Требуется родить солдата будущего

23 ноября 2000 в 00:00, просмотров: 354

— Равняйсь! Смирно! Приказываю: начать реформирование армии!

— Ура-а-а-а-а!!!

М-да, и впрямь смешно. Однако смех смехом, но никто так толком и не понял, какое же судьбоносное решение было принято Советом безопасности и лично товарищем Верховным главнокомандующим Владимиром Путиным о реформировании Вооруженных Сил. Человеку, не отягощенному погонами и сапогами, в этом и нет особого смысла разбираться. Сказал президент, что сейчас армия у нас плохая, — и впрямь не особо победоносная. Сказал, что нужно делать армию надежной, крепкой и обороноспособной, — так кто ж против?.. Все, процесс пошел: завтра — ну, может быть, послезавтра — будет у нас опять “непобедимая и легендарная”!

Военный люд в слова Верховного вслушивался более внимательно: ведь грядущие перемены коснутся непосредственно их самих. Самый внятный посыл — это сокращение до 2003 года Вооруженных Сил на 365 тысяч военнослужащих. Второй: хватит держать военных в нищете, надо бы им денег подбросить — на зарплату там, на закупку нового оружия, на боевую учебу... Третий: сделать армию мобильной, но боеготовой. Вот здесь-то непонятки и начинаются: не насчет маленькой — насчет крепенькой армии. Как, за счет чего, почему именно сейчас, а не годом, например, раньше?..

Естественно, что президентские слова — не догма, а лишь руководство к действию. Да и не обязан он раскладывать согражданам по полочкам всю суть военной реформы. Но и с бухты-барахты такие заявления не делаются, ведь речь идет о такой серьезной и крупной структуре, как армия, — огромном механизме, по сути государстве в государстве, — которую не повернуть направо-налево одной лишь громогласной командой. Значит, военные подготовили программу собственного реформирования, обосновали ее — и уж тогда предложили президенту на утверждение. Так, по идее, должно было быть.

Однако получилось, как это обычно у нас и бывает: сказав “а”, не успели придумать про “б”. Известно, что инициатором нынешнего реформирования Вооруженных Сил является начальник Генштаба Анатолий Квашнин. Именно он предложил Владимиру Путину новую концепцию военного строительства и возможных преобразований. Кто б спорил, что идея неплоха? Армия у нас и впрямь оказалась в... — ну, в общем, пониже спины. Однако как сделать, чтобы она оттуда вышла, генералы президенту так толком и не сказали. Это не голословные заявления: наши родные военачальники, полные задора и энтузиазма, и впрямь не знают, как превратить Вооруженные Силы в могучие и надежные. По крайней мере никто толком из них так и не может рассказать, как именно будет проходить военная реформа. То ли Генштаб поторопился со своими инициативами, не успев проработать детали, то ли наболело у Верховного и он дал отмашку, услышав предложение “усилить и углубить”, то ли — самое страшное — реформирование было объявлено из-за отсутствия денег на военные расходы...

Итак, что же мы имеем на сегодняшний день? Армию решили сократить, обеспечить и обучить. Как это будет реализовываться?

По первому пункту — понятно: сократят как миленьких. По второму — это еще вопрос: ведь деньги с неба не свалятся, а те, что есть, съест само сокращение. По третьему... Можно научить солдата стрелять и водить танк, можно выучить летчика и моряка, можно поменять одних генералов на других. Но ведь это все есть в российской армии и сейчас!

Складывается такое впечатление, что дальнейшую программу просто не успели продумать. О глобальных изменениях речь пока никто не ведет — разве что о переформировании уже имеющихся военных структур. Реформированием назвать все это можно с очень большой натяжкой.

Создание профессиональной армии — не рассматривается. Изменение системы боевой подготовки — аналогично. В чем тогда смысл? Пока только — в выбивании дополнительных денег на оборону.

— Ура-а-а-а-а!.



Партнеры