КОНЕЦ “МОНИКАГЕЙТА”

25 января 2001 в 00:00, просмотров: 432

  Билл Клинтон покинул Белый дом в субботу, 20 января. А днем раньше — в пятницу, 19 января, он соскочил с крючка правосудия. Произошло это после длительных торгов между адвокатами президента и специальным независимым прокурором Робертом Рэем.

     Условия сделки были таковы. Президент Клинтон сделал заявление, в котором он признает, что его показания на “Моникагейте” были “фальшивыми”. (Он все-таки избежал их характеристики как “лживых”.) В заявлении на двух страничках центральная фраза звучит так: “Я пытался балансировать между законными действиями и фальшивыми показаниями. Сейчас я осознал, что я не полностью достиг этой цели, и некоторые мои ответы на вопросы о госпоже Левински были фальшивыми”.

     В ответ на это “чистосердечное” признание прокурор Рэй согласился не предъявлять Клинтону никаких обвинений, после того как тот превратится из президента в “просто” гражданина. (Пакет сделки предполагал, что Клинтон сделает свое признание, будучи еще хозяином Белого дома. Это условие имело целью “показать стране”, что в Америке никто не может стоять выше правосудия, даже президент.) Согласно сделке Ассоциация адвокатов штата Арканзас, вместо того чтобы лишить Клинтона права заниматься юридической практикой, заморозила его лицензию на пять лет. Клинтон согласился также уплатить ассоциации штраф в 25 тысяч долларов и отказаться от возврата денег, израсходованных им для оплаты своей защиты в федеральных судах. Клинтон, конечно, не собирается заниматься юридической практикой в своем родном штате — у него иные, более грандиозные планы, — но эта сторона сделки была необходима для того, чтобы президент понес хоть какое-то наказание за свое лжесвидетельство.

     Ни уходящий президент Клинтон, ни новый — Буш, ни офис прокурора не хотели, чтобы “Моникагейт” перекочевал во временные рамки республиканской администрации. Несмотря на глубокую личную неприязнь Буша к Клинтону, новый президент отлично понимал, что продолжение “Моникагейта” объективно омрачит его правление. Бушу пришлось бы столкнуться с неприятным выбором: помиловать или нет Клинтона в случае его осуждения? Он хорошо помнил, что помилование Фордом Никсона за “Уотергейт” стоило первому второго президентского срока. Когда недавно Буша спросили: помилует ли он Клинтона? — Буш дал уклончивый ответ.

     Главная виновница скандала — самая знаменитая практикантка Белого дома Моника Левински — тоже вроде бы довольна: как заявил ее адвокат, “Моника глубоко удовлетворена, что все осталось наконец позади...”.

     А вот изменницу и доносчицу Линду Трипп в последний день президентства Клинтона уволили из Пентагона и лишили зарплаты в 98.744 доллара в год. Ее адвокаты охарактеризовали это как “акт мстительности” и заявили, что будут добиваться ее восстановления на работе.

     Так закончились длившийся три года “Моникагейт” и семь лет — “Уайтуотер”, обошедшиеся налогоплательщикам в рекордные 60 миллионов долларов.

    



Партнеры