ПОСЛЕДНИЙ ДЕНЬ НАДЕЖДЫ

19 августа 2000 в 00:00, просмотров: 758

Вопреки самым мрачным прогнозам, надежда на спасение подводников все же остается. Как стало известно корреспондентам "МК", на подлодке "Курск" находится самая последняя разработка отечественных химиков, благодаря которой моряки еще могут продолжать дышать под водой. Название этого прибора строго засекречено. На самом деле это некое "химическое ведро" со смесью калия и натрия. Прибор "включается" только в аварийной ситуации. Вещества разлагаются и, взаимодействуя с дыханием людей, вырабатывают столь необходимый для жизни кислород. Причем неважно, сколько человек находится на подлодке. — Чем больше людей заперто внутри, тем больше они выработают кислорода, — заверили нас специалисты из закрытого "почтового ящика". — Но, к сожалению, кассет хватает ровно на неделю. В эту субботу истекает их срок... Есть и другая опасность. Такие кассеты должны находиться в каждом отсеке, но больше всего их в первом и втором. И если они оба разрушены в результате взрыва, то и надеяться, видимо, уже не на что... Драгоценное время упущено. Теперь вместо того, чтобы спасать подводников, делается все возможное, чтобы максимально засекретить последствия катастрофы. Мурманск и его окрестности заполонили "люди в штатском". Как тараканы, они расползлись по всему городу — в гостиницах, в аэропорту, на ж/д вокзале. Задача у них одна: "пасти" каждого, кто прибывает сюда. С одной стороны, это правильно: интересы государства превыше всего. Но с другой — доходит до абсурда. Стоит только сойти с трапа самолета кому-нибудь из родственников подводников "Курска", как их сразу же подхватывают под руки и тайными тропами куда-то увозят. Люди так проинструктированы, что со стороны напоминают зомби. На биороботов похожи и их охранники. Каждый день к штабу Северного флота в Североморске подходит светленькая невысокая девушка, которая никогда не снимает черные очки. Она жена одного из офицеров "Курска", скорее всего, начальника санчасти. — Когда вы наконец скажете, что с моим мужем?! — чуть ли не рыдает молодая женщина на КПП. Но дежурный с непробиваемым лицом в лучшем случае молчит, а чаще — посылает ее куда подальше. — Ничего не известно. Ждите... — отвечают женщине в штабе Северного флота. Плавгоспиталь "Свирь", на котором якобы находятся родственники моряков, на самом деле пуст. Говорят, что в одной из кают лежит жена одного из офицеров "Курска". В госпитале уверяют, что у нее предынфарктное состояние, но врачей почему-то нигде не видно. "Экскурсовод" на палубе один — все тот же неприметный человек в штатском. Он неохотно распахивает пустые каюты и интересуется только одним: как мы сюда пробрались? Шлагбаум закрыт. Добраться в Североморск можно только обходными маршрутами. Еще более закрытая зона — военный гарнизон Ведяево, откуда ушла в свой последний поход подводная лодка "Курск". Именно там разместили большинство родственников офицеров и матросов подлодки. Живут они большей частью на частных квартирах. Чтобы попасть в Ведяево, нужно миновать три бдительных поста — флотский, армейский и милицейский. Командирам этих "заградотрядов" даны четкие указания: "Никого не пускать, особенно журналистов". В субботу ночью в Мурманск из Курска приехали родственники семи матросов-срочников. Они уже тоже четко проинструктированы: если хотите попасть в Ведяево, никаких разговоров с посторонними. Меры предосторожности почти шпионские: чтобы, не дай Бог, журналисты не увидели их лица, окна в вагоне этого поезда завешаны одеялами! О ходе самой спасательной операции в Баренцевом море известно и того меньше. Только специальная группа "Вестей" (официальный государственный телеканал) работает недалеко от места трагедии. Всем остальным журналистам, несмотря на обещания вице-премьера Ильи Клебанова, было отказано в вылете на атомный крейсер "Петр Великий", который находится непосредственно на месте трагедии МАПЛ "Курск". Такой безобразной работы армейских пресс-служб (в частности, пресс-службы Северного флота) корреспонденты "МК" не видели даже в Чечне. Такое впечатление, что время повернулось вспять, и нас заставляют участвовать в "заговоре молчания". Очередной официальный брифинг, состоявшийся вчера утром, продолжался... четыре минуты! Первый замначальника пресс-службы Игорь Бабенко заявил, что ни на один вопрос он отвечать не будет. А бывших моряков, с кем нам удалось переговорить в наэлектризованном тревогой Североморске и Мурманске, волнует сейчас только одно: как спасти людей и услышать хоть что-нибудь вразумительное от Главковерха Владимира Путина.



Партнеры