НАД ПРОПАСТЬЮ ВО РЖИ

13 июля 2000 в 00:00, просмотров: 415

Российская власть засучив рукава взялась за тех, кто еще недавно носил звонкое имя "олигарх". "Медиа-Мост" Гусинского, "Норильский никель" Потанина, "Газпром" Вяхирева, "ЛУКойл" Алекперова... Цель борьбы очевидна. Федеральная власть поставила перед собой задачу перекроить российский рынок на новый лад. Коли избавиться от "жирующих" капиталистов трудно (совсем отобрать то, что поделили раньше, не получится), нужно просто поставить их на место. Подальше от госкормушки, чем раньше. Вообще рынок, "по Путину", похоже, — это несколько десятков крупных государственных холдингов, контролирующих основные рыночные "ряды", пять—десять довольно заметных частных компаний (типа того же "ЛУКойла" или "Юкоса") с приструненными олигархами. Ну и, само собой, масса средних и мелких фирм и фирмочек, которые в экономике ровным счетом ничего не решают, но обозначают для всего мира "российскую рыночную конкуренцию"... Идея такого обустройства России не нова. Подобная экономическая схема обкатывалась во многих странах, в большей степени в Азии, и даже кое-где прижилась. Возможно, ее даже стоило бы признать почти идеальной для страны, где в одночасье отменили существовавшее десятилетиями абсолютное государственное планирование. Если бы не одно "но"... Если бы наша история создания всевозможных "государственных холдингов" не знала столько печальных примеров. Олигархи — не ангелы, ангелы вообще живут на небе. Но кто это сказал, что возле госкормушки хорошо живут только "частники"? Наверное, многие из читателей еще помнят такое название: Федеральная продовольственная корпорация. Через которую, по утверждению многих, сплавлялись "налево" такие деньжищи! А Государственная инвестиционная корпорация? Которой страна "подарила" госценностей на сумму, вполне сопоставимую с российским внешним долгом?.. Самый последний пример — созданный уже при Владимире Путине госхолдинг "Росспиртпром", который — вольно или нет — тут же вызвал кризис на московском "Кристалле"? Ну почему, стоит только государству учредить какую-то крупную структуру и поставить ее на ключевое направление нашей экономики, как вокруг нее начинаются скандалы?.. n n n Сегодня в регионах России дорожает хлеб. Событие это еще не докатилось до Москвы, но и нас это ждет скоро — не в безвоздушном пространстве живем. Чем это грозит, гадать не надо. Во многих областях России, и особенно на селе, в основную продовольственную корзину помимо хлеба входят разве что молоко и овощи. Все остальное — всякие там мясо, масло — давно забыто. Теперь, когда из этой корзины начнет "выпадать" еще и хлеб, на повестку дня встанут самые любимые наши вопросы: "кто виноват?" и "что делать?". Ответы на которые совсем не очевидны... Знаете, при социализме цены на хлеб для народа контролировали два ведомства — Минхлеб и Комитет по хлебопродуктам Минторга. Это были два вполне серьезных государственных ведомства, тщательно выполнявших любые указания партии и Госплана. Однако в 1992 году их, согласно новым политическим реалиям, упразднили. Из Минхлеба сделали открытое акционерное общество с мощным названием "Федеральная контрактная корпорация "Росхлебопродукт". А все имущество экс-комитета передали этому ОАО в качестве государственной доли в уставном капитале. И вот здесь началось то, о чем я уже упомянул выше. Те самые странности, неизбежно сопровождающие рождение любого государственного холдинга. Лично мне понятно желание властей новой России "подогнать" главное хлебное ведомство под рыночные условия существования. Но вот ведь незадача — старое как мир правило о соблюдении пропорций межу формой и содержанием было нарушено с самого начала. В ФКК "Росхлебопродукт" быстренько перетекла вся чиновничья среда старых, упраздненных ведомств. Проще говоря, новая корпорация получила в наследство всех тех, от кого в условиях рынка нужно было избавляться в первую очередь. Возглавил ФКК Леонид Чешинский — выпускник Академии народного хозяйства СССР, бывший глава Комитета по хлебопродуктам Минторговли. Ведомства, пользовавшегося некогда монопольным правом на рынке сельхозпродукции. (Кстати, этот факт сильно отразится на деятельности "Росхлебопродукта", но об этом — ниже.) Люди, хорошо его знающие, утверждают: Чешинский — человек старой выдержки и закваски. Прошедший классический для каждого из высших чинов советской номенклатуры путь от начальника базы до фактического министра. И тем не менее рыночная экономика "заразила" даже такого человека. Вскоре после своего назначения на пост президента "Федеральной корпорации "Росхлебопродукт" Чешинский вошел в совет директоров ОНЭКСИМбанка, который начал официально обслуживать счета корпорации. Возможно, именно тогда в Леониде Чешинском случился внутренний надлом. Чиновник, борец за государственный монополизм везде и во всем, сошелся в нем с рыночником, любящим и ценящим деньги. Особенно в своем кармане. Родная кровь и чужой хлеб Будучи прямым наследником Минхлеба, корпорация занялась закупкой зерна и продуктов зернопереработки для федеральных нужд. Кроме того, "Росхлебопродукт" был назначен государственным агентом по реализации сельхозпродукции, поставляемой в Россию из-за рубежа. В том числе в виде пожертвований и товарного кредита... Небольшое лирическое отступление: на самом деле, не работа, а сказка! Официально продавать продукты, прибывшие из-за рубежа, в голодной стране начала 90-х — об этом любой из нынешних "олигархов" мог только мечтать. Тем более что огромные партии шли в виде гуманитарной помощи. Вырвав у государства крохи из этих потоков, многие бизнесмены в одночасье сколачивали целые состояния... Зная все это, стоит ли удивляться, что вокруг "Росхлебопродукта" начали возникать различные ООО и ЗАО, которые — по странному капризу судьбы — очень часто возглавляли люди, близкие к Леониду Чешинскому. Плюс — определенные финансовые структуры. Помимо уже названного ОНЭКСИМбанка корпорацию "Росхлебопродукт" в свое время обслуживал и банк "Менатеп". Чешинский использовал близость к этим банкам на всю катушку. Так, его корпорация активно занялась кредитной политикой. Правда, весьма своеобразно. К 1995 году "Росхлебопродукт" задолжал "ОНЭКСИМу" и "Менатепу" 1 миллиард 130 миллионов рублей, взятых под гарантии Минфина России. В итоге и погашал этот "должок" Минфин (читай — все мы с вами) — Чешинский заявил, что ему платить нечем... Как и положено в нашем бизнесе, не обошлось дело и без "родной крови". Крови в хорошем смысле слова — сын Леонида Чешинского, Валерий, долгое время был далеко не последним человеком в хлебном мире. Когда-то он даже был вице-президентом "Менатепа", а потом учредил и лично возглавил несколько ЗАО, специализирующихся на закупках продовольствия, а также... сборе и анализе коммерческой информации. Что неудивительно — имея такого папу, трудно заниматься чем-то иным. Вместе со своими друзьями Андреем Лавровым и Владимиром Глебовым (АОЗТ "Эльдорадо") Чешинский-младший долго занимался скупкой акций реализационных баз сельхозпродукции в разных уголках страны. Кстати, "золотое" название фирмы себя таки окупило — по некоторым данным, Глебову, Лаврову и Чешинскому удалось приобрести несколько крупных баз в Краснодарском крае и Ярославской области. (Именно через них Чешинский-старший позже установил свое влияние на эти регионы.) Завершив операцию "Скупка", Лавров и Глебов в срочном порядке обзавелись недвижимостью в далекой Канаде, где сейчас большую часть времени и обитают... Отрава для России Справедливости ради стоит сказать и то, что далеко не всегда путь руководства "Росхлебопродукта" сопровождался победами. Приходилось корпорации и лично Леониду Чешинскому налетать и на крупные скандалы. Один из них разразился летом прошлого года в Краснодарском крае. Местные карантинные службы "тормознули" на границе странный груз, поступивший в Россию из США в виде гуманитарной помощи, проходящей по ведомству Чешинского. После проведенной экспертизы у специалистов волосы встали дыбом: десятки тонн американского высокоурожайного зерна оказались смешанными с семенами вреднейших сорняков, одна пыльца которых представляла собой опасность для здоровья. Зараза была отправлена на переработку. По дороге 29 тонн (!) ее просыпалось. Местные власти встали на уши — можно только представлять, на что был способен сорняк, попавший в плодороднейшую краснодарскую почву! Да к тому же случилось все это буквально накануне визита в край тогдашнего и.о. премьера России Владимира Путина... Пока власти пытались справиться с ситуацией, таможенники выяснили, что ФКК "Росхлебопродукт" даже не успела заключить официальный договор на поставку американского зерна в Краснодар. Следовательно, и отвечать за привезенную заразу она не может. Вопрос, каким же тогда образом испорченное зерно попало в Новороссийский порт, так и остался открытым... Однако и после этого г-н Чешинский свой бизнес в регионах не закончил. Кажется, я забыл упомянуть, что кроме ФКК он возглавляет некое ЗАО "Межрегиональная продовольственно-торговая финансовая компания "Продпромпродукт". Именно это ЗАО не так давно активно включилось в инвестиционный проект по строительству в Азовском порту терминала для перевалки отечественного метанола. Кстати, по моим данным, люди, лично близкие к Чешинскому, не один раз говорили ему о бесперспективности этого проекта. Тут даже не надо быть семи пядей во лбу: перевалка метанола относится к так называемой грязной химии, а строительство терминала способно загадить полгорода. Ладно, положим, промышленное загрязнение в нашей стране дело не новое, но как быть с людьми, которые, узнав о метаноле, тут же встанут в пикеты и забросают жалобами все инстанции, включая ООН? Экологической катастрофе на Азове помешала природная особенность местного моря. Новый терминал пришлось бы строить на мелкой воде, пройти по которой могут разве что танкеры спецфлота России. А их очень и очень мало. В общем, после долгих раздумий Чешинский все же признал строительство терминала на Азове экономически невыгодным проектом. При этом судьба денег, выделенных на первом этапе проекта (например, на создание в Ростове СП "Ростбалканфарм"), осталась неизвестной... После Краснодара и Азова был еще замечательный "Болгарский проект" — по покрытию долгов Болгарии за российский газ плодоовощной продукцией. Благополучно сгнившей по пути в Якутию. Была попытка скупить элеваторы в ряде регионов России под видом передачи собственности, закончившаяся для корпорации шумными скандалами с некоторыми членами Совета Федерации. Был завоз через Кубань американской же кукурузы, оказавшейся тоже зараженной. В результате чего начальник краевой пограничной карантинной инспекции лишился должности (хорошо, под суд не загремел!). Зато кукуруза, непонятным образом и невзирая на все запреты, попала в Россию через Питер... Много чего было. Всего и не перечислишь. Но Федеральная контрактная корпорация "Росхлебопродукт" и ее глава процветают как никто другой. А чего бы не цвести? В таких-то тепличных условиях, созданных им самим государством? Когда мне сегодня говорят, что федеральная власть должна навести порядок в экономике, установить жесткие правила игры для бизнесменов и тщательно следить за их выполнением, то я — за. Но, думается, начинать все-таки надо не с Гусинского или Потанина. Наводя порядок в стране, государство должно начинать с себя. И правила игры для других нужно примерять прежде всего на себя. Нельзя, зажав между зубами сигарету, агитировать окружающих бросить курить. Не поверят. Помните, как говорил булгаковский профессор Преображенский? Каждый должен заниматься своей прямой обязанностью! Тогда в стране кончится разруха. И, возможно, подешевеет хлеб...




Партнеры