“Мы утёрли нос американцам!“

21 мая 2001 в 00:00, просмотров: 249

В выходные у космонавтов, сопровождавших на МКС Дэнниса Тито, начался отпуск (все последнее время они восстанавливались после полета). Командир экипажа Талгат Мусабаев дал свое первое послеполетное интервью корреспонденту “МК”. На орбите Мусабаев был не один раз, но вот с космическим туризмом столкнулся впервые...

— Были ли у вас психологические трудности во время полета?

— Особенных трудностей не было. Но сами понимаете, кем мне пришлось руководить. С одной стороны — Юрий Батурин, известный на всю страну политик, кроме того, ученый и, кстати, автор закона о СМИ — это такой у меня бортинженер был. С другой стороны — известный всей Америке бизнесмен, обладающий более чем миллионным состоянием, которое, что немаловажно, он заработал своим светлым умом. Дэннис — автор так называемого коэффициента Уилшера, который наряду с Доу Джонсом и Наздак используется на американских биржах. В прошлом году Тито участвовал в предвыборной кампании президента США... С Юрием Батуриным мы уже работали вместе и хорошо понимаем друг друга. Ну а с Дэннисом я много разговаривал, когда мы готовились к полету. Объяснял ему, что это не полет в “Боинге- 747”, где ты можешь отвалиться и заказать коньяк. Так что на орбите не было особых проблем. Сам по себе Дэннис очень тактичный человек. Ему не надо делать лишних замечаний: все понимает без слов, по мимике, отрывистым командам, которые я отдавал. В такие моменты он старался не беспокоить нас, как мышка сидел. Вообще я бы сказал, что нам очень повезло с Тито. Неизвестно, как бы сложилось, если бы на его месте был кто-то другой. Мы же еще на Земле стали одной командой. Дэннис даже как-то сказал мне, что он прекрасно понимает: он в экипаже солдат, который беспрекословно подчиняется командиру.

— А как Дэннис повел себя, когда наконец оказался в космосе?

— Он реагировал очень эмоционально. Был просто потрясен полетом. Когда мы вышли на орбиту, заплакал от счастья — сбылась мечта всей его жизни! Согласитесь, не каждый забирается так далеко, чтобы осуществить свои мечты. И не каждый идет к этому, как Тито, — 40 лет. Мы тогда сами вместе с ним как бы заново пережили радость первого полета.

— Вы тоже плакали?

— Ну что вы. Если командир заплачет, что тогда будет... Но это всегда трогает, когда ты видишь проявление искренних чувств, тем более такого “железного” человека, как Тито.

— Одна американская газета написала, что к старту Тито знал ни много ни мало 2 тысячи русских слов. Так ли это?

— Слов 20—30 он, может, и знает, не больше. Но Дэннис, конечно, старался выучить побольше специальных терминов по-русски, необходимых в работе. В полете, когда я давал ему команду по-английски, он принципиально отвечал мне по-русски.

— Ну и как у него получалось?

— Да, частенько попадал.

— Даже когда Тито уже был на МКС, НАСА упорно продолжало “бойкотировать” его. Тито не сожалел о том, что американцы ограничили свободу его передвижений по станции?

— Уверен, что нет. Да там смотреть-то не на что. Американский модуль “Дэстэни” — это пока большая пустая бочка. Тоже мне модуль нашли! Столовой у них нет, туалета нет, ничего там нет. А Дэннис заметил как-то во время отдыха: “И чувства юмора у них тоже нет. Не то что мы — русские...” Дэннис в полете такие перлы выдавал, придумывал новые слова по-английски, подтрунивал над американскими шаттлами... Американские астронавты на орбите общались с Тито только по необходимости, не более того. Они даже на сеансы связи с прессой, нашей и зарубежной, не являлись. Американцам очень не понравилось, что в ответ на запрет полета Тито они услышали “нет”. США привыкли, что под них “ложатся” все страны и народы мира... Кроме того, полет прошел на ура, корабль им оставили, как игрушечку, чистенький. Так что все недовольство НАСА — не больше чем политиканство и досада.

— НАСА грозилось выставить Росавиакосмосу счет за “кровожадного” Тито, изрядно попившего их кровь и попортившего американские нервы. Что вы думаете по этому поводу?

— НАСА упустило момент. Они давно могли на своем шаттле привезти на МКС космического туриста. Но мы утерли им нос. Мы, не американцы, в очередной раз открыли новую страницу истории, новую эру в космонавтике. Не знаю, за какие “особенные услуги” НАСА может выставить нам счет. Ведь не американские астронавты “возились” с Тито. Я сам следил, чтобы все было нормально, подсказывал, помогал ему при необходимости. Дэннис очень переживал из-за нападок НАСА. Ведь они могли сорвать полет. Но тем не менее не поддавался на провокации. Руководитель американского космического агентства Дэниэл Голдинг даже назвал его ненормальным (сrazy). Тито же ни разу не позволил себе, даже в приватном разговоре, ничего подобного в адрес НАСА или самого Голдинга. Единственное, когда Голдинг обвинил Тито в антипатриотизме, Дэннис сказал: “Это еще неизвестно, кто из нас больший патриот, Голдинг или я. Ведь в истории будет записано, что первым космическим туристом был американец Дэннис Тито, прославивший свою страну...”

— Перед полетом Тито сказал “МК”, что возьмет с собой плеер и диск с итальянскими тенорами. Ему удалось послушать оперу в космосе?

— Да. Он и нам подарил по плееру. Но мы решили взять на станцию один на троих. Дэннис взял с собой еще четки, Библию и талисман на удачу. Тито много снимал на орбите. На МКС, конечно, не такая классная аппаратура, какая была на “Мире”. Но машины на улицах родного Лос-Анджелеса Дэннису увидеть можно было. На орбите, в условиях отсутствия гравитации, очень сложно снимать. Мешает даже пульс, не то что движение руки. Мы ловим фокус с помощью ресниц. Иначе любое неловкое движение “отодвигает” тебя от объекта съемки на несколько земных километров.

— А что больше всего понравилось Дэннису из космической пищи?

— Тито очень любит итальянскую кухню. И в полете он остался верен себе: всему прочему предпочитал космические равиоли и макароны.

— Будете ли вы поддерживать отношения с Тито?

— Дэннис пригласил нас вместе с женами к себе в гости. В начале июля мы встретимся в Калифорнии. Сразу после нашего полета мэр родного города Дэнниса Лос-Анджелеса объявил 9 мая Днем Тито. А 4 июля мы вместе с Дэннисом пройдем по улицам города во главе парада.

— Чем Дэннис планирует заняться дальше? Писать книгу или, скажем, выпустить футболки со своим изображением?

— Футболки, наверное, тоже будут, но это слишком мало для Тито. У него большой размах. Думаю, теперь он часто будет приезжать в Москву. Дэннис планирует наладить систему регулярных туристических полетов в космос. В США его уже ждет очередь из желающих полететь. Второго космического туриста Дэннис собирается привезти в Звездный, чтобы уже в октябре этого года он слетал на МКС.



Партнеры