РАКЕТНЫЙ СЕКВЕСТР ДЛЯ МАРШАЛА

18 июля 2000 в 00:00, просмотров: 339

Подковерная борьба в Минобороны вылилась на газетные страницы ушатами помоев: после знаменитой коллегии военного ведомства, когда начальник Генштаба Анатолий Квашнин "наехал" на своего прямого начальника — маршала Игоря Сергеева, все бросились обсуждать, нужны ли нам Ракетные войска или нет. Попутно стал обрастать слухами и домыслами застарелый конфликт двух военачальников. Дело дошло до того, что президент вызвал своих "ястребов" в Сочи и призвал не выносить на всенародное обсуждение тему реформирования Вооруженных Сил. Министерство обороны России находится будто на осадном положении: забаррикадировавшиеся в своих кабинетах генералы и офицеры приготовились к длительной обороне. Противники хорошо знают друг друга и не один год проработали бок о бок, раньше они даже здоровались за руку и, случалось, выпивали по сто грамм после рабочего дня. Теперь никто даже в глаза коллегам не смотрит, а перешептывания в курилке с "супостатом" может быть расценено как предательство. Война идет внутри самого министерства, а противоборствующие стороны хорошо известны: лагеря министра обороны Сергеева и начальника Генштаба Квашнина. Повод конфликта — реформирование РВСН — отошел на второй план; маршал и генерал схлестнулись не на шутку — ведь поражение для любого из них означает верную смерть в карьере. История противостояния Сергеева и Квашнина имеет давние корни — еще с того момента, когда решался вопрос о назначении министра обороны после отставки Игоря Родионова. Тогда была сделана ставка на Главкома РВСН Игоря Сергеева: впервые на столь высокий пост в Минобороны назначили ракетчика (ранее министрами становились в основном сухопутчики, за исключением летчика Шапошникова и десантника Грачева). Выходец из Северо-Кавказского военного округа Анатолий Квашнин сразу попал в любимчики к президенту Ельцину за предвыборные победные реляции из Чечни и добился права входить в кабинет к Борису Николаевичу без стука — минуя министра обороны. Однажды он этим правом очень громко воспользовался — когда российские десантники совершили стремительный марш-бросок из Боснии на аэропорт Приштина и утерли нос натовским солдатам. Игорю Сергееву, которого даже не проинформировали о подобной операции, пришлось делать хорошую мину при плохой игре и запоздало комментировать произошедшее. После этого случая ни на одном документе Минобороны никогда не появлялось две подписи — министра и начальника Генштаба: каждый из них игнорировал другого. Тем не менее Игорь Сергеев так и остался первым лицом в МО, а Анатолий Квашнин — вторым. Накануне выборов Путина вопрос о новом министре обороны стал муссироваться с новой силой. Маршалу Сергееву, которому перевалило за шестьдесят, пророчили отставку, а на роль преемника в МО сватали именно генерала Квашнина. Он слухи не опровергал, а, наоборот, все активнее светился на телеэкранах, частенько наведывался в Чечню, о которой тогда так пекся Путин. По сведениям из наших источников в Генштабе, Квашнин уже примеривал под себя министерское кресло и не сомневался в скором назначении. Та история так ничем и не закончилась: Владимир Путин все оставил на своих местах и продлил маршалу Сергееву срок службы еще на один год. Генерал Анатолий Квашнин подложил под министра обороны другую мину — ракетную. В недрах Генштаба был разработан документ о реформировании РВСН. Если вкратце, то его суть сводится к секвестру наших стратегических ракет. Мол, наследие гонки вооружений слишком дорого обходится военному бюджету. По замыслу Генштаба, для России будет достаточно и 150 пусковых установок вместо 760 имеющихся. При такой "усушке" РВСН вполне можно сократить как вид войск и ввести в состав ВВС. На первый взгляд, подобное радение начальника Генштаба об оборонных деньгах может вызвать понимание: как же, генерал не желает нести бремя лишних расходов, а намеревается пустить деньги на совершенствование Сухопутных войск. Все так, если бы не одно "но". Все эти планы с реорганизацией РВСН напрямую связаны с подсиживанием министра обороны как ключевой фигуры в военном ведомстве. Печальный факт, благие планы Квашнина напрямую связаны с его личными амбициями. С одной стороны, они совершенно понятны: какой солдат не носит маршальский жезл в ранце? А с другой — разменной картой является наиболее боеспособный вид Вооруженных Сил России. Чего скрывать: ведь именно пресловутая ядерная дубинка служит хоть какой-то гарантией национальной безопасности страны. К чему, спрашивается, вся эта бодяга Генштаба с РВСН (читай — с министром обороны)? Все очень просто: если ракетчиков сократят и введут в состав ВВС, то они будут напрямую подчиняться Генштабу. Помимо этого под его же крыло должны войти по планам реформирования и погранвойска, и военные железнодорожники, и внутренние войска, и ФАПСИ, и т.д. Получается некий супервоенный монстр, руководитель которого получает в руки все бразды правления армией и пресловутую ядерную кнопку, шнур от которой тянется к "президентскому чемоданчику". Соображаете? Вот президент, а вот человек, который дублирует его команды. Остальные — где-то побоку. Зачем тогда нужен министр обороны? Генерал Квашнин не случайно начал атаку на маршала именно со стороны РВСН. Ракетчики — это вотчина Сергеева. Некоторое время назад маршал выдвинул предложение о создании Объединенного штаба Стратегических ядерных сил (СЯС) с тем, чтобы сосредоточить в одних руках все ядерные боезаряды — наземные, морские и воздушные. В принципе это было логично, ведь решение об их применении принималось бы одним человеком. Тогда эту идею торпедировал Генштаб, и проект о создании объединенных СЯС заморозили. Теперь Квашнин, воодушевленный своей маленькой победой, ответил контратакой на этом же направлении. Интересная деталь: идеи о реформировании РВСН готовились в строжайшей тайне, и министра обороны в них не посвящали до самого последнего момента. По старой привычке Анатолий Квашнин отправил документ президенту в обход своего начальника Сергеева, рассчитывая на сохранение былых привилегий. Владимир Путин несколько удивился такому нарушению иерархии, но бумаги прочел и первоначально не придал им особого значения: мало ли военные там реформируются... Тем часом Квашнин огласил свою программу на коллегии Минобороны, официально тем самым объявив о начале боевых действий. Шаг со стороны Квашнина действительно довольно опрометчивый: недавно президент Путин всячески обласкал Главкома РВСН Владимира Яковлева и присвоил ему отдельным указом звание генерала армии, высказавшись при этом о важной роли ракетных войск в обороноспособности страны. А еще ранее он поддержал маршала Сергеева в его планах проведения реформ. Генерал Квашнин пренебрег этими аппаратными условностями и основной упор своего демарша сделал на экономии бюджетных средств Минобороны и этим решил пробить слезу умиления у президента. Нужно отдать должное Владимиру Путину: он не стал рубить сплеча и принимать чью-то сторону. Вызвав своих "силовиков" в Сочи, президент выслушал обе стороны и привлек в качестве третейского судьи секретаря Совбеза Сергея Иванова. Окончательное решение так и не было принято — возможные варианты реформирования Вооруженных Сил удалось "свести к минимуму". Скорее всего президент определится в своей позиции после очередного заседания Совета безопасности, которое намечено на 28 июля. В чем Путин высказался определенно, так это в том, чтобы генералы не выносили сор из избы. Как в дальнейшем будут развиваться события, можно предположить уже сейчас: существенно урезать ракетные войска президент не станет, прекрасно понимая, что толстая дубинка в руках лучше тонкой (об этом он уже говорил).



Партнеры