Черная полоса

18 июля 2001 в 00:00, просмотров: 451

Опять... Опять трагедия в небе. Опять разбился самолет. Опять гибель людей. Такое впечатление, что этим летом все взлетно-посадочные полосы в России нужно выкрашивать в черный цвет...

Вчера под Псковом во время демонстрационного полета на истребителе палубного базирования “Су-33” разбился летчик-ас Тимур Апакидзе. До последнего момента мы верили, что он останется жив — пилот умер в машине “скорой помощи”, которая не успела доехать до госпиталя.

Личность Тимура Апакидзе — знаковая для морской авиации России. Генерал-майор, Герой Российской Федерации, он налетал 3,5 тысячи часов на 13 типах самолетов. Один из пяти летчиков авиации ВМФ, выполняющий “кобру Пугачева”. Звание Героя он получил за то, что вывез из Крыма пятнадцать летчиков, отказавшихся присягать Украине, и лично подготовил их до уровня пилота палубной авиации. Впрочем, по официальной версии высокую награду Тимуру Автандиловичу вручили за освоение палубного истребителя “Су-27 К” (теперь это “Су-33”). На этом самолете он и отправился в последний полет...

Команду на взлет заместитель командующего авиации ВМФ генерал-майор Тимур Апакидзе получил в 11.38. А уже через восемь минут, в районе дальнего привода, его “Су-33” врезался в землю. По свидетельству очевидцев, истребитель завалился на крыло во время разворота, а потом стал стремительно падать. Свой коронный номер, “кобру Пугачева”, продемонстрировать многочисленным зрителям генерал так и не успел.

Из досье “МК”.

Во время выполнения “кобры” пилот закидывает нос истребителя вверх градусов на 100—120 и резко уменьшает мощность двигателя. Истребитель взмывает вверх, слегка откидываясь назад, как кобра перед броском, замирает на секунду — и снова ложится носом вперед. В “колоколе” самолет хорошенько разгоняется, задирает нос на 80—85 градусов и потихоньку сбрасывает обороты двигателя. В верхней точке “колокола” самолет зависает, затем опускает нос вниз (а не горизонтально, как в “кобре”) и уносится на форсаже со снижением.

Говорить о причинах трагедии пока никто не может. Вероятно, что их раскроет специальная комиссия, которую возглавил командующий авиации ВМФ генерал-лейтенант Иван Федин. В чем безусловно уверены летчики — это в отсутствии так называемого человеческого фактора в гибели боевой машины и пилота. Тимур Апакидзе не мог совершить ошибку в воздухе — проще представить его споткнувшимся на земле, но только не в небе.



Партнеры