Рамиз Мамедов: защитите защитника!

17 января 2001 в 00:00, просмотров: 652

Недавно Интерпол объявил в розыск португальский паспорт бывшего спартаковца, а ныне игрока австрийского “Штурма” Рамиза Мамедова. Ситуация спровоцировала целый поток самых невероятных слухов и домыслов. Отечественная пресса активно обрушилась на игрока и фактически обвинила его в подделке удостоверения личности. “МК” попытался развеять эти подозрения...

Карьера бывшего защитника красно-белых Рамиза Мамедова уникальна: он облачился в майку киевского “Динамо”, не успев остыть от формы московского “Спартака”. Подобное удалось разве что известному голкиперу 70-х Александру Прохорову. Да еще не менее знаменитому форварду Сергею Юрану. Правда, он поменял футболки в обратном порядке.

Символично, что судьба свела Юрана и Мамедова в одном “флаконе”, а именно в “Штурме” — ведь нападающим и защитникам всегда есть о чем потолковать. К тому же темпераментный и общительный Юран совершенно истосковался один в крошечном Граце. И потому, как только команде потребовался хороший защитник, сразу же перетащил туда Мамедова — в то время Рамиз маялся в Киеве.

Поначалу руководство “Штурма” собиралось взять Мамедова на год в аренду. Но после серии удачных игр решило не затягивать испытательный срок так надолго и предпочло подписать контракт сразу. И тут — дурацкая осечка... Словом, Рамиз проходил себе спокойненько (как, собственно, всякий честный человек) паспортный контроль в венском аэропорту, ни сном ни духом не чуя беды, как вдруг его, непонятно с какой радости, тормозят пограничники. Отбирают португальский паспорт, по которому футболист благополучно пересекал границы начиная с 1999 года. И отправляют в Москву на неопределенный срок...

Мы с Рамизом встретились в кафе на проспекте Мира. Если честно, я прекрасно знала, что он и прежде частенько бывал в этом заведении с друзьями-одноклубниками. Даже историю одну слышала, как футболисты спорили, кто из них будет за ужин платить. Что характерно, один кричал: “Я!”, другой: “Нет, я!” — а в итоге дело чуть до драки не дошло.

— А ты, как выясняется, криминальная личность! Паспорта иностранные подделываешь...

— Да уж, куда деваться! Только вот непонятно, почему же я почти два года ездил себе по этому паспорту без всяких проблем, и никто его не искал, а тут вдруг — нате! Неожиданно им заинтересовался Интерпол! Любопытно, где же они все раньше-то были?!

— А откуда вообще у тебя португальское гражданство: наверное, вступил в фиктивный брак?

— Вовсе нет. Я вообще не женат. Вернее, у меня есть гражданская жена — москвичка Наташа. Мы уже три года вместе.

— Стало быть, коварная иноземка не вытягивает из тебя деньги? Слухи такие, если честно, ходили.

— Все гораздо проще. С португальским гражданством мне помогли родственники — благо они у меня живут в этой стране.

— Кстати, почему ты выбрал именно португальское гражданство?

— Эта страна входит в ЕС, что решает массу вопросов. А главное, в футбольном мире отношение совершенно другое — европейский игрок котируется значительно выше, и прав у него значительно больше.

— Словом, проблем с законом у тебя не было?

— Никаких. А теперь вдруг выяснилось, что португальцы сами же потеряли документы на оформление моего паспорта. Собственно, я для того в Москву и приехал, чтобы их восстановить.

— А на твоей карьере все эти разборки не отразятся?

— К счастью, руководство “Штурма” полностью на моей стороне. Там прекрасно понимают, что мне было решительно незачем разъезжать повсюду с фальшивым португальским паспортом, в то время как можно было поставить визу в другой — российский.

...Ирония судьбы в том, что, несмотря на противный осадок от случившегося, Рамиз в итоге получил возможность подольше побыть в родной любимой Москве, где по той же иронии сейчас коротают дни его друзья и тоже бывшие спартаковцы Бушманов и Цымбаларь.

А друзья они и впрямь закадычные. Душевная когда-то компания была в “Спартаке”. Году эдак в девяносто пятом — девяносто шестом. Бушманов в то время даже собаку в шутку назвал Рамизом в честь своего друга Мамедова. Тот, правда, не растерялся и пригрозил завести крысенка по имени Буш.

— У нас и впрямь команда редкая была. Как одно целое. Помнится, провинились мы с Цымбаларем перед Романцевым. Не поехали в город Камышин на какой-то малозначительный, по нашему мнению, матч. Олег Иваныч нас тогда за это на полгода в дубль перевел. Так ведь вся команда после этого к нему ходила за нас заступаться.

— Ну и как, успешно?

— Нет, конечно. Романцев в таких случаях человек принципиальный. Но поддержка-то со стороны ребят все равно чувствовалась. А это — главное!

...Ко всему прочему Рамиз еще и жил недалеко от Тарасовки (впрочем, эта квартира у него до сих пор есть). Естественно, одноклубники нередко его навещали. В какой-то момент руководству красно-белых все эти тусовки надоели, и ни в чем (кроме как в излишнем гостеприимстве) не повинный Рамиз Мамедов был вынужден уйти из “Спартака”. Точнее, контракт-то у него сохранялся еще довольно долго, только вот играть было негде. Однажды Рамиз не выдержал и пришел к Романцеву с просьбой вернуть его в основной состав. На что Олег Иванович только улыбнулся:

— Видишь ли, Рамиз, у нас сейчас связка Юран — Цымбаларь играет. Боюсь, вас троих мне уже не потянуть!

Словом, не везет так не везет. Вот в 1994-м, например, Пал Федрыч Садырин, будучи главным тренером сборной, не взял Мамедова с национальной командой на чемпионат мира.

—А что делать? Есть же такие понятия: симпатия—антипатия. Вот у нас с Пал Федрычем теплые отношения определенно не сложились.

Романцев, напротив, в сборную Мамедова взял, но накануне Евро-96 футболист порвал паховую мышцу и поехать в Англию не смог. Ну а потом пошло-поехало. Вот и со “Спартаком” в итоге отношения разладились.

— Если честно, я очень скучаю по Москве. Тем более что население города Граца — 300 тысяч человек. Естественно, все друг друга знают. Днем никуда спокойно не выйдешь: каждый непременно сочтет своим долгом проявить внимание. (В любимой столице, что и говорить, спрятаться гораздо легче.) А вечером в Граце тоже податься решительно некуда — ни тебе дискотек, ни ночных клубов.

— Неужто сил еще и на бурные развлечения хватает?

— Сказать по правде, сил остается все меньше. Возраст все-таки чувствуется — мне ведь уже 28. Восстанавливаться становится труднее. Но и дома сидеть постоянно — скука смертная. Ведь мы с Серегой и общаемся-то исключительно друг с другом. С кем еще?

— К чему же тогда было менять прекрасный Киев на этот Грац?

— Попробуй поиграй в киевском “Динамо”. Это тебе не “Спартак”. В “Спартаке” тренировки динамичные, игровые, а в Киеве — исключительно силовые. Такие нагрузки не всякий выдержит. И футбол там совершенно другой. Для меня непривычный. К слову, в “Штурме” я чувствую себя значительно органичней. В плане техники там много общего со “Спартаком”. И вообще обстановка классная. Зимой, к примеру, команда на льду тренируется — в хоккей играет.

— Представляю себе Юрана в шлеме и щитках!

— А что, на льду он смотрится отлично.

— Новых травм не боится? А то ведь ему в этом деле как утопленнику везет: то ногу чуть не оторвало из-за неудачного подката, то голову разбили — аж жуть! У тебя-то, слава богу, со здоровьем все нормально...

— Да, слава богу, у меня пока вроде все цело. Кстати, во многих странах серьезные клубы, прежде чем взять легионера, просвечивают его в специальной барокамере, чтобы связки и кости в подробностях рассмотреть.

— Давай все же к Киеву вернемся. Трудно было с Романцева на Лобановского переключаться?

— Этих людей вообще сложно сравнивать. Конечно, и тот и другой личности масштабные, но в то же время совершенно разные. Романцев, бесспорно, феноменальный психолог. Он способен настроить игрока на любой лад: может зарядить нечеловеческой энергией, может, наоборот, жестко поставить на место и надолго вправить мозги. Но главное, что и тот, и другой мне очень много дали.



Партнеры