Кто под Красным знаменем раненый идет?

16 июня 2001 в 00:00, просмотров: 529

Такого, как вчера, в стенах российского парламента еще не было. Драки, вопли, град оскорблений... Госдума напоминала поле Бородинской битвы: депутаты воздвигли “редуты” из собственных тел, чтобы физически помешать противникам выступить. И то — ведь решался вопрос, который Россия задавала себе со времен царя Гороха. Вопрос о земле.

С раннего утра у входа в Думу появился несанкционированный пикет из нескольких сотен в основном очень пожилых людей, устроенный коммунистами. Пикетчики вдруг вывалили на проезжую часть и перегородили движение по улице Охотный Ряд. “Торговцев землей — в навоз с головой!” — скандировали они. Представитель президента Александр Котенков, пробираясь сквозь толпу к входу, подвергся нападению возмущенных женщин: его осыпали тумаками и оскорблениями, самым мягким из которых было “скотина”...

В Думе же депутаты-коммунисты и аграрии делали все для того, чтобы сорвать обсуждение. В левой части зала эмоции били ключом. Лидер Агропромышленной группы Харитонов раздавал Селезневу и другим коллегам караваи, объявив, что они “пока еще русские и из хлеба, собранного с русской пашни”. Депутаты слушали его, отщипывая от караваев кусочки и отправляя их в рот...

Геннадий Зюганов заявил “решительный протест” против всего происходящего и пригрозил массовыми беспорядками. “Нечего нас шантажировать!” — раздались в ответ реплики из зала. Казалось, что левые откажутся от участия в заседании, но они этого не сделали. Они начали скандалить и шуметь.

Когда докладчик от правительства министр экономического развития Герман Греф направился выступать, солидные дяденьки и тетеньки из фракции КПРФ и Агропромышленной группы с горящими глазами рванули к трибуне и блокировали ее, подняв над головами заранее заготовленный плакат “Продавать землю — все равно что продавать Россию!”. Спикер Селезнев не выдержал и громогласно заявил: “Властью, данной мне народом, я объявляю перерыв...”

Как раз в это время депутат Василий Шандыбин сбегал на улицу и призвал пикетчиков идти на штурм Думы. Охотный Ряд пришлось освобождать уже с помощью ОМОНа...

Греф все же выступил — из правительственной ложи. Это было зрелище... Коммунисты, стоящие у трибуны, скандировали: “Позор! Позор!” под руководством Шандыбина. Часть коммунистов орала непосредственно у ложи. Чтобы предотвратить возможные попытки захвата Грефа левыми, несколько представителей проправительственной фракции “Единство”, из тех, кто покрупнее, взяли ложу в кольцо...

Конечно, в такой накаленной обстановке следовало ожидать драки. Она и случилась. Когда председатель Комитета по собственности Владимир Плескачевский, сидя на своем месте (трибуна была блокирована), стал читать доклад от имени комитета, артистка-коммунистка Елена Драпеко подбежала к нему и стала орать ему в ухо: “Позор! Позор!”. Депутат Плескачевский продолжал доклад читать, Драпеко продолжала орать, становясь от напряжения все более красной. Сцена приобретала неприличный характер. Вокруг этой группы собралось несколько депутатов. Когда Владимир Брынцалов попытался отодрать одного из коммунистов от Плескачевского, на “аптечного” магната набросился стоящий рядом народный избранник Георгий Тихонов, известный своим несдержанным нравом. Брынцалов потерял равновесие и полетел в проход между рядами... Ответ был страшен — лицо Тихонова залилось кровушкой. “Я бы обязательно Брынцалову тоже врезал, — откровенничал потом Шандыбин, — но у меня сегодня радикулит разыгрался...”

Тут коммунисты наконец устали. Зюганов еще раз заявил про решительный протест и нежелание участвовать в разрушении страны, и левые убрались из зала. Дальнейшее обсуждение Земельного кодекса продолжилось без них.

К Геннадию Селезневу меж тем вызвали врача — гипертонический криз. Спикеру стало так плохо, что его прямо из Думы отправили в ЦКБ.

Оставшиеся в зале избранники все-таки приняли кодекс в первом чтении (251 — “за”).

Пикетчики на улице встретили эту новость взрывом негодования. Многие из них, впрочем, затруднялись объяснить суть проблемы. “Не должно быть частной собственности на землю, потому что ее скупят иностранцы”, — говорили они. А крестьянам — можно продавать? “Можно... Нет, нельзя. У крестьян землю скупят иностранцы”. Вопрос “а кому же вообще должна принадлежать земля” вызывает в рядах замешательство. “Государству, как при Сталине”, — пылко отвечает перезревшая тинейджерка-коммунистка. “Государству, это Грефу, что ли, которого с трибуны скинули?” — кричит ей в ответ ветеран с красным носом и флагом. В общем, разброд полный. Все смешалось в головах левых — Ельцин, Путин, Греф, иностранцы, буржуи, сионисты и крестьяне. Им и хочется ради борьбы за землю сравнять все с землей, да уже нет сил. И очень смешно выглядит сверкающий рекламный столб за спинами изображающих народный гнев пенсионеров: печальный красный крокодил, знак какой-то табачной фирмы, и надпись “Новый красный стиль”. А внизу мелким шрифтом: “Минздрав предупреждает...”ЧТО БУДЕТ МОЖНО, ЕСЛИ УТВЕРДЯТ ЗЕМЕЛЬНЫЙ КОДЕКС?— Те, кто уже имеет земельные участки в постоянном или бессрочном пользовании, бесплатно станут их собственниками. Например, садовый участок можно будет заложить в банк и получить за это деньги.

— Местные мэрии смогут продавать в частную собственность городские земли.

— Как и кому продавать сельхозугодья (возможность такой продажи кодекс тоже подразумевает), будут решать местные администрации. Но есть одно ограничение: тот, кто купит такую землю, обязан заниматься на ней сельским хозяйством. Под залог земли станет возможным получать кредиты.

— У иностранцев на покупку земель в России будут такие же права, как и у россиян.



Партнеры