ПРОДАЖНАЯ НАУКА

29 марта 2001 в 00:00, просмотров: 262

  —Кофточка-то у нее — “Лето-Версаче”, — критически разглядывая вновь пришедшую, промолвила роскошная блондинка в лиловом.

     — А юбка — “Осень-Гуччи”, — тут же добавила ее подруга в красном.

     Как ни крути, в Москве, при огромном количестве пафосных бутиков, выпендриться сложно. Особенно если ходишь на великосветские рауты. И если нам, простым смертным, приходится нелегко, то что уж тогда говорить о звездах?

     К счастью, сведущие люди подсказали мне одно местечко. И чтобы оказаться с нашими звездами на одной, так сказать, орбите, хоть недельку да погреться в лучах их славы, я устроилась на работу простым продавцом в один из самых модных бутиков Москвы, где продаются исключительно вещи российских дизайнеров.

     Если не умеешь улыбаться, в торговлю лучше не лезь. Чтобы устроиться в место поприличнее — нужно стать олицетворением учтивости. Именно по причине неприветливости моей физиономии меня как-то не взяли на работу в “Том Клайм”. Хотя я и пыталась мило ворковать, психолог резюмировал:

     — Вы нам, девушка, не подходите...

     Тогда мы с подругой и решили обзавестись собственной торговой палаткой. Взяли в аренду ларек на станции метро “Динамо”, денег в долг, наняли продавцов и стали торговать собачье-кошачьими кормами и прочими звериными прибамбасами.

     Поначалу никто не брал наполнитель для кошачьего туалета. Люди шугались: мол, наших кошек этими гранулами только пугать. Но мы не сдавались и каждому засунувшему свой нос в маленькое отверстие ларька пели песни о его незаменимых свойствах. Скоро первые новые русские пятничными вечерами, отправляясь по Ленинградке на дачи, стали закупать у нас “кошачьи” мешки огроменными количествами и засыпать ими первые новорусские дачные туалеты (для себя, а не для своих котов). Тогда-то я поняла один из принципов грамотной торговли: даже хорошие вещи гибнут от недохваленности.

     * * *

     В одном из бутиков Москвы центре города, куда я устроилась поработать продавщицей, давно смекнули, что хорошо предложенный товар уже наполовину продан. Каждому клиенту здесь уделяется уйма времени — в среднем получасовая экскурсия по прилавкам. Поэтому первым делом мне дали домашнее задание на дом: выучить, что и про какого модельера нужно говорить. И главное при этом — быть с каждым покупателем искренней и не втюхивать плохо сидящую вещицу. Полночи я учила дизайнерские “понятия” и представляла, как буду притворяться суперприветливой и общительной. На следующий день я обожглась на первой же клиентке.

     Вышедшая из примерочной кабинки женщина с надеждой в голосе спросила: “Ну как?..”

     Я честно оглядела ее с ног до головы и ответила абсолютно искренне:

     — Юбка вам очень идет.

     Женщина восприняла мой ответ как оскорбление:

     — Ну, юбка-то моя, я ее сто лет назад купила. Я про кофточку спрашиваю...

     И кофточка, надо признаться, была вполне приличная. Такие кофточки пусть не особо красят, но бывают незаменимы — особенно когда хочется одеться с настоящим вкусом, то есть незаметно.

     Чтобы не случалось подобных проколов, менеджер бутика Леонид регулярно проводит с продавцами тренинги.

     Для усовершенствования навыков обыгрывают разные ситуации и заучивают ключевые фразы. Вместо банального: “Чем я могу вам помочь?” — “Здравствуйте! Вы у нас в первый раз?..”

     Высший пилотаж — ненавязчиво изучить вкус клиента и обменяться с ним координатами, чтобы в случае поступления новой коллекции сразу же набрать нужные семь цифр.

     Еще совершенно необходимо создать атмосферу раскрепощенности — поздравить с каким-нибудь праздником и вручить открытку. Благо праздников этих у нас хоть пруд пруди.

     В первоклассные бутики набирают продавцов в основном по знакомству, чтобы в случае чего не случилось конфуза. У всех девчонок в “моем бутике”, как оказалось, за плечами огромный опыт работы с искушенной публикой, и они давно выучили как дважды два четыре, что от них требуется в первую очередь. А именно — увеличения объемов продаж.

     * * *

     Купили мы как-то на Птичьем рынке петуха весьма экстравагантной окраски. Поместили в клетку и повесили табличку “Петух бойцовский”. Тут-то и случилось нам счастье. Народ повалил смотреть на птичку, заодно захватывая что-нибудь с наших прилавков. Петух доставлял много неприятностей: ровно в семь утра начинал кукарекать, тревожа весь палаточный ряд. Но продавцы понимали всю его рекламную важность, поэтому терпели, только заклеивали на ночь клюв подлого монстра скотчем. Тогда я и поняла, что главное для успеха торговой деятельности —заставить людей нуждаться в том, о чем они раньше и не слыхали.

     * * *

     Только модники со стажем знают, что первые бутики в Москве появились в начале 80-х. “Шарм” и “Венец Парижа” стали заведениями закрытого типа и работали по клубному принципу. Новинки от звезд такого уровня, как Готье, предлагались клиентам по телефону.

     Первый же бутик “в законе” был, конечно же, “Версаче”, который открылся в начале 90-х.

     С отечественными именами гораздо сложнее. Продавая собственные вещи в России, больших капиталов не заработаешь, и без пресловутых спонсоров никуда. Поэтому бутиков отечественных модельеров в Москве немного — есть они у Валентина Юдашкина, Виктории Андреяновой и Хелен Ермак.

     Наш бутик открылся в октябре 2000 года. Это первый бутик, где собраны в “оливье” одежда и аксессуары дизайнеров России и стран ближнего зарубежья. Причем как уже широко известных, так и начинающих. Это и есть та фишка, которая привлекает сюда звездную публику. Оказывается, итальянских и французских тряпок у всех давно завались, но настоящего фурора с таким гардеробом не произведешь!

     Ну очень хрупкая девушка в розовой шубке по имени Катя Лель влетела как вихрь. Пробежалась вдоль вешалок, твердя как попугай: “Очень красиво! Очень красиво!” — обменялась с менеджером Леонидом телефонами и умчалась. Весь визит — пять минут. Потому что трудно так сразу найти что-нибудь для сцены, наверняка переплюнув конкуренток. Здесь берут одежду и ведущие музыкальных программ нашего ТВ и модные журналы. Яркие краски и сумасшедшие фасоны гораздых на выдумку россиян хорошо смотрятся с экранов телевизоров и глянцевых обложек.

     Клара Новикова в восторге от нарядов Ольги Солдатовой, похожих на оформление станции “Маяковская”, с традиционными нашитыми звездами и термоаппликациями портретов своей любимой героини — первой английской летчицы Ами Джонсон.

     Рыжий “Иванушка” пару раз покупал здесь рубашки южных сочетаний — золотисто-желтый и бирюза, морская волна и красный — от Маки Ассатиани. Эта молодая грузинка уже открыла свои бутики и в родном Тбилиси, и в Париже.

     Певица романсов Валентина Пономарева обожает авангардного дизайнера из Вильнюса Сандру. Арина Шарапова для своего нового проекта на ОРТ “Модное” выбрала знаменитую старинными тканями и фурнитурой Елену Супрун.

     А вот Лене Перовой нравится все.

     — Если честно, я ненавижу ходить по магазинам и копаться в шмотках, — вертясь перед зеркалом, заявила мне Лена, пока я пыхтела у нее за спиной, застегивая молнию на очередном платьице. — Но здесь продавцы все сами за тебя сделают: и к лицу подберут, и с чем носить придумают...

     Перемерив практически все, Лена запала на платье Ольги Солдатовой.

     — Класс, особенно номер на груди. Как у спортсменки, — восхищалась Перова. — Жаль, что велико!

     * * *

     Разнообразие выбора кошачье-собачьей дребедени в нашей палатке ошеломляло. От геля с эффектом мокрой шерсти до трусов для сук во время течки с прокладками. Народ такой эксклюзив ценил. Пацаны снимали с себя голдовые цепи приблизительно с такими словами: “У моего пса такая же шея, я примерял” — и требовали своему песику позолоченный ошейник ручной работы на заказ. Они были уверены, что их любимцам нужно только все самое крутое и в единичном экземпляре. Тогда-то я поняла, что хороший продавец должен — убедить покупателя забыть в этот момент обо всем, кроме того, что ему продают.

     * * *

     Здесь тебе никто не скажет: “Че надо?..” Никто не станет оценивающе осматривать твой прикид и хамить. Но не потому, что такие воспитанные. А потому, что сегодня ты помятый пассажир метро, а завтра одна только мысль об этом виде транспорта тебя повергнет в ужас. Москва — город необычайных возможностей. Хороший продавец это понимает и ведет себя даже с откровенным дебилом так, как будто все в этом мире только для него.

     Расцветка стен нашего бутика — только что подавленная клубника с морковкой — успокаивает. Уютные диванчики с подушками, ненавязчивая классическая музыка. Здесь тебя “оближут”, как в знаменитом фильме “Красотка”. А чтобы кавалер, которого ты взяла с собой в качестве кошелька, не скучал, ему предложат кофе и особый писк — мужское белье от Ирины Бучельниковой. И не без успеха: целую партию ярко-оранжевых трусов на подтяжках смели за считанные дни.

     — Снимите с меня звезду, оденьте на меня платок, — второй вечер подряд крутится у зеркала одна из основных клиенток бутика в сопровождении на редкость спокойного к женским слабостям мужа. Ему нравится все, но солидное служебное положение не позволяет любимой супруге носить некоторые вольности. Например, платье с откровенно прозрачной под венецианскими кружевами спиной и тем, что ниже.

     Здесь тебе сформируют новое отношение к моде: скоро тебя перестанут трогать всякие там буржуазные тенденции — все эти популярные в этом сезоне изображения зверей и крупных садовых цветов на шифоне, все эти меняющиеся каждый месяц цвета — розовый, фиолетовый, зеленый... Ты будешь ценить только творческий подход и скупать вещи, где большая часть стоимости приходится на количество отечественного дизайнерского мозга.

     * * *

     На домашних животных мы стали хорошо зарабатывать, поэтому и принялись вести жизнь праздную. Однажды в престижном спортивном комплексе пред нами вынырнул один из наших частых покупателей. Обычно он приезжал поздно вечером с двумя телохранителями и требовал для своей кошки Баськи новую игрушку. Надо признаться, он был серьезно шокирован, увидев девчонок из ларька с собой в одном бассейне. Но зауважал — и стал нашим не только самым постоянным клиентом, но и приятелем. Тогда-то я поняла, что для покупателя — ценность покупки увеличивается от личной стоимости продавца.

     * * *

     Такой маникюр есть далеко не у каждой девушки... Светский персонаж Андрей Оболенкин — баннер. Это новомодное словечко обозначает то, что именно этот человек ищет дизайнеров, вещи которых потом продаются в бутике. Андрей — человек-образ, он часто бывает в магазинчике, и его явление каждый раз — наглядное пособие для тех, кто хочет понять, что такое стиль.

     Своими пальцами-веерами он проверяет каждую юбочку и кофточку, выбирает только самое изысканное и часто отдает вещи на доработку.

     — Вы не оденете это для меня? — просит он девчонок-продавщиц. — Я хочу видеть, как это выглядит на теле...

     Чтобы работать в модном бутике, надо обладать вкусом и уметь самой всю эту роскошь носить. В первой половине дня здесь ни души. Светский образ жизни не предполагает ранней побудки. А пока — время продавцов. Надеваем все — от вечерних платьев до украшений. Исключение составляет только шикарное глухое платье под самый подбородок в стиле Людмилы Гурченко: его нужно четыре часа зашнуровывать и ровно столько же — в обратную сторону.

     Материал жалобно затрещал, когда я попыталась облачиться в пикантное пальтишко с голубым мехом из неопознанного зверя. Брюки долезали только до колен, а поместиться в узкие юбки я даже не пыталась. Да, у этих дизайнеров представление о красоте облегченное — звучащие, как приговор, 90—60—90. Но все-таки мне удалось натянуть просторную юбку Ольги Солдатовой и накинуть на плечи войлочно-кашемировую шаль в стиле семейства Адамсов модельера Алексея Пилина. Ну и, естественно, куда леди без головного убора — маленькой шляпки от Виолетты Литвиновой.

     Да, в таком наряде действительно чувствуешь себя дамой светской. Глупо, но становится на все наплевать — хочется только праздника, реверансов и комплиментов.

     Мода — это сказочный мир, в который каждой женщине необходимо попадать время от времени. Чтобы потом ловить на себе восторженные взгляды и стряхивать завистливые.

     Конечно, не в бутиках счастье, но каждая из нас согласится: если жизнь дала трещину, лучше плакать в костюмчике от модного дизайнера, чем в трамвае. И совсем неплохо приходить на работу туда, где все эти рюшки, шляпки и кружева можно хотя бы померить...

    



    Партнеры