ТУРНИР ПОЭТОВ

4 апреля 2001 в 00:00, просмотров: 252

  Алла МЕДНИКОВА,

     московская поэтесса,

     переводчик, редактор,

     замечательный бард —

     исполняет под гитару свои песни,

     работает визажистом в фотостудии,

     в “МК” печатается впервые.

     МЫТЬЕ ОКОН

     Пришла весна. Чешу угрюмо

     Коробки черепной забрало,

     Под коей затаилась дума,

     Как вошь под мышкой генерала.

     В окно ломилось буйство мая,

     Роняя цвет на подоконник,

     Моим стенаниям внимая

     Невозмутимо, как покойник.

     И вот, душою изнывая,

     Схватив намыленную ветошь,

     С чела недвижного смываю

     Весны разнузданную ретушь.

     Сквозь зубы поплевав на трассу,

     Как дальнобойщик по контракту,

     Туникой чресла препоясав,

     С окна сдираю катаракту.

     ...Дерзну ль в который раз взглянуть я,

     Цинизм надеждой опозорив,

     В окно, подернутое мутью

     От слез моих и скорбных взоров?

     Дерзну! Мешается цветенье

     На треть с пометом голубиным,

     Но я вплываю легкой тенью

     В стекла прозрачные глубины

     И тороплюсь, персты калеча,

     Чтоб эта девственная вишня,

     Мне ветви возложив на плечи,

     Со мной восплакала неслышно.

     Парю в пространстве незнакомом,

     Тягучем, как глоток муската.

     И застываю насекомым

     В янтарной капельке заката...

     * * *

     В тишайшем забытьи,

     музыке сфер внимая,

     В творении молитв,

     в забвении обид —

     Так привелось дожить

     до суетного мая...

     ...От звона соловья

     вечерний парк знобит,

     И в таянье свечи —

     обыденность и скука,

     И трепету в груди цена невысока...

     Но, пригубив бокал,

     оцепеней от стука

     В оконный переплет

     тяжелого жука.

     Сиди — высокий лоб

     в округлое колено —

     Пустая маета...

     А там уже — июль...

     ...Горчит, как “Совиньон”,

     неспелая Селена,

     И русской сакуры

     в окне трепещет тюль...

     МОСКВОРЕЦКИЙ НОКТЮРН

     От моральных падений все тело болит,

     От бессмысленных взлетов в крылах ломота,

     И сродни красноречью кладбищенских плит

     Заиканье дворов, мостовых немота,

     И течет чья-то жизнь по обрезу листа —

     Не услышит никто, да почует любой,

     И луна забавляется тенью креста,

     Обесчещенный купол венчая собой.

     Водосточной трубы проржавелый гобой

     Откликается гулом на шорох и стон

     Голубиной любови весной голубой,

     Опрокинутой навзничь на влажный бетон.

     Что ни опочивальня, то грязный притон,

     Задыханье и смрад нелюдского жилья,

     Но играет улыбки ржаной полутон

     На слюнявых окошках в потеках гнилья,

     И полощет победные стяги белья

     Ветерок-непоседа, и стрелки ползут...

     Вот проснется с похмелья Ордынка моя

     И зевнет... И на дрожках весну увезут.

     И уймется в канавах неистовый зуд,

     И кошачьи хвосты отогреют карниз...

     И замученный ангел очистит мазут

     Исхудалой рукой с опоганенных риз...

     * * *

     М.Б.

     Встретимся в Интернете.

     В час “Х”.

     На ущербной луне —

     Так, словно века томились в разлуке.

     Стенокардия клавиш.

     Сердец перестуки —

     Как в равелине — костяшки в кровь по стене.

     Плавится пластик.

     Блеет в Сети “коза”.

     Нипочему винчестер дает осечку.

     Целила в сердце,

     но лишь ноготок отсечен.

     Зеркало плачет, увидев мои глаза.

     Полно, оно же глупое! Я не умру

     Даже с диагнозом

     “Остановка жесткого диска”.

     ...В желтой жестянке —

     дыня, помноженная на виски.

     Ночь.

     Хэллоуин.

     Баю-баиньки.

     Точка.

     RU.

     Алексей АБЛЕЕВ,

     мастер спорта по волейболу,

     преподает физкультуру.

     “ДЕРЕВЯННЫЕ” МЕДАЛИ

     “Деревянные” медали,

     Деревянные гробы.

     Мы потери не считали

     В звуках яростной пальбы.

     Шли в атаку не сгибаясь,

     Гибли пачками, и вот,

     Смерть, над нами насмехаясь,

     Сохранила только взвод.

     И белеют кости в поле,

     Мочит их нещадно дождь,

     Жизни отдали, не скрою,

     За империю и ложь...

     Влад ВАСЮХИН,

     поэт и драматург, автор книг стихов

     “Тебе и огню” и “Любовник лагуны”,

     в “МК” печатается впервые.

     ВЕНЕЦИЯ С ВОДЫ

     Пергамент пристани, изученный и вдоль,

     и поперек, предстанет взгляду справа,

     и не поймаю — сладость или боль

     охватит память, пусть она дырява.

     У Веронезе так же пенятся круги,

     и те же лодки, лодочники, блики...

     Ждут камни снисхождения ноги,

     как ждем порой мы слова от заики.

     Пора! Ты помнишь в ближней лавке стеклодув

     нас удивлял своим искусством алым?

     А ресторан, откуда, психанув,

     ушли мы, не дозвавшись подавалы?

     Еще мгновение — и будем на земле,

     на площади, которая прекрасна.

     Она живет в единственном числе,

     и нас принять пока еще согласна.

     * * *

     Здесь жизни нет. Одно подобие

     ее страстей, ее тоски...

     Венеция, ты то надгробие,

     то крылья мне, то вновь тиски,

     то панацея, что на раны я

     кладу, смиряя плоти зуд,

     то гондольера песня рваная.

     Я склеил бы, да тщетен труд...



    Партнеры