ЧЕЧЕНСКИЙ ФИГВАМ

4 августа 2000 в 00:00, просмотров: 410

Президента Чечни Аслана Масхадова, о нелигитимности которого не раз заявляли в Кремле, усиленно ищут. Правда, на этот раз не для расправы, а для... переговоров. В аппарате полномочного представителя президента в Южном федеральном округе генерала Виктора Казанцева уже разработаны предложения по мирному урегулированию в Чечне. Похоже, что Москва в очередной раз собирается сделать ставку на "старую лошадку". До последнего времени ни о каких переговорах с Масхадовым в Кремле и слышать не хотели. Президент Владимир Путин поставил его на одну доску с террористами Басаевым и Хаттабом и заявил, что "мы не будем вести переговоры с бандитами и убийцами. Мы их будем уничтожать". Масхадову было поставлено в вину нежелание предотвратить вторжение боевиков в Дагестан, объявление всеобщей мобилизации в Чечне и призывы уничтожать российских солдат. После взятия Грозного Масхадов перешел на нелегальное положение и скрывается где-то на юге Чечни. Он неоднократно обращался к Москве через посредников с предложением начать мирные переговоры (одним из активных сторонников этого варианта был президент Ингушетии Руслан Аушев), но ответа тогда так и не получил. Масхадов, конечно же, не собирался идти на поклон с поднятыми руками — главным его требованием было немедленное прекращение боевых действий и вывод войск из Чечни. Из Кремля Масхадову в ответ показывали фигу и предлагали сесть на скамью подсудимых, обещая, правда, учесть "явку с повинной". В последние месяцы чеченский президент на переговоры напрашиваться перестал, поняв, что с ярлыком боевика разговаривать с ним не станут. Тем временем в президентской администрации Владимира Путина стали понимать, что ставка на авторитеты лояльных Кремлю чеченцев не дает эффекта. Вначале провалилась авантюрная затея с вытаскиванием из тюрьмы Гантамирова и попыткой посадить его на Чечню. Сегодня не все ладно с муфтием Кадыровым, обещавшим перетянуть на свою (то бишь теперь российскую) сторону известных полевых командиров из стана боевиков, но так и не сумевшим этого сделать. Более того, Гантамиров с Кадыровым стали тянуть на себя одеяло власти и устраивать публичные разборки по этому поводу. И кто только насоветовал Путину поставить править в Чечне этих людей (один с криминальным, другой с бандитским прошлым)? Сейчас, похоже, решили извлечь на свет божий, как старую табуретку из чулана, Аслана Масхадова. По всем прикидкам получается, что другого более-менее влиятельного человека, способного участвовать в примирении в Чечне, кроме него и нет. Не с Басаевым же садиться за стол переговоров, в конце концов? А за Масхадова, как ни крути, проголосовала на выборах большая часть населения Чечни, да и сегодня он пользуется определенной поддержкой, в том числе и полевых командиров. Поэтому последний выбор Кремля неудивителен — Масхадову, при определенных обстоятельствах, можно простить некоторые старые грехи. Другое дело, что теперь сам Масхадов будет не столь покладист — инициатива-то о переговорах исходит не от него, а значит, и правила игры он сможет выбирать сам. А от своих основных требований (вывод из республики российских войск, обмен пленными, участие в переговорах ОБСЕ) он вряд ли откажется. Вспомним: Масхадов стал президентом после подписанных им с Лебедем Хасавюртовских соглашений, в результате чего федеральные силы покинули территорию Чечни. Готов ли Кремль на такие уступки? Если да, то зачем тогда была вся эта бойня?



    Партнеры