БЕРЕМЕННАЯ СВАДЬБА

23 сентября 2000 в 00:00, просмотров: 288

Много веков назад каждый человек осознавал себя в первую очередь членом определенного рода. Малые дети принадлежали к роду родителей, а вот дочь, выходя замуж, переходила в род мужа. Именно поэтому замуж "выходят" — в смысле, уходят из своего рода, покидают его. Девушка должна была "умереть" в прежнем роду и "заново родиться" в другом, уже замужней, или "мужатой", женщиной. Вот какие сложные превращения происходили с невестой, а отсюда и повышенное внимание именно к ней, которое мы и по сей день видим на свадьбах. Поэтому и жених старался обязательно внести невесту через порог своего дома на руках: ведь порог — это граница миров и родов, и невесте, прежде "чужой" в этом мире, надлежало стать "своею". Кстати, этот ритуал по-прежнему остается наиглавнейшим в свадебной церемонии, хотя у нас чаще невесту переносят через порог ЗАГСа. А что же в таком случае означает белое подвенечное платье? Часто приходится слышать, будто оно символизирует чистоту и скромность невесты. Однако на самом деле белый цвет — цвет траура. Черный в этом качестве появился сравнительно недавно. Белый же, как утверждают историки и психологи, с древнейших времен был для человечества цветом прошлого, цветом памяти и забвения. Испокон веку такое значение белому цвету придавали на Руси. А другим "траурно-свадебным" цветом был... красный, "чермный", как еще его называли, и включали в одеяние невест. Известная народная песня "Не шей ты мне, матушка, красный сарафан" — песня дочери, которая не хочет уходить из родного дома к чужим людям, то есть замуж. К счастью, прошли времена, когда молодых девиц сватали без их воли. И теперь белое платье — лишь символ свадьбы, будущего семейного счастья. Поэтому не стоит бояться и снов о собственной смерти, если таковой привидится накануне. Теперь про фату. Впрочем, на Руси на невесту надевали не прозрачную с диадемой вуаль и не кокетливую шляпку, а самый настоящий простой полотняный платок, которым наглухо закрывали невесте лицо. Ведь с момента согласия на брак ее считали "умершей", а жители "мира мертвых", как правило, невидимы для живых. И наоборот. Вот и невесту никому нельзя было видеть, а нарушение запрета вело к всевозможным несчастьям, грозя непредсказуемыми последствиями. По той же причине молодые брали друг друга за руку исключительно через платок, а также не пили и не ели (по крайней мере невеста) на протяжении всей свадьбы. В наши же дни молодые иногда так "наугощаются", что себя не помнят. Жаль, что не те традиции мы порой выбираем себе за образец. В разговоре о свадьбах нельзя обойти молчанием еще одну деликатную тему. Почему-то полагают, будто в Древней Руси девушка, родившая ребенка до брака, считалась опороченной. Что ж, в некоторых областях России за девичьим целомудрием действительно очень строго следили и сейчас следят. Но столь же часто все выглядело решительно наоборот. Добрачные дети ни в коем случае не оказывались помехой для свадеб — отнюдь! Их-то матери как раз и считались "первыми невестами на деревне". Ведь каким было со времен глубокой древности главное требование к женщине? Чтобы могла выносить и родить здоровых, крепких детей. Вот и сватались парни наперебой к молодым матерям, уже доказавшим свою женскую полноценность. Когда же замуж шла нетронутая девушка, как знать, не "пустоцвет" ли попался? Порою добрачных детей заводили нарочно, чтобы девушку вернее засватали, например, так было на Русском Севере у староверов. А если отцом внебрачного ребенка был знатный воин, боярин, сам князь, юную мать не только не проклинали, ее на руках носили и в своем роду, и в роду жениха: счастье в дом приманила! Рабыня, родившая дитя от хозяина, освобождалась из рабства. И, наконец, поговорим о свадебном угощении. Как ни странно, но порядок праздничной трапезы и даже меню тоже имеет свой символический смысл. В каждом селе существовал ряд особых, чисто сельских свадебных блюд. Например, в Горьковской области на второй день свадьбы, после первой супружеской ночи, первыми гостями были родственники невесты. Являясь в дом жениха, по традиции именно они накрывали праздничный стол для молодого супруга и его родителей. Ставились различные угощения, и обязательно в центре стола — целое блюдо блинов, которое в переносном смысле символизировало невинность девушки. Молодой муж, садясь за стол, должен был отведать в первую очередь блины. Если, взяв верхний блин, он полностью съедал его, то этим он говорил, что жена его была девственницей. Если же, сложив вчетверо, откусывал кусок, а затем разворачивал блин и накрывал им целое блюдо, то значит невеста была с "браком".



    Партнеры