оказывается, в том же 94-м году Министерством сельского хозяйства был выделен целевой кредит — на развитие и электрификацию таких деревень, как Шалочь. Большая часть тех денег, как водится, куда-то исчезла. И, возможно, не без участия "Электродомотехники" и приютившего ее института, которые успели оснастить своей "тряхомудией" еще несколько глухих деревень в Сибири и Архангельской области. Ну не молодцы?! И с селян денег поимели, и с местной власти, и с федеральной... После такого обмана шалочане в своем светлом будущем разуверились окончательно. Народ побежал из Шалочи, бросая дома. Единственное, что осталось от светлого образа "деревни будущего", — малюсенькая лампочка под потолком у Семичева. В редкие солнечные дни хозяин собирает электричество в аккумуляторы, словно грибы в лукошко, и включает лампочку лишь к приходу дорогих гостей. А в остальном, по большому счету, в Шалочи все осталось так же, как и пятьсот лет назад.



Партнеры