МУТИ УСЫПИЛ И ПРОБУДИЛ НАРОДЫ

1 августа 2000 в 00:00, просмотров: 257

Концерт Риккардо Мути и оркестра Ла Скала в Большом театре, попасть на который мечтали все московские меломаны, состоялся. Помимо заявленной 9-й симфонии Бетховена на нем прозвучали еще два произведения, исполнение которых заставило зал встать. Еще свежи впечатления от недавнего концерта итальянских музыкантов в консерватории: тогда исполнение маэстро Мути 9-й симфонии Шуберта потрясло публику. И вот теперь — 9-я симфония Бетховена, симфонический монстр, для исполнения которого на сцену выходят 350 человек. Опыт предыдущего концерта Мути, когда билеты свободно можно было купить в кассах БЗК, не пригодился. В кассах Большого театра билетов не было. Однако их раскупили вовсе не страждущие слушатели: билеты оказались в руках знаменитой билетной мафии ГАБТа. Перед началом концерта мне предложили место за 200 долларов (в ярус). Билеты в партер толкали по 500. И все-таки зал оказался полным. Партер блистал бриллиантами, вечерними туалетами и жгучими волосами прекрасных итальянок. С верхнего яруса свешивались простые русские меломаны, не пожалевшие для такого дела последние 100 долларов. Маэстро взмахнул дирижерской палочкой — и на лицах любителей Бетховена отразилось недоумение: вроде бы 9-я симфония всегда начиналась как-то иначе. Загрохали кресла, публика стала подниматься с мест: то ж не Бетховен, а российский гимн! После глинкинской лапидарной Патриотической песни яркий и эмоциональный гимн Италии прозвучал как фрагмент из оперного шлягера. И, наконец, Бетховен... Рецензировать концерт, тем более игру прославленных музыкантов, — дело неблагодарное. Даже когда Мути что-то исполняет менее удачно — он все равно делает это на высочайшем уровне. Тем более, по собственному признанию маэстро, репетиция заняла всего два часа. 9-я симфония Бетховена — произведение сложное, концептуальное, местами загадочное и даже занудное. Преодолеть все эти трудности, управляя огромным составом оркестра и хора, мало кому удавалось. Пожалуй, только Герберту фон Караяну. И потому зал зевал. Хор кемарил. Солисты, зажатые между оркестром и хором, вынуждены были перекрикивать добрых полторы сотни инструментов. Но к финалу — знаменитой хоровой "Оде к радости" — народ пробудился. Да и сам маэстро разошелся и урезал жизнеутверждающую коду не хуже какой-нибудь "Сорочинской ярмарки". Зал забился в овациях. А лично мне больше всего понравился гимн Италии.



    Партнеры