"Вольную" мне дали в понедельник

11 мая 2001 в 00:00, просмотров: 226

Понедельник — будет кто-то спорить? — живая легенда нашего футбола.

Притом что блистательных центральных нападающих у нас всегда хватало — вспомните Федотова, Пономарева, Бескова, Симоняна, Пайчадзе, Стрельцова, Маркарова, Бышовца — многие место в символической сборной Союза всех времен отдают именно ему.

Он — единственный центрфорвард, который из класса “Б”, как тогда называли второй дивизион, попал в сборную СССР.

Забитый им в финале Кубка Европы 1960 года мяч принес сборной СССР поистине историческую победу — больше таких у нас, впрочем, и не было.

Знаю его много лет. И имею, мне кажется, право утверждать: и на футбольном поле, и за его пределами Виктор Владимирович, как ни пафосно прозвучит, всегда был честным, скромным, обаятельным. А ведь — автор пяти книг. И к тому же — великолепный рассказчик...

— Часто спрашивают, как я получил такую фамилию — Понедельник. Я и сам долго не знал. Пока не поговорил с прапрабабушкой, прожившей, кстати, сто лет. Наши предки обосновались на юге Украины. И вот крестьянам стали давать вольную. Дошла очередь и до нашего села. Что писать в графе “фамилия”? По календарю был понедельник — вот мудрые головы и решили почти сотне крестьян дать такую фамилию. Уже получив вольную, многие отправились на Дон и построили село. Совсем недавно мне позвонил капитан 1 ранга Николай Николаевич Понедельник. И выяснилось, что мы с ним не просто земляки, а еще и троюродные братья...* * *— В 1958 году я играл за команду “Ростсельмаш”. В классе “Б”. И тут зовут в сборную СССР: она готовилась тогда к чемпионату мира в Китае. Играл во всех товарищеских матчах, и наши руководители — Гавриил Дмитриевич Качалин и Андрей Петрович Старостин — остались довольны моей игрой... Как вдруг в первой же календарной игре в Иванове получаю тяжелую травму колена. Операция, больничная койка, и на чемпионат мира, конечно же, не попадаю. Врачи строго наказали на каждую игру надевать плотный наколенник.

А в Ростове из уст в уста стала передаваться байка, будто бы судьи не разрешают Понедельнику играть без наколенника из-за убийственной силы удара. Причем все в нее настолько поверили, что никому даже в голову не приходило, что повязка всего-навсего страхует прооперированную ногу. Знаете, до сих пор приходится уверять ростовчан, что смертоносным ударом не обладал, а наколенник — лишь мера предосторожности. Но верят не все...* * *— Играем в Мали. Жара тропическая. Когда вышли на приветствие, заметили, что на плече у вратаря малийцев сидит обезьяна. Конец цепочки у него в руке. Заулыбались, посмеялись. Игроки разбежались по полю, а вратарь малийцев посадил обезьяну на перекладину над самой “девяткой”, а конец цепочки зацепил за гвоздик.

Примерно на двадцатой минуте получаю мяч, продвигаюсь чуть вперед, от души бью по воротам и — попадаю в перекладину. Обезьяна камнем падает на землю. Все малийские футболисты сбегаются к ней, бережно поднимают и относят в раздевалку. На трибунах что-то ужасное, народ неистовствует. Переводчик командует нам: “Все немедленно в раздевалку! Готовьтесь к самому худшему...”

Прошло еще минут двадцать, появился судья: “Обезьяна пришла в себя, можете выходить на поле”. Наш тренер Виктор Александрович Маслов шепчет мне на ухо: “Витя, бей лучше потише — помни об обезьяне”. Так и сыграли — 0:0. А во французской газете “Экип” была опубликована заметка: “Капитан команды СКА страшным по силе ударом убил вратаря сборной Мали”. Прилетаем в Москву, и здесь нас засыпали вопросами: “Почему обезьяна в воротах? Убил ли ее Понедельник?” — и так далее. * * *— А эту историю рассказал мне Никита Павлович Симонян. Динамовцы Киева проводят дома международный матч. В один из моментов Буряк, стоя спиной к воротам соперника, заметил, что Блохин набирает скорость и пяткой точно отдал мяч на ход партнеру. Шквал аплодисментов. В перерыве Лобановский говорит Буряку: “Леня, играй проще, к чему эти фокусы?” — “Валерий Васильевич, пас был точным, да и народу нравится”. — “Значит, так, — заключил тренер, — пятку и народ убираем!”* * *— СКА (Ростов) был ведущей командой на Северном Кавказе. В антрактах первенства нас часто приглашали играть в маленькие города. И мы с удовольствием ездили на такие игры. Добирались автобусом или на машинах. Помню, приезжаем в Азов. Билетов, конечно, нет, а вокруг стадиона тысячи людей. Ни автобус, ни машины на территорию не пропускают. Я за рулем, а рядом Чертков, Шикунов, Гуров. Только хотели выйти из машины, как к нам подбежала большая группа людей, подняли машину вместе с нами и внесли на территорию стадиона. Это была незабываемая сцена. * * *— В 80-е годы я работал редактором отдела футбола газеты “Советский спорт”. Предстояла командировка в Югославию. Вызывает главный редактор Киселев: “Виктор, состоялась беседа в ЦК КПСС. Товарищи были против твоей поездки (вспоминали забитый югославам второй мяч на чемпионате Европы). Смотри — как бы чего не случилось. Прошу вести себя аккуратно!” Прилетаю в Белград и вижу — над толпой возвышается транспарант: “Уважаемый Виктор Понедельник! Рады вашему приезду!” Меня сразу же отыскал сотрудник Федерации футбола и сообщил, что на 30 дней пребывания в стране мне выделена машина с водителем, номер “люкс” в гостинице, питание и билеты на все матчи. Насторожился: что за царский подарок? А тут еще подначивает Борис Федосов, обозреватель “Известий”: “Витя, что-то здесь не так, не теряй бдительность”.

Оказалось, что одним из руководителей федерации был родной брат защитника сборной Югославии Дурковича, который играл против Месхи в том самом финале Кубка Европы. Все восхищался нашей игрой в том матче...* * *— 1960 год. Париж. Стадион “Парк де Пренс” переполнен. Финал Кубка Европы. СССР—Югославия. И вот этот самый правый защитник югов Дуркович перехватывает мяч, адресованный Месхи, и пулей летит к нашим воротам. А Миша еле-еле семенит сзади. На лавке запасных — Качалин, Старостин, запасные игроки. Андрей Петрович — истинный интеллигент, джентльмен, аристократ, театрал. И тут он вскакивает и во всю силу легких кричит: “Миша, ... твою мать! Ты что, ослеп?!” На секунду все остолбенели. И вдруг — примерно с четвертого-пятого ряда реплика на русском языке: “Браво, большевики! Узнаю родимую Русь!”



Партнеры