До 80 и старше

20 января 2001 в 00:00, просмотров: 639

ВНИМАНИЕ: РОЗЫСК!Разыскивается Кузнецов Дмитрий Сергеевич, 1982 г.р., который 29 декабря 2000 года ушел из дома и не вернулся. На вид 18—20 лет, рост 176 см, нормального телосложения, лицо треугольное, волосы прямые, светлые, короткие, брови прямые, подбородок прямой, глаза серо-голубые. На левой брови шрам длиной 1 см, на улице часто оборачивается, говорит медленно, плохо ориентируется в незнакомом месте. Одет: шапка черная вязаная, куртка кожаная на меху, с капюшоном, темно-коричневые брюки, темно-зеленый свитер, черная водолазка, синее трико, черные шерстяные вязаные носки, коричневые ботинки на шнурках. При себе имел сумку с продуктами. Звонить 324-76-02, 324-29-79.

* * *

Говорят, пожилые люди панически боятся смерти. Каждый прожитый день — еще одна удача, успех, победа прогрессивных сил в борьбе со злом. И с годами виртуальная битва становится все более ожесточенной — в 80 лет смириться с мыслью, что пора покидать сей бренный мир, гораздо сложнее, чем в 60. Любой шанс, любой вариант — только бы поприсутствовать еще на этом празднике жизни.

А что надменные потомки? Конечно, где нам с вами понять странную любовь бабушек и дедушек к жизни. Нонче век скоростей, век международного терроризма, век СПИДа, наконец... Судьба хомо сапиенс висит на волоске, любая случайность, чик — и ты уже на небесах. Следовательно, к собственной смерти следует относиться философски. И нечего этим старым клячам путаться под ногами, хвататься за врачей, как утопающий за соломинку. Пусть скажут спасибо, что в XXI век одним глазком дали заглянуть...

В Новом, 2001 году бабе Кате должно было исполниться 90. Она, конечно, не планировала жить так долго, и в лохматом 1920-м, прикинув, сколько ей стукнет на стыке двух веков, пригорюнилась. “Не доживу”, — вздыхала юная москвичка. Тем не менее дожила, воспитала двух сыновей, приватизировала для них небольшую, но симпатичную двухкомнатную квартиру на Беговой. И спокойно, с достоинством, готовилась встретить юбилей. О смерти старалась не думать. Страшно.

Правда, иной раз, в минуты отчаяния бабе Кате даже хотелось поскорее умереть. Ее замучил старший сын. Немолодой уже балбес жил у мамы вместе с любовницей и регулярно устраивал “сеансы физиотерапии” — колотил старушку всем, что попадалось под руку. Изверга интересовал только один вопрос: кому матушка завещает искомую жилплощадь? Мужик подозревал, что квартира достанется не ему, а брату. Он мрачнел, он пьянел, и никто ему по-дружески не спел: бить родную мать — последнее дело на земле. Даже у людоедов так не принято. Пенсионерка все терпела, отшучивалась, на больной вопрос отвечала: уже не маленькие, сами разберетесь с квартирой. Она не догадывалась, что это вопрос жизни и смерти.

Баба Катя умерла сразу после Рождества. Старший сын звякнул в “скорую”, прогудел “Усопла!” и запил горькую. Когда приехали забирать труп, он уже лыка не вязал и размазывал по лицу пьяные слезы. К вечеру безутешный алкаш с любовницей нажрались до такой степени, что стали звонить в службу перевозки трупов по второму разу: мол, почему до сих пор не забрали матушку? (Тело к этому времени давно лежало в морге.)

А еще через три дня сынка арестовали. С экспертизой не поспоришь: у пенсионерки переломы ребер, странгуляционная борозда на шее... Оказывается, в ночь после Рождества подонок применил к матери новые формы физического воздействия. Негодяй избил престарелую женщину табуреткой и слегка придушил. Зато потом горько плакал, сокрушался: “Сирота я теперь”.

Кстати, квартиру баба Катя действительно не собиралась жертвовать кому-то одному. Она надеялась, что сыновья просто поделят жилплощадь — честно, по-братски... Вот так.

...В Новом, 2001 году бабушке Фане должно было исполниться 87. Иногда эта цифра приводила ее в ужас. В самом деле, столько всего было в жизни — революция (это, правда, она помнила очень смутно), нэп, репрессии, война, оттепель, застой, перестройка, демократия... И вот теперь — непонятно что, названия еще не придумали. Путь по жизни был долгим, тяжелым и, увы, не без потерь. К концу века бабушка совсем сдала, ей ампутировали ногу. А родственники... Родственники были самой большой бедой бабушки Фани. Любимый внучок превратил последние месяцы жизни женщины в сущий ад.

Вообще у пенсионерки было два внука. Их отец — уважаемый человек, хорошо известен в силовых структурах, в частности в спецподразделении ФСБ. Один из молодых людей — нормальный, без тараканов в голове. А вот второй, надежда и опора... Еще в тинейджеровском возрасте (сейчас ему 21) парень подсел на наркотики. С каждым днем он увязал все глубже. Вскоре жить в доме стало невыносимо — юноша тащил на улицу все что плохо лежало и менял на зелье. Его суточная доза все время росла и к Миллениуму достигла невероятных размеров: полтора грамма (!) героина плюс жгучая смесь из первитина, циклодола и т.д. Парня возили в клиники по всему бывшему Союзу — бесполезно. В конце концов отец с братом (мать давно покинула семью) устали бороться и съехали, оставив наркомана один на один с бабушкой Фаней. Несчастная калека обстирывала, обштопывала законченного наркомана, как могла поддерживала чистоту, безропотно отдавала всю пенсию — в противном случае внучок просто бил бабушку смертным боем. Да и смотреть, как он мучается, было невыносимо: “героиновый” мальчик, когда не хватало наркотиков, в прямом смысле слова лез на стену и даже... грыз батареи отопления.

Так продолжалось все последние недели. Конец был прост, логичен и ужасен. Когда женщина попыталась приласкать любимого внучка во время очередной ломки, он задушил старушку шнуром от электросамовара. Встретить Рождество и свое 87-летие бабушка Фаня не успела. Кажется, Дюма подметил: молодость — это возмездие для стариков. Возмездие... За что? И в чьем лице? Обезумевшего наркомана, который давно утратил человеческий облик?

Труп пенсионерки нашел второй внук, когда привез продукты. Преступника задержали быстро. По особым приметам, так сказать... Он пришел на Белорусский вокзал, разделся догола и стал бросаться на электрички. Полный финиш.

Сейчас расследованием этого дела занимается Савеловская прокуратура столицы. Допрос арестанта длится ровно две минуты: следователь задает вопрос, обвиняемый говорит, что ни на какие вопросы отвечать не будет. Молчание — золото. Да и о чем тут говорить?

Медэкспертиза показала, что у парня прогрессирует гепатит С.

ОБ ОТДЕЛЬНЫХ ПРОИСШЕСТВИЯХ. И снова из серии “дорогие мои старики...” Ничего не попишешь, — такая уж неделька выдалась. В Новом, 2001 году дедушке Саше должно было исполниться 83 года. Собственно, у него и сейчас есть все шансы отметить славную дату, только, боюсь, в не очень комфортных условиях. Как-то на днях пенсионер позвонил 60-летнему соседу. “А что, Аркадий Варламыч, не хлопнуть ли нам по рюмашке?” Сосед, как пионер, был всегда готов. К несчастью, бутылка не только сближает. Друзья разругались, гость полез в драку. Он не учел, что у пожилых людей особая любовь к жизни. Дед Саша схватил кортик и зарезал собутыльника, потом оттащил труп на кухню и продолжил трапезу.

Погибшего хватились не сразу. Ну, ушел к соседу, загулял, дело-то молодое... Потом жена все-таки забеспокоилась, вызвала милицию. Но квартира дедушки Саши словно вымерла — на звонки никто не отвечал. Прошло двое суток. Наконец участковый предпринял отчаянный шаг: залез на дерево и увидел в окно мощного старика — тот мерил квартиру шажками из угла в угол. Думал. Переживал. После этого дверь, естественно, взломали, а убийцу задержали. Впрочем, посадят ли его — большой вопрос, все-таки злодей уже не стар, а суперстар.

В квартире на Матросской Тишине задушена 88-летняя женщина. Все очень загадочно, никаких зацепок. По городу по-прежнему упорно муссируют слухи, что объявился некий маньяк, который ходит по квартирам, убивает пенсионерок с целью ограбления, в день получения пенсий. Официально такая информация не подтверждена. Действительно, число убийств пожилых женщин в последнее время возросло, но кто в этом виноват — маньяк или стечение обстоятельств, пока неясно. По картине сходны лишь два убийства старушек в Южном округе (“МК” рассказывал об этом в декабре в рубрике “Срочно в номер!”).

И все равно, дамы из категории старшего возраста (до 80 и старше), — не открывайте дверь кому попало. И заодно не забывайте: самые опасные маньяки, как это ни грустно, — родные и близкие. Последний пример — позавчера 24-летний подонок задушил 79-летнюю бабушку. За что? Денег на водку не дала. Может, действительно лучше умирать молодым? Вдруг потом, на старости лет, будут внуки...

P.S. Все имена персонажей изменены.



Партнеры