ДЕНЬ, КОГДА ВСПЛЫЛА РЫБА

4 сентября 2000 в 00:00, просмотров: 4760

Погожими вечерами на подмосковном озере Сенеж рыбу ловят прямо руками. Берет умный человек на водной станции катамаран, вооружается штакетиной из забора (той же лодочной станции) и отгребает от бережка метров эдак на сто. А там уж рыба кишит. Бьешь ее штакетиной для верности — и складываешь в мешок. Так ловят рыбу не потому, что ее много. А потому, что рыба всплывает на поверхность перед гибелью... В ТИХОМ ОМУТЕ -Лещи и карпы поражены не только на Сенеже, — говорит ихтиолог Алексей Батуров. — Практически во всех подмосковных реках и озерах рыба сегодня заражена солитером. Ихтиолог извлекает из садка рыбину. Лещик довольно приличных размеров, но костляв, как жертва Бухенвальда. Взмах ножа — и из рыбьего брюха вываливается плоская шевелящаяся лента белого цвета. Пятидесятисантиметровый червь-солитер (или, как его научно величают, лигула), занимавший практически весь кишечник бедной рыбины, сопротивляется. Кто же добровольно покинет стол и дом? Наконец показывается жадная пасть с присосками: ими-то паразиты и цепляются за рыбьи пищеводы, перехватывая пищу у самой глотки и доводя "хозяев" до голодной смерти. Кстати, пахнут черви-паразиты просто омерзительно. Недаром человеку, у которого дурной запах изо рта, говорят: гони вон солитера. Сегодня "больной" улов сенежского охотника за рыбой и солитером в одном флаконе за утро составляет два-три десятка тощих лещей. Эту рыбу добытчики отчасти поедают, отчасти продают. Кошки, едва зачуяв в рыбине солитерный дух, опрометью несутся прочь. Однако есть на Сенеже кошка, которую местные рыбаки считают чуть ли не дьяволом. Она, как опытный лоцман, сама садится в лодку и по запаху указывает охотникам (рыболовами их назвать тяжело) скопления больных рыб. Кошка по кличке Падла рыбу эту на дух не переносит. Но для людей в этот сезон она просто маяк или путеводная звезда. Однажды Падла свалилась за борт метрах в 50 от берега. Но не растерялась и успешно доплыла до пристани. Вот какие четвероногие друзья обитают на Сенеже! Кстати, то водное приключение не отбило у Падлы охоты до солитера. Она по-прежнему в строю — впереди и на лихой корме. Благо, работенки у этой кошки просто невпроворот. Но человеку все равно, что в рот класть. И это в общем-то верно: природа дала паразитам узкую специализацию: рыбный солитер не водится у телят, а бычий цепень, скажем, не садится на карасей. l l l Мы давно привыкли к тому, что любая напасть объясняется загадками природы. Солитера в лещах тоже легче всего списать на таинственный научный феномен. Например — невероятную солнечную активность, которая привела к появлению в водоемах терминатора-пожирателя. Или на мистические происки високосного года. Но никакой мистики тут нет. Любой мало-мальски опытный рыбак изобразит вам схему погибели экологии. Виноват кустарник на мелководьях, чайки и... Мосводоканал. Переносчиком солитера (или, как там его правильно, лигулы) являются чайки. Личинки зарождаются в них, а к рыбам попадают уже в воде, когда птицы ходят (летают) по нужде. При чем же здесь Мосводоканал? Суть заключается в том, что Мосводоканал совершает технологические (но самовольные!) сбросы и наполнение воды в водохранилищах. Ранней весной он говорит: паводок будет сильным, нужно сбрасывать воду. А на деле выясняется, что паводка никакого не было, но вода-то из водохранилищ уже ушла, и они резко — иногда на 50—80%! — обмелели. Затем так же неожиданно начинает наполнять водохранилища. Не может нереститься рыба, если уровень воды в водоемах пляшет, как ртутный столбик термометра! Икра высыхает и погибает. — Нерест щуки, плотвы, леща, судака и карася идет с середины апреля по середину июня, — рассказывает рыболов-любитель на Можайском водохранилище. — Последние лет пять у нас происходит одно и то же, как раз в этот период Мосводоканал сбрасывает воду с Можайского водохранилища. Отсюда и все неприятности... Добавим, что несогласованный с рыбоохранными органами сброс-наполнение воды характерен и для остальных 12 водохранилищ Московской области: Рузского, Ново-Рузского, Истринского, Пяловского и т.д., и т.п. Резко мелеют водоемы и их "заливные" берега — т.н. кормовые пастбища для рыб — обрастают густым кустарником, превращаются в непроходимые болота и топи. И лещ, и карп, и карась питаются с тех донных отложений, которые остаются без воды. Но рыба-то без воды — и ни туды, и ни сюды... Где ей снискать корм насущный? В толще оставшейся воды. А там плавают личинки солитера, ведь чаек на водохранилищах видимо-невидимо. В общем, водохранилища мелеют, и рыба оседает на дне, где поедает личинки солитера. Больные лещи и караси (солитер в них живет до трех лет и даже снижает гемоглобин в крови) всплывают на поверхность, чтобы спокойно умереть. Но там их хватают чайки и в своем организме вынашивают новых солитеров — их личинки развиваются при температуре 42 градуса, которая есть только у птиц. Рыба снова съедает личинку. А спустя 2—3 года всплывает на поверхность, чтобы умереть в страшных муках. Но ее хватает чайка — и так до бесконечности. l l l Замкнутый круг, из которого не так-то просто выбраться. Любители говорят, что рыбу в нынешнем году стало ловить просто неинтересно. Что это за кайф, если ее можно брать голыми руками, предварительно на всякий пожарный случай, треснув ей штакетиной по башке? Выходные дни заядлым рыбакам проводить негде. Единственный способ порвать этот замкнутый круг — вооружиться дробовиками и перекокошить всех чаек. Но это не позволят сделать "зеленые" вообще и общественное мнение в частности. Однако есть в этой экологической трагедии, со всеми ее страшилками, и обратная сторона медали. Все водохранилища, где ловят рыбку (большую и маленькую), являются источниками питьевой воды для столицы. Осенью, когда водоемы под зиму опять наполняются водой, в пучину уходят кустарники. И там начинают активно разлагаться. Качество питьевой воды, само собой, это не улучшает. Кстати, тот же Мосводоканал перед заполнением водоемов обязан провести мелиоративные работы и уничтожить растительность. Правда, имеется еще один способ вернуться к здравому смыслу. Хотя он так же маловероятен, как отстрел чаек. Поставить на место, в рамки закона, Мосводоканал. И потребовать от него самой малости: согласовывать сроки сброса и наполнения водохранилищ с рыбоохранными структурами. ...Хотя официальная продажа зараженной рыбы органами санэпиднадзора категорически запрещена, кто будет каждого карася просвечивать на предмет паразитной связи? Сортируют рыбу на глазок, по упитанности. Но даже внешне доброкачественная рыба может оказаться с подвохом. В общем, главное при встрече с паразитом — техника безопасности. Солитер одинаково дохнет от кипятка и от мороза. И еще: не ешьте пресноводную рыбу живьем! И мойте все: руки, нож, разделочную доску и раковину после чистки. Но вот с запахом червя... — Что нам солитер сделает, если мы водку пьем? — говорят сенежские рыбаки. И, приняв на грудь, крякнули: — А ничо! l l l Свой вопрос мы вправе поставить и перед Москомприроды. Который утверждает, что в столичном регионе с экологией все в ажуре. Может, все действительно в полном порядке. Только почему же рыба в подмосковных водохранилищах плавает кверху пузом? Как утверждают рыбаки, Комприроды совершенно не занимается охраной водоемов и никаких мер воздействия к Мосводоканалу не принимает. Интересно, почему? Ведь в стране действует (точнее бездействует) весьма суровое природоохранное законодательство. И если б на Мосводоканал накладывались штрафные санкции, он бы не губил нашу природу. Но комитет молчит. А Мосводоканал манипулирует сбросом и наполнением водохранилищ в своих целях. Цель же у него одна: повысить (создавая искусственный дефицит) цену воды для пользователя. Не слишком ли дорогую цену платит общество и экология за такую "экономическую" политику Мосводоканала? Солнечногорский—Можайский—Истринский р-ны.



Партнеры