СКУЛЬПТУРЫ РАЗДУЛИ, БУДНИ ОКРОВАВИЛИ

27 апреля 2001 в 00:00, просмотров: 241

  По залу номер 8 Центрального Дома художника бегал, катался по полу, исполнял акробатические этюды абсолютно голый человек. Единственной одеждой на нем, прикрывающей интимное место, был респиратор. Публика смотрела понимающе: вот оно, актуальное искусство! Сразу куча ассоциаций — тут и “назад к природе”, и экология, и безопасный секс.

     Таким специфическим образом в ЦДХ при огромном стечении народа открылась 5-я Международная ярмарка современного искусства “Арт Москва-2001”. Самая разнообразная, многочисленная и самая международная — в Москву приехали гости буквально со всего мира, от Аргентины до Кореи, от Швеции до ЮАР. Всего же участвует 25 галерей, но, кажется, еще больше на ярмарке некоммерческих проектов. Все это вместе заполонило ЦДХ сверху донизу и даже вылезло на улицу перед входом, где стоит инсталляция Лаврентия Бруни и Бориса Матросова “Последнее предупреждение”.

     Открывал ярмарку министр культуры Михаил Швыдкой. Случилось это впервые и, видимо, не случайно. По словам министра, актуальному искусству должен быть дан зеленый свет, а все материалы и экспонаты “Арт Москвы” могут лечь в основу одноименной программы, которая станет приоритетной для Минкульта. Лучше поздно, чем никогда, — до госчиновников наконец дошло, что на дворе уже XXI век.

     Новый век и новые художники предлагают нам следующее. Никакой живописи. Если она и есть, то исключительно стилизованно-карикатурная, как у Дубосарского с Виноградовым, которые изображают, предположим, Шварценеггера на цветущем лугу в окружении детишек. Этакое счастливое детство советских детей в духе 30-х годов. Графика может быть такой миниатюрной, что ее нужно смотреть в лупу, которая и прилагается. А надувная скульптура иной раз ничем не хуже бронзовой или мраморной. Латышские художники привезли огромное надувное “Похищение (заметьте. — М.О.) Евразии” — резиновое повторение знаменитой картины Валентина Серова. Все это жутко большое сооружение с тетенькой, сидящей на быке, перманентно то сдувается, то надувается вновь.

     Очень много визуальных подтверждений глобальных акций, растяжимых либо во времени, либо в пространстве. Проект “Гипноз. 7 шведских историй” предполагал сложное вычисление среднестатистического шведа. Им оказалась женщина — 40 лет, незамужняя, бездетная, живет одна в трехкомнатной квартире и т.д. Любопытно, что нашли даже конкретную женщину по имени Марианна, и на ярмарке можно наблюдать ее гипсовый бюст. А вот “московские митьки” Николай Полисский и Константин Батынков вынуждены были ограничиться в своем проекте “Башня” исключительно здоровенными фотографиями — настоящая башня, размером с Вавилонскую, была из сена и осталась где-то в полях. Но зато совершенно конкретные подштанники с начесом выставлены в другом большом ярмарочном проекте — “Память тела. Нижнее белье советской эпохи”.

     Фотография вообще — явный фаворит ярмарки. В ЦДХ даже залетел кусочек открывшегося одновременно с “Арт Москвой” фестиваля “Мода и стиль”. Галерея “Глаз” показывает некоторые шедевры Жерара Юфера и Лиллиан Бассман. Фотографий много — большей частью постановочных, коллажированных, обработанных на компьютере... Совершенно убийственную серию постановочных кадров представляет галерея Гельмана — “Deepinsider” Арсена Савадова. Группа обнаженных мужчин, некоторые в балетных пачках, — и все с ног до головы в крови. Жуткие съемки происходили на бойне, ассоциации совершенно очевидны: лучший в мире балет и льющаяся одновременно в Чечне и не только кровь — все это наши будни. Как бы в подтверждение на открытии прямо за стенкой на корточках сидели натуральные чеченцы — в черных шапочках и черных очках (сплошные Салманы Радуевы), играли в карты, а из кассетника звучала чеченская музыка. Полное ощущение реальности.

     Пришедшим на ярмарку обязательно стоит увидеть большой проект “В сторону экрана”. Впервые видеоискусство выделено в отдельную тему — под проект отданы залы 22—27 на 3-м этаже, где зритель попадает в длинный и темный лабиринт. А там... Не будем рассказывать, все равно это невозможно. Скажем только, что участвуют две видеозвезды, обе — из Нью-Йорка: кореянка Ким Сооя и иранка Ширин Нешат.

     Ну а приз зрительских симпатий, если бы такой существовал на ярмарке, наверняка получил бы кинетический объект Бориса Стучебрюкова. Толпы народа подолгу наблюдают за, иначе и не скажешь, гуттаперчевой трубой, сделанной из... 15 тысяч бритвенных лезвий. Как рассказала нам Вера Погодина, чья галерея “VP” представляет этого художника, Борис собирал объект в течение целого года, и он у него не единственный — еще есть и собранный из тысяч лезвий шар.

     Ярмарка современного искусства “Арт Москва” продлится в ЦДХ по 29 апреля.

    



    Партнеры