КОМУ ВИЛЛЫ, А КОМУ ВИЛЫ

15 июля 2000 в 00:00, просмотров: 639

Западные фермеры от российских отличаются тем, что у них две виллы и одна ферма, а у наших — две фермы и одни вилы. Так говорили в конце 80-х, когда народ хлынул из советских колхозов "к свободе, к свету". Теперь без натяжек можно утверждать: у российских фермеров нет уже ни того, ни другого. За ельцинско-путинский этап правления ситуация с частником на селе не улучшилась, а наоборот, даже ухудшилась. Семь лет в обществе идут разговоры о том, чтобы ввести для него единый земельный налог, не разводить бухгалтерию. И что? Он до сих пор не введен. И земледельцы платят десятки отчислений, держа в штате бухгалтеров. С 1 июля каждый "вольный хлебопашец" обязан сообщать свои сводки и суммы налогов на специальную дискету: такой порядок у государственных предприятий. Т.е. компьютером теперь обязан обзавестись и крестьянин с двумя гектарами земли! Налоговики уже не принимают письменных отчетов: или покупай компьютер, или гони деньги программисту, который будет тебя обслуживать. Нынешний год и вовсе ознаменовал себя полным стиранием грани между фермером-одиночкой и крупным государственным заводом. Так, теперь крестьянин, выращивающий 100 кг морковки, должен иметь на нее точь-в-точь такой же сертификат качества, как, скажем, и знаменитый раменский колхоз-миллионер "Борец", производящий 5 тыс. тонн морковки. Кстати, и платит он за такую бумагу ту же цену — 1600 рублей. Но беда в том, что подобных сертификатов нужны десятки, на каждую сельхозкультуру. Что делать: окучивать грядки или собирать справки? Вопрос для подмосковных фермеров совсем не праздный. В марте в Луховицком районе объявились 50 добровольцев из числа колхозников — они захотели податься в фермеры. Их собрали в мэрии и в торжественной обстановке рассказали им будущие права и обязанности. После чего все они как один расхотели идти в фермеры. Нет уж, лучше в колхозе загнуться, чем собирать справки и отчитываться перед властями. Чтобы получить разрешение на посев редьки, первоначально следует обзавестись гигиеническим сертификатом в областной санэпидстанции. И для этого сдать девять (!) анализов на гельминты. Деревенские мужики раньше и слова-то такого не слышали. Оказывается — проверка почвы на зараженность глистами и прочими болячками. Доказано горьким опытом: из дальних районов Подмосковья в СЭС они ездили не один раз и наездили по тысяче километров. — Мои ребята напоминают мне Левшу, который хотел пробиться к императрице и сказать, что "аглицкие мастера" кирпичом ружья не чистят, — говорит председатель фермерской ассоциации Московской области Николай Соин. — Вот и мы кричим во всю глотку: так жить нельзя! Нам дадут пинок под зад, скатимся мы, как Левша, с крутой лестницы — и опять за свое: так жить нельзя!.. Пополнения в стройные ряда фермеров в области не предвидится. Зато отток наблюдается. С начала этого года "крест" на своей бурной крестьянской деятельности поставили 38 фермерских хозяйств: "Лихачево" в Волоколамске, "Вита" — в Лотошине, "Надежда" и "Руно" в Клину... Все они были разорены самым бесчестным образом. Но не рэкетом, а родным государством. К примеру, существует федеральный закон о 50-процентной компенсации затрат на строительство животноводческих помещений. В 1999 и 2000 гг. областные чиновники не выделили за сданные (и принятые комиссией в эксплуатацию) фермы ни копейки. Долг составляет около 20 млн. рублей. И в "Надежде", и в "Лихачево", и в "Руно" стоят новенькие коровники и свинарники, туда хоть сегодня запускай и откармливай животных. Но этих фермеров уже нет, их обанкротило государство. Конечно, землепашцы и их ассоциация не сидят сложа руки. Как могут борются за свои права: от зари до зари ишачат в поле. И чтоб им в этом хотя бы не мешали. Последние два года они пытались пробиться на прием к тогдашнему губернатору Анатолию Тяжлову. Не денег и льготных кредитов просить — научились работать самостоятельно. Хотели убедить его в том, чтобы он издавал ежегодные постановления "О мерах по поддержке подмосковных фермерских хозяйств". Такие документы Анатолий Степанович почему-то прекратил подписывать с 1997 г. А они давали моральную поддержку, особенно землепашцам тех районов, где заправляют "красные" мэры. На прием к Тяжлову они так и не попали. Теперь тщетно ищут встречи с новым губернатором — Борисом Громовым. И хотят просить — не денег! — а постановления о поддержке. Для повышения, так сказать, морального духа. — Финансовый кризис в России для нас — это хорошо, это здорово, — говорит Николай Соин. — Мне страшно самому, что я так думаю. Но это святая правда. Когда доллар дорожает, все вспоминают про русского крестьянина и начинают покупать урожай у него. А у нас доллар сейчас падает — и в Москву уже килограмма картошки не пристроишь. Все импортное — начиная от лука и кончая солеными огурцами. Сегодня в Подмосковье 6460 фермеров, из них около 4000 "в строю" — именно они кормят и поят горожан. По статданным, 70% картошки и овощей выращивают крестьянские хозяйства, а не колхозы и совхозы. Впрочем, эти цифры могут и измениться. Даже у частника нынче ожидается неурожай. Ему не хватило оборотных средств на полный цикл возделывания сельхозкультур. А все финансы — централизованный кредит под 25% ставки рефинансирования, областной беспроцентный кредит и местное вспоможение, общей суммой около 50 млн. рублей, — розданы лежачим колхозам и совхозам. Ну и? Плантации не обработаны гербицидами, а поля кишат колорадским жуком и сорняками. Но в чью бы пользу ни покачнулись статданные (в колхозную или фермерскую), урожая это в любом случае не прибавит. А все потому, что у нас битый небитого везет.



Партнеры