Голос Америки с русским акцентом

30 января 2001 в 00:00, просмотров: 793

Парадоксальная вещь случилась на последнем кинофестивале “Лики любви”. О талантливой актрисе-соотечественнице московская публика узнала благодаря американскому кино. Наталья Назарова, вероятно, первая русская актриса, приглашенная на главную роль в Штаты. В фильме “Почтовый рай” она сыграла украинскую девушку, которую в качестве невесты завлекли в штат Мичиган приятели-шутники. Картина получила призы на американских кинофестивалях, а Наташа вернулась в Москву — к мужу, известному актеру Геннадию Назарову, и Батоше. Батоша — это черно-белая псина неопределимой породы со звонким голосом.

Справка: Наталья Назарова — актриса, окончила ГИТИС. Три года провела в ТЮЗе. Сейчас одновременно работает в России и Америке. Недавно выпустила первый диск в Штатах, пишет сценарии. Как актриса дебютировала в картине “Почтовый рай” (реж. Томпсон Клей). Снялась в сериале “Южный декамерон” (реж. Кирилл Серебряников), который скоро выйдет на ТВ. Вместе с мужем преподает в ГИТИСе на факультете эстрады.

— Как выглядела первая встреча с американскими киношниками?

— Я приехала совершенно изможденная от долгого перелета и волнения. Первое, что я увидела, когда открыла дверь гостиничного номера, — огромную вазу с фруктами. На следующий день должен был прийти продюсер. Я волновалась жутко. И вот — стук в дверь. Открываю ее и вижу человека с огромным букетом. Я решила, что это и есть тот самый продюсер: бросилась жать руки, кричу “Здравствуйте” и тут замечаю, что на мужике лампасы и он просто здесь работает. Он тоже испугался, прокричал “Ноу, ноу”, поставил цветы и убежал. Тут я поняла, как опозорилась. Где-то через полчаса прибыл настоящий продюсер — как и я, жутко нервничающий. Так все и началось.

— Что собой представлял режиссер?

— Меня повезли знакомить с режиссером на киностудию. И вдруг я смотрю, как из-за поворота выезжает собака — в фуражке и на небольшом автомобиле. Едет одна, безо всякой помощи. Я не могу понять, в чем дело, а в кустах сидят режиссер со сценаристом и ржут. Оказалось, что автомобильчик радиоуправляемый, а собака дрессированная. Ее уже весь город знает... Когда я приехала на студию, все сразу стали говорить: “О, звезда приехала!” Мне было так неудобно — какая я звезда? Но они очень упорно поддерживали во мне это ощущение и делали все, чтобы мне было хорошо. Но это не только ради меня — просто у них так принято, потому что актерский профсоюз очень мощный, и если артиста вовремя не накормят, то всем может за это достаться. Во время съемок кормили строго по часам, и всегда рядом с площадкой стояли закуски и кофе.

— Наташа, а почему они пригласили русскую актрису, если им принципиально была нужна украинка?

— Для них русские, белорусы, украинцы — одна нация. Они писали сценарий как раз тогда, когда Союз уже распался и Украина отделилась. Причем все это они связали по аналогии со своими индейцами и резервациями: вроде как у них угнетали индейцев, так же угнетают украинцев русские. От этого я пришла в ужас: “Неужели эту клюкву я буду делать?” Я решила переделать некоторые вещи, и в Америку приехала со своими исправлениями.

— Открой секрет, какими словами можно уговорить переделать сценарий?

— Я приехала на студию, такая испуганная, но настойчивая, и приготовилась к тому, что сейчас придется их убеждать и приводить какие-то исторические параллели. Говорю им, что у меня есть некоторые предложения по сценарию. Они спрашивают: “Какие?” Выкладываю свои листки, и они так лихо и покладисто говорят: “Хорошо, мы это берем”. Я так удивилась! Почему все без борьбы, я же так не привыкла. В России бы такой номер не прошел. А потом еще приехала приглашенная звезда — индианка Танту Кардинал, и тоже вырезала ту же сцену, которую я хотела изменить.

— Был соблазн во время съемок повести себя “по-звездному”: покапризничать, скандальчик устроить?

— Я в принципе человек очень смирный и послушный, не из тех актрис, которые устраивают скандалы. Другое дело, что иногда, когда ситуация припирает, я становлюсь упрямой, но это бывает редко. Американцы не понимают, что некоторые вещи русский сделать не может. Однажды я взорвалась, когда меня попросили сыграть какую-то ведьму — надо было лечить больную лошадь пассами, водя над ней руками. Я сказала, что это чушь и такого быть не может: “Вы думаете, что мы там в России все — сплошные шаманы с Севера?” А они меня не понимают — режиссеру нужна дешевая мистика. И только после того, как я заорала на них, режиссер сказал: “Все-все, пусть делает как хочет”. Конечно, я сразу извинилась.

— Давай чуть отойдем от кино. Правда, что поставленный в ГИТИСе голос уже полюбился Америке?

— У меня было два концерта — в Чикаго в зале “Джаз шоу кейс” и в Лос-Анджелесе на фестивале “AFI Fest 2000”. Американцы любят джаз и романсы, хотя больше слушают кантри и качественную попсу. После концерта меня пригласили на чикагское радио. Там сначала ведущий отнесся ко мне с некоторой настороженностью, но когда проиграли несколько песен, вдруг пошел шквал звонков — народ стал просить еще прокрутить песни. Я сама слушала, как люди говорили, что им нравится сочетание нежного романтического тембра и джаза. У меня же голос не такой бархатный, как у черных, но и не такой резкий, как у белых американцев. Я знаю, что теперь на шести-семи радиостанциях мой диск раскручивается и вошел в какую-то десятку наиболее часто проигрываемых.

— Когда-нибудь тебя услышат русские зрители?

— Телесериал “Южный декамерон”, в котором я снялась, должен выйти где-то в феврале. Каждая серия сделана как отдельный фильм, а все сюжеты основаны на мировых историях: “Кармен”, “Каменный гость”... Моя серия называется “Бои без правил”, там у меня очень трагичная роль. Я играю беременную женщину, которая потеряла мужа в Чечне, вышла замуж за его товарища, но уверена, что первый муж жив, и начинает потихоньку сходить с ума. Режиссер решил использовать мой голос и дал мне попеть в фильме... Так получается, что в каждом фильме я пишу письма, пою и плачу.




Партнеры