Златая цепь на дуре той

6 июля 2001 в 00:00, просмотров: 3708

На крыльце магазина с красивым названием “Злата Прага” курил охранник. По пустому торговому залу прогуливался еще один. В стеклянных витринах сверкали массивные перстни и браслеты по космическим ценам. По соседству красовались цепочки из желтого металла. Правда, они выглядели не слишком привлекательно, лежали большой кучей, что достаточно странно для дорогого товара. Заметив мой живой интерес, продавщица отложила в сторону книжку.

—Очень хорошие золотые цепочки, — сказала она. — Итальянские. Показать?..

—Покажите. А заодно дайте посмотреть документы, — попросила я.

Продавщица несколько минут распутывала “золотой клубок”. Наконец отделила одну цепочку и протянула мне:

—Наше дело — торговать, а документы на товар... они у поставщиков.

Тогда я еще не знала, что нарваться на “левые” драгоценности в Москве можно где угодно. И на лотках в переходе метро, и в престижном ювелирном салоне.

В столице сейчас зарегистрировано больше полутора тысяч предприятий, торгующих ювелирными изделиями. Это — официальные данные. Что касается “левых” “золотых” точек, их в столице минимум шесть тысяч. И отличить легальное предприятие от самозваного, а тем более — разобраться в предлагаемом там товаре, простому покупателю практически невозможно.
Пилите, Шура, отсюда...— В прошлом году мы проверили 239 объектов, где продавали золотые изделия, — говорит ведущий инженер-контролер Инспекции пробирного надзора г-н Чадин. — И везде — нарушения. Одни цепочки содержат меньше золота, чем указано в пробе, другие не имеют клейм. Или имеют, но фальшивые...

Как рассказали ревизоры, “левое” золотишко нередко можно встретить даже в крупных магазинах. Например, совсем недавно неклейменные цепочки продавали на лотках в ГУМе и Центральном “Детском мире”... Деньги не пахнут. А “золотые” торговцы для крупных универмагов — надежный источник прибыли. За один день торговли в популярном магазине коммерсанты платят администрации от тысячи рублей и выше. Это — официально.

Хорошее место для впаривания фальшивого товара — выставка ювелирных изделий. В начале года сотрудники пробирной инспекции обнаружили сомнительные “ценности” в выставочном комплексе на Кузнецком Мосту. Экспонаты неизвестного происхождения красовались на прилавке.

Еще одна “зона риска” — небольшие ювелирные магазинчики.

— Это материалы наших проверок, — Чадин открывает толстый журнал. — ООО “Русский ювелирный дом”. Олимпийский проспект, 10, строение 2. Поставщик — г. Астрахань. Импортные кольца, браслеты, подвески. Экспертиза показала, что из 103 золотых изделий только 17 подлинных, остальные — с поддельными клеймами, проба — ниже указанной 585-й...

Поставщик магазина на Цветном бульваре, 21, строение 1, — некое ООО “Алпан голд” из Дагестана. Так этот “Алпан голд” умудряется вполне официально, по абсолютно нормальным документам, снабжать магазин исключительно “левыми” изделиями. Из 19 отобранных для экспертизы золотых цепочек все оказались без клейм, все низкой пробы. В другом магазине инспекторы наткнулись на цепочки того же поставщика, но с выбитой 700-й пробой (на самом деле такой в природе не существует).

В пробирной инспекции подобные магазины называют “однодневками”. Они обычно открываются на полгода-год, пропускают через себя килограммы фальшивок и закрываются. Чтобы открыться в другом месте и под другим названием. Часто ревизоры даже не успевают дойти до них с плановой проверкой...

Но “однодневки” — еще не самые злостные нарушители. Больше всего не в ладах с законом — “частные лица”, сдающие в магазин старые драгоценности. На самом деле, конечно, частные лица тут ни при чем. Просто комиссионная торговля — идеальный вариант для реализации поддельного золота населению.

Схема такая. По закону на старый товар не нужно иметь ни накладных, ни сертификатов. Документом служат паспортные данные человека, сдавшего цепочку или кольцо на комиссию. Здесь-то и начинаются темные дела. Для криминального торговца раздобыть чужие ФИО, год рождения и номер паспорта — дело техники. Когда ревизоры начинают раскручивать цепочку, по которой “левое” золото попало на прилавок, почти всегда попадают в тупик. Потому что выясняется, что человек, чьи паспортные данные указаны в договоре, не имеет к подозрительным драгоценностям никакого отношения.

В Москве, кстати, трудно отыскать чисто комиссионный магазин или чисто розничный. Как правило, торговые предприятия совмещают и то, и другое. А значит, возможностей для мухлевания — пруд пруди.Купола в России кроют золотом... —Даже не знаю, с чего начать... — пожилой мужчина остановился в дверях отделения милиции.

—Я вас слушаю, — процедил дежурный.

—Знаете, — старик явно нервничал, — я пошел сдавать золотую цепочку в ломбард, а ее не принимают. Говорят, фальшивая.

—У цыган, что ли, брали?..

—Да нет же! В церкви.

—М-да... И давно купили? — оживился милиционер.

—Год назад...

Жалобы от людей, купивших некачественное золото в храмах или на лотках с церковной утварью, стали поступать в столичные отделения милиции все чаще. Ассортимент товаров в храмах стандартный: молитвенники, иконы, подсвечники. Все это — в скромных количествах. Зато в изобилии — золотые цепи с нательными крестами, обручальные кольца, перстни и даже “бандитские” печатки.

Здесь нет ни весов, ни лупы, ни документов на товар. Вместо “Уголка потребителя” висят иконы, а вместо чека верующие в лучшем случае получают бумажку со штампом храма. На любой вопрос (о лицензии на право торговли драгметаллами, весах или сертификатах на золото) набожные продавцы тупят глаза и елейным голосом отвечают: все деньги идут в пользу храма — вы не богохульствуйте, а молитесь.

В свое время руководство Русской православной церкви пролоббировало через Госдуму разрешение для религиозных организаций и их предприятий торговать предметами культа и религиозной литературой без кассовых аппаратов. Что это означает? Да то, что церковным коммерсантам не нужно платить никаких налогов, вся прибыль от торговли поступает в их карман.

— РПЦ создала крупнейшую в России сеть нелегального сбыта золотых и серебряных изделий, — считает вице-президент Конфедерации обществ потребителей Дмитрий Янин. — Налоговые льготы притягивают мошенников, которые прикрываются православием, как броней. По нашим оценкам, для обеспечения рынка предметов культа нелегально производится треть (! — Авт.) всех золотых изделий.

Впрочем, в самих церквах золотые изделия продаются редко. Как правило, настоятели стараются, чтобы торговля шла вне стен храма. Ведь если точно следовать букве закона, на изделия из драгметаллов налоговые льготы не распространяются. И настоятели это прекрасно знают.

— Изготовленные из золота кресты и цепочки, выставленные для продажи, — это не только предметы культа, но и ювелирные изделия, — говорит заместитель руководителя Пробирной палаты России г-н Ососов...

Бардак с торговлей золотом процветал даже в предприятии “Софрино”, которое официально торгует от Московской Патриархии. В “софринских” магазинах порядок навели не так давно. Неклейменное золото здесь не продавали, зато скрывали от государства большую часть доходов. Торговать церковными принадлежностями разрешили лишь четырем “софринским” магазинам, а все мелкие лавки — прикрыли.

Но освободившуюся нишу быстро заполнили лоточники, промышляющие в столичной подземке. По данным УВД по охране метрополитена, неклейменные золотые крестики и цепочки предлагают москвичам и гостям столицы как минимум 300 “святых” лавок в переходах. Для контролеров и дотошных покупателей у этих торговцев всегда наготове ответ: мы здесь от такого-то храма. Документов, подтверждающих это, разумеется, нет. Некоторые продавцы трудятся действительно от церквей, некоторые приезжают из соседних областей, чтобы заработать деньги якобы на восстановление храмов. Но у всех творится одно и то же: по оценке столичной милиции, в Москве через церковные лавки легально проходит только 10 процентов золотых изделий.

В основном криминальное золото поступает в Москву из Турции и Италии. Время от времени таможенники ловят дельцов, которые ввозят поддельные изделия. Впрочем, бывает это нечасто. Ибо в арсенале преступников — тысяча и один способ обойти закон. Чего только они не предпринимают, чтобы провезти цепочки через таможню! Обматываются ими вдоль и поперек, запихивают в самые интимные места... Еще один способ, которым владеют настоящие виртуозы своего дела: цепи сворачивают в клубок и прокатывают мимо терминала. Один товарищ катнет, другой ловит с той стороны. На все про все тратятся доли секунды, таможенник даже не успевает ничего понять.

Другую часть “золотого” рынка составляют цепочки-колечки, изготовленные в Москве подпольно. Организовать нелегальный завод по производству украшений в принципе несложно. Для этого нужно иметь вакуумную плавильную печку (она помещается в обычной квартире), вытяжку, надежного поставщика сырья и квалифицированного специалиста. Оборудование для переплавки можно купить в нескольких НИИ.

Дельцы, как правило, используют лом ювелирных украшений (тех, которые снимают с трупов или крадут) и техническое золото. Лом достают через “своих” скупщиков, техническое золото — на предприятиях электронной промышленности. Очистить драгоценный металл от примесей несложно — было бы оборудование. А спецов, которые умеют делать из низкой пробы высокую, хватает: в советское время один только Институт стали и сплавов выпускал каждый год несколько сот человек...

Выгода от “золотого” бизнеса — колоссальная. Когда липовые украшения попадают на прилавок, их цена вырастает в несколько раз — прибыль от 500 процентов и выше. И это при том, что торговцы “левыми” украшениями особо не жадничают. Они знают: дешевизна — лучшая приманка для покупателя. Поэтому, несмотря на накрутки, их товар всегда дешевле легального.Преступление без наказания — Кто опекает торговцев нелегальным золотом?

— Провокационный вопрос... Скажем так: те люди, которые должны с ними бороться.

(Из разговора с полковником милиции.)

Официальный оборот золотых изделий на московском рынке составляет от семи до восьми тысяч килограммов в год (от 100 до 120 миллионов долларов). Из всего этого добра, по оценке Пробирной палаты, около 15% изделий — поддельные. МВД дает более высокую цифру — порядка 40% фальшивок. В Национальной ассоциации ювелирной торговли уверены, что “левого” золота — больше 50%.

А вот другие цифры. В прошлом году Центральная инспекция пробирного надзора выявила 713 изделий с фальшивыми пробирными клеймами, а столичные милиционеры изъяли 5 кг золота. Если сопоставить цифры в этих двух абзацах, становится ясно: “золотых” дельцов ревизоры особо не обижают. Возникает вопрос: почему?

— Наше дело — апробировать изделия и ставить клейма, — говорят в Инспекции пробирного надзора. — Для того чтобы выявлять массовую нелегальную торговлю, есть торговая инспекция и милиция.

Однако, как выяснилось, торгинспекция практически не проводит проверок по “золотым” местам, а в милиции считают, что без нормального закона “бодаться” с криминальными торгашами нет смысла. Дело в том, что в Федеральном законе “О драгоценных металлах и драгоценных камнях” и в 191-й статье Уголовного кодекса “Незаконный оборот драгоценных металлов, природных камней или жемчуга” говорится о перевозках и незаконных сделках только с золотым сырьем, “за исключением ювелирных и бытовых изделий и лома таких изделий”. Грубо говоря, если преступник успел настрогать из “левого” сырья цепочек, он... уже не преступник. И нарушает закон не больше, чем старушка, продающая у метро зелень со своего огорода. Впрочем, иногда столичные милиционеры возбуждают уголовные дела по статьям “Незаконное предпринимательство” или “Мошенничество”. Да толку от этого — с гулькин нос...

“МК” уже писал о том, что в прошлом году оперативники из ОБЭП УВД по охране метрополитена прикрыли в подземке несколько церковных лавок. Драгоценные цепочки, крестики и кольца, которыми там торговали, не имели пробирных клейм, но стоили раза в полтора дешевле, чем золотые изделия в обычных магазинах. Одной из “героинь” уголовного дела была некая гражданка Бескаморная. Она “держала” в метро четыре точки с церковной утварью.

Мадам крепко запала в душу милиционерам: разъезжала на собственной иномарке “Фольксваген Пассат” и держалась с уверенностью бизнес-леди. Бескаморная заявила операм, что все деньги, вырученные от торговли, она тратит на восстановление церкви Благовещения Пресвятой Богородицы в Подмосковье. И пояснила, что иномарку она купила тоже исключительно для нужд храма. А еще рассказала, что недавно, например, приобрела для храма набор импортных колоколов за 1000 долларов. Правда, в маленьком подмосковном селе, куда приехали оперативники, вместо храма с импортными колоколами они обнаружили сруб — два полена, три бревна. Как оказалось, это все, что гражданке Бескаморной удалось построить с 1992 года (именно тогда она получила разрешение на восстановление храма)...

...Несмотря на колоссальную работу, которую пришлось проделать оперативникам, чтобы довести дело до суда, все закончилось для гражданки Бескаморной амнистией. Как, впрочем, и для остальных “золотых” предпринимателей, которые продолжают грести деньги “на строительство храмов”.Драгоценные советы— Где же можно купить качественное золото?

— Сложно сказать. Бывает, что сегодня фирма торгует без нарушений, а завтра — как подменили. Но совершенно точно, что на лотке вы купите “левую” цепочку с вероятностью 90 процентов, а в магазине вам повезет больше.

— Где покупаете золото лично вы?

— В специализированных магазинах.

(Из беседы с сотрудником Пробирной палаты.)

Как же отличить “правильную” фирму от “неправильной”? Как театр начинается с вешалки, так хороший магазин начинается с “Уголка потребителя”. В нем должны висеть: копия лицензии на право торговли; правила торговли изделиями из драгметаллов; перечень золотых проб, принятых в России.

Дальше. Ювелирные изделия выкладываются на прилавок в определенном порядке: цепочки к цепочкам, кольца к кольцам и т.д. Изделия должны лежать отдельно друг от друга.

На всех украшениях должны быть опломбированные ярлыки с названием изделия, его изготовителя, драгметалла. Обязательно указываются артикул, проба, масса и цена за грамм. Кроме того, в легальных “золотых” магазинах всегда есть точные весы: вдруг вы усомнитесь в подлинной массе цепочки или кольца?.. И, конечно, лупа, чтобы покупатель мог лучше разглядеть клейма. Их два: именное и пробирное. По оттиску именного клейма можно узнать, когда и на каком предприятии выпущено изделие. А пробирное — дает покупателю гарантию того, что украшение сделано из металла указанной пробы. Если изделие импортного производства, рядом с иностранной пробой обязательно должна стоять еще и российская.

Проба — это количество единиц золота в тысяче единиц сплава. Остальную часть сплава составляют другие металлы — серебро, палладий, медь, никель, цинк в разных пропорциях. Золото высшей пробы — 999,9. Низшая проба — 333-я. Цвет украшений зависит от пропорций золота и прочих элементов в сплаве. Если цепочка красноватого оттенка, в ней много меди. Белая — больше палладия или никеля. Зеленоватая — серебра. А вот изделие тусклого или серого оттенка должно насторожить. Очень возможно, что золота в нем нет совсем.

Вместе с товаром покупателю передается товарный чек, в котором указываются все данные, которые есть на ярлыке, плюс дата продажи, цена товара и подпись продавца.

Если в магазине нет хоть чего-то из перечисленного выше — будь то лупа, весы или лицензия на торговлю, — здесь вы качественное золото не купите. Даже если этот магазин выглядит респектабельно.





Партнеры