Угонщика сгубила расовая проблема

13 ноября 2000 в 00:00, просмотров: 214

  В воскресенье в 11.00 министерство обороны Израиля сообщило об аресте террориста Амира Амирханова, захватившего самолет Махачкала—Москва и заставившего посадить его в Эйлате.

     В ночь с субботы на воскресенье турецкие авиадиспетчеры известили своих израильских коллег о том, что к воздушному пространству Земли обетованной приближается российский самолет “Ту-154”, и начали запрашивать разрешения на его посадку в Израиле. Поначалу Израиль ответил на эту просьбу категорическим отказом, но вскоре выяснилось, что самолет якобы захвачен группой чеченских террористов и настаивает на посадке именно на израильской территории. С этого момента на ноги были подняты не только руководители диспетчерских служб всех израильских аэропортов, но и командование ВВС и ответственные работники министерства обороны.

     Каждая минута приносила новые подробности — стало известно, что самолет “Ту-154” после примерно двух часов полета, приблизительно над Волгоградом, неожиданно свернул в сторону и попросил разрешения приземлиться в бакинском аэропорту. Тогда же экипаж самолета сообщил, что у него в кабине находится чеченский террорист, который заявил, что несет на своем теле заряд взрывчатки. Он потребовал направить авиалайнер в Израиль. Дозаправившись в Баку, “Ту-154” взял курс на Турцию, а оттуда — через Крит — на Ближний Восток.

     Тем временем российские спецслужбы передали своим израильским коллегам информацию о пассажирах самолета: по их сведениям, среди пассажиров был министр финансов Дагестана со своими двумя телохранителями, но те сдали оружие на взлете. Лиц, которые были бы известны российским спецслужбам в качестве чеченских террористов, на борту не было. Вместе с тем российские спецслужбы высказали версию, что речь идет о группе чеченских террористов, решивших откликнуться на призыв палестинцев и провести теракт под кодовым названием “Операция Аль-Акса”.

     Рано утром “Ту-154”, следуя указаниям израильских авиадиспетчеров, приземлился в эйлатском аэропорту “Увда”, взлетные полосы которого были на всякий случай очищены от других самолетов. Израильские спецслужбы вступили в переговоры с находившимся в кабине экипажа террористом, и тот на русском языке с сильным кавказским акцентом заявил, что у него и его товарищей есть целый список требований, первым из которых является проведение пресс-конференции...

     В девять часов утра террорист заявил, что выйдет из самолета для изложения своих требований, но его сообщники останутся в салоне. Обе двери самолета распахнулись, террорист сошел по трапу, а пассажиры остались в самолете. Эйлатская жара входит в силу, внутри салона “Ту-154” вышли из строя кондиционеры, становится нечем дышать...

     Но развязка уже близка. Еще спустя полчаса, когда израильские саперы, осмотрев самолет, выяснили, что он не заминирован, становится ясно: террорист никого не представляет, сам не знает, чего он хочет, и вообще, как скажет потом один из работников спецслужб, создает впечатление душевнобольного человека. Ему 30 лет, и его зовут Амир Амирханов. В конце концов, горе-террористу удалось объяснить, что этой своей акцией он протестовал отнюдь не против политики Израиля. На допросе в военном аэропорту угонщик передал два письма и видеокассету израильским полицейским. Суть посланий, автором которых является его отец, сводится к проблеме сосуществования желтой и белой расы. Как сообщают очевидцы, такое содержание писем говорит о явном психически неуравновешенном состоянии их автора. В российском МИДе такое же невменяемое состояние приписывают самому угонщику.

     После того как выяснилось, что речь идет об угонщике-одиночке, пассажирам “Ту-154” разрешили спуститься вниз; им была предоставлена возможность нормально отдохнуть и позавтракать.

     Дальнейшая судьба Амирханова выяснится в ближайшие дни в ходе переговоров между представителями России и Израиля. Поскольку в Израиле нет смертной казни, израильтяне наверняка в качестве условия выдачи Амирханова России потребуют, чтобы ему не выносили смертный приговор, — в противном случае международное законодательство оставляет за Израилем право судить угонщика на своей территории. Пока же министр иностранных дел России Игорь Иванов выразил благодарность Израилю за четко проведенные действия по обеспечению безопасности российских пассажиров и экипажа.

     Любопытно, что чеченское руководство поспешило немедленно отмежеваться от этого теракта, заявив, что в своей борьбе оно придерживалось и будет придерживаться принципа ненанесения ущерба гражданскому населению. Одновременно Аслан Масхадов высказал версию, что этот столь комично завершившийся угон является не чем иным, как провокацией со стороны российских спецслужб.

     Впрочем, все это уже совершенно неважно. “Соф тов — ха-коль тов”, как принято говорить в Израиле, что в точности соответствует русской поговорке: “Все хорошо, что хорошо кончается”.

    

     Тель-Авив.



    Партнеры