Сватовство колхозника

21 июня 2001 в 00:00, просмотров: 188

Не прошло и двух недель с того самого скандала в Гродно, когда на заседании парламента Союза России и Белоруссии Александр Лукашенко предъявил российскому руководству целый ворох претензий: от капризных упреков в адрес Михаила Касьянова (премьеру досталось лично за снижение в одностороннем порядке ввозных пошлин на импортные телевизоры) до большой обиды на Владимира Путина из-за явного нежелания российского президента четко заявить о поддержке Александра Лукашенко на предстоящих президентских выборах, как белорусский лидер примчался в Москву. Тот факт, что в ходе этого визита запланированы встречи и с “обидчиком” Михаилом Касьяновым, и с игнорирующим “сложное положение” белорусского руководителя российским президентом, наводит на мысль, что у бывшего председателя колхоза Лукашенко дела совсем плохи.

Неприятностями “батька” обрастает как снежный ком, и в стане белорусского президента под большим секретом, но на полном серьезе рассказывают историю о том, как недавно запасной президентский самолет — “борт номер 1” — с экипажем пилотов, тех, что обычно летают с Лукашенко, зачем-то пустой слетал в Лиму. Там часок постоял и такой же пустой вернулся назад.

В оппозиции тут же откомментировали это так: Лукашенко проверяет пути к отступлению, так как назначенные на 9 сентября президентские выборы им будут проиграны. Недавно белорусский президент не сдержался и сам пожаловался журналистам, что оппозиционеры готовы его “спрятать в подвал, а может быть, и хуже”. И был недалек от правды, так как политики, оппозиционные нынешней власти, уже заявили, что Лукашенко придется ответить за свои дела, за посаженных в тюрьмы депутатов, за исчезнувших политиков и пропавшего журналиста. Все эти обстоятельства заставляют Александра Григорьевича искать поддержки у “старшего брата”.

Врасплох застал Лукашенко и его ближайшее окружение скандал с откровениями сбежавших за границу следователей прокуратуры, которые на весь мир рассказали о существующих под “крышей” высшего руководства страны “эскадронах смерти”. Лишь на третий день в прокуратуре решились откомментировать произошедшее, назвав все “провокационной выходкой” и сообщив, что против беглецов будет возбуждено уголовное дело по факту вывоза за границу и оглашения материалов дела. Между тем в белорусской столице уже нелегальным способом распространяются видеокассеты с откровениями сбежавших следователей. Неизвестные молодые люди прямо на улице подходят к журналистам, депутатам, политикам и со словами: “Это последний скандал” — предлагают кассету.

Лукашенко со своей стороны пока не рискнул предпринять какие-либо действия. Ситуация сложилась явно не в его пользу. Накануне выборов для спасения собственного имиджа в глазах избирателей и предательски падающего рейтинга необходимо как минимум отправить в отставку тех, кто упоминается в видеопризнании. Но сделать это не так просто, потому что первым тогда придется сдать своего ближайшего друга — нынешнего руководителя прокуратуры Виктора Шеймана, того, кто на протяжении всего президентского срока готов был по первому зову исполнить без обсуждений любой приказ Лукашенко. Если этот “бастион” будет сдан, то рядом с Лукашенко не останется никого...

В свою очередь, Владимир Путин до сих пор не сказал свое “да” в пользу Александра Григорьевича. Это и понятно: ему, как и многим другим заинтересованным лицам, ложатся на стол исследования, которые — совсем не в пользу нынешнего белорусского лидера. По данным социологов, вот уже на протяжении полугода у белорусского президента каждый месяц рейтинг падает на 5%. На май Лукашенко имел по стране 22% голосов тех, кто готов за него проголосовать. В Минске сторонников — ровно в два раза меньше.* * *И то сказать: нынешний глава Белоруссии при власти уже семь лет. Давно просчитано экспертами, социологами и психологами, что по прошествии именно семи лет в массах накапливается усталость от правителя, причем независимо от того, как он правит. Потому Александру Григорьевичу как никогда нужна поддержка команды Путина. И прежде всего — финансовая. Лукашенко давно, не краснея, подсчитывает деньги в кармане россиян. Разъезжая по регионам, в одном из выступлений он очень красноречиво высказался о деньгах российских нефтегазовых компаний: “Невозможно найти ту печь, где можно было бы сжечь все эти деньги!” А дальше текст был такой: мол, смекалистые белорусы будут полными дураками, если не используют эту ситуацию в свою пользу. Под “ситуацией” имелись в виду выборы. Стоит добавить, что пока раскошелилась только одна российская компания — “Итера”: она обещала Лукашенко на президентскую кампанию 20 миллионов долларов.

Впрочем, и у Кремля губа не дура. А российский президент — совсем не лох. Объединение двух стран с неравными по уровню экономиками грозит России дикой суперинфляцией, которая мгновенно опустит рейтинг самого Путина. Кремль, разумеется, просчитывает последствия объединения. С “Лукой” или нет — Москве не суть важно. А важно то, что может внести “младшая сестра”, если собирается жить в одном доме с “братом”. Желательно, чтобы сестрица пожаловала с приданым. И не случайно в Белоруссии давно и открыто говорят о списке предприятий, который подготовил Кремль и предъявил год назад Лукашенко. В списке этом значились “валютоприносящие” отрасли, контроль над которыми российская сторона хотела бы получить в обмен на поддержку Лукашенко на выборах. И эти требования Москвы, постоянно подогревающей белорусскую экономику кредитами, вполне понятны: мы — вам, вы — нам. Лакомыми же для себя кусками Москва посчитала предприятия по производству калийных удобрений, Минский автозавод, тракторный завод, нефтеперерабатывающие и химические предприятия. В общем, все то, что сегодня худо-бедно зарабатывает для республики валюту.

Но до сих пор по большому счету Лукашенко только кормил обещаниями, но не отдал в собственность россиянам ни одного крупного предприятия. В этом смысле его даже можно назвать “националистом”: он защищает в первую очередь свой кошелек, но вместе с тем — и национальные экономические интересы.

Однако чем ближе к президентским выборам — тем скандальнее ситуация. Вот-вот закончится отведенный Кремлем срок на раздумья. По информации, просочившейся из недр Администрации Президента, Путину надоели бесконечные разговоры, и он поставил Лукашенко жесткое условие: три месяца на то, чтобы принять решение — или республика входит в состав России и начинается приватизация нужных Москве предприятий, или на выборах мы тебя не поддержим.

Последний разговор Путина и Лукашенко в Минске во время саммита СНГ, прямо скажем, не сложился. Рассказывают, что Лукашенко выглядел темнее тучи. И было от чего. По информации тех же источников в администрации белорусского президента, Путин потребовал проведения таких выборов в Белоруссии, которые потом признали бы в демократическом мире. А это значит, что как минимум надо допустить наблюдателей от ОБСЕ. На такой сценарий Лукашенко явно не рассчитывал...* * *Сегодня штаб Лукашенко лихорадочно разрабатывает план генерального сражения за президентское кресло. Один из “победных” вариантов президентской кампании связан с именем дочери бывшего советского руководителя страны Петра Машерова. Популярность Натальи Машеровой по соцопросам, которые делает для Лукашенко КГБ, якобы выше, чем у любого из кандидатов от оппозиции. Предполагается, что именно Машерова сможет выйти во второй тур, а там под предлогом “государственного понимания ситуации” и осознания, что не справится с грузом государственной ответственности, обратится к своим избирателям с просьбой передать голоса “главному претенденту”, то есть Лукашенко. Надо признать, что этот сценарий в лагере оппозиции воспринимается скептически. Там тут же вспомнили, что хоть Наталья и дочь известного и любимого в свое время советского правителя, тем не менее на парламентских выборах, пока ее не подтолкнули из администрации президента, она не смогла пройти в депутаты.

Со своей стороны, оппозиция выдвинула пятерку претендентов на президентский пост, которые в самый последний момент назовут своего единого кандидата. Оппозиции нужна победа — одна на всех: завалить Лукашенко. И за ценой оппозиция тоже не постоит. А потому в пятерку вошли представители всего спектра политического поля — от лидера коммунистов до фаворита национал-демократов. Стоит признать, что все они имеют свои завязки на Москву.

Интересы лидера белорусских коммунистов Сергея Калякина лоббируют часть зюгановцев и бизнес-круги, близкие к “Отечеству”. Бывший премьер Михаил Чигирь рассчитывает на поддержку тех, с кем смог наладить связи в российской элите во времена своего премьерства. Еще один кандидат — бывший министр обороны Павел Козловский, протеже начальника Генштаба Российской армии Квашнина, который в бытность Козловского министром был его подчиненным. Западные регионы республики выдвинули своего претендента, тяготеющего к национал-демократическим кругам, — бывшего руководителя Гродненской области Семена Домаша. Его поддерживает председатель Союза промышленников и предпринимателей России Аркадий Вольский. Кроме того, Домаш уже провел несколько личных встреч в администрации Путина, пытаясь заручиться там поддержкой. “Пятый элемент” в едином и нерушимом блоке оппозиционных кандидатов — лидер белорусских профсоюзов Владимир Гончарик, который рассчитывает на помощь лидера российских профсоюзов Шмакова и политической элиты из числа центристов.

Именно Гончарика и Домаша на сегодняшний день в демократическом лагере Белоруссии считают наиболее проходными фигурами. Как сообщил корреспонденту “МК” сам Семен Домаш, “имя единого кандидата до начала сбора подписей названо не будет: этого требует тактика, так как кого-то из кандидатов власти могут отстранить от борьбы еще до начала сбора подписей”.

Впрочем, пытаться предугадать исход выборов, до которых еще три месяца, — дело неблагодарное. Лукашенко — опытный политический волк, и в его руках самая мощная “группа поддержки” — госаппарат. Какую оценку выставит избиратель: предпочтет ли он “пятерку” абитуриентов объединенной оппозиции или проверенную “единицу” в лице нынешнего правителя, — станет известно лишь в сентябре, когда будут оглашены результаты президентской переэкзаменовки.

Если же оппозиции все-таки удастся взять верх, то белорусскому президенту, возможно, придется просить убежища все в той же России. В конце концов счета в банках и дача в элитном подмосковном поселке — не так уж и плохо. Ведь живет же в Москве тот самый секретарь ЦК Белоруссии Николай Слюньков, который вывел 26 апреля 1986 года, в день чернобыльской катастрофы, белорусов на демонстрацию. На родину, правда, ни ногой...

А может, Александр Григорьевич присматривает себе другой запасной аэродром. Не зря же, говорят, президентский борт летал в Лиму. Уж верно, не за бананами...



    Партнеры