ГАИшники работают с огоньком

30 июля 2001 в 00:00, просмотров: 271

В ночь с 25 на 26 июля в подмосковной Барвихе загорелся дом. Обычный старый деревянный дом, которых в застроенном дачами чиновников и “новорусскими” особняками поселке остались считанные единицы. Народу в доме было немного: 60-летняя бабулька да две ее внучки, десяти и пяти лет. Скажу сразу — всех их спасли, жертв не было. Было другое: огнеборцы из близлежащей пожарной части поселка Ново-Огарево не могли выехать на место происшествия в течение получаса (!) — на Рублево-Успенском шоссе было перекрыто движение. Ожидалось, что президент по прилете из Витебска проследует к себе на дачу. В итоге, когда первые пожарные машины все же приехали “на огонек”, тушить было практически нечего.

“МК” уже писал о том, что по инициативе депутата Госдумы Станислава Говорухина нижняя палата парламента обратилась к Владимиру Путину с просьбой отменить закрытие автомобильных дорог во время следования по ним кортежей. Причем любого уровня, не исключая и президентский. Ответом на это стало заявление министра внутренних дел Бориса Грызлова о том, что отныне количество проблесковых маячков, являющихся льготным пропуском на трассах, будет сокращено, и, соответственно, определенное число чиновников лишится приоритетной возможности ездить, в то время как другие вынуждены стоять. Более того, поползли слухи, что Владимир Путин, кортеж которого порой задерживает движение чуть ли не на час, проникся проблемой и повелел чиновникам из администрации вопрос решить. В качестве выхода последние предложили президенту смену “места дислокации”, посоветовав перенести дачу с Рублево-Успенского в район гораздо менее забитых автомобилями Ново-Рижского или Дмитровского шоссе. Правда, предложение, не выдержав никакой критики с точки зрения обеспечения президентской безопасности, в итоге было отвергнуто. Но пока суд да дело, главный вопрос — перестанут ли перекрывать дороги в момент следования важных персон, как это имеет место быть на Западе, — так и остается открытым. И до тех пор пока он не решится, у нас будут происходить истории наподобие той, о которой рассказано ниже.

Первым, кто заметил вырывающееся из дома №85 пламя, был охранник расположенной по соседству трехэтажной дачи одного из “хозяев жизни”. Именно страж кинулся будить безмятежно спящую хозяйку горящего строения — 60-летнюю Татьяну Сащенко. Впоследствии она скажет, что сквозь сон чувствовала запах гари, но это казалось частью сновидения. И лишь проснувшись, она поняла, что пожар — реальность. Первой мыслью запаниковавшей женщины было: что с внучками? Девочки приехали погостить к бабушке из Москвы. К счастью, они не пострадали — их, сонных и не совсем понимающих, в чем же дело, охранник отвел к себе в каморку. И тут же вызвал пожарных. С этого момента и начинается самое интересное.

Диспетчер пульта 01, куда первым делом позвонил бдительный страж, соединила его с пожарной частью Одинцовского района. “Ждите, выезжаем”, — ответили там. Но ни через десять, ни через пятнадцать, ни через двадцать пять минут пожарных не было. Эта задержка сыграла роковую роль: практически до основания “искромсав” деревянный домик Татьяны Сащенко, огонь перекинулся на такой же ветхий деревянный дом соседей, откуда тут же вылетело несколько стекол.

— Хорошо, у меня внук был дома, — рассказывает хозяйка соседнего домишки Нина Васильевна Разоренова, — и строители, которые неподалеку на даче работают. Они-то и помогли огонь тушить, пока пожарных не было.

Тушили вручную: бегали с ведрами в дом, набирали из-под крана воду и заливали пламя. Вернее, пытались заливать, потому что толку от “поливки” огня не было никакого. А с пожарными тем временем происходило следующее.

Получив сообщение о разбушевавшемся пламени, диспетчеры пожарной части Одинцова переадресовали сообщение коллегам в Ново-Огарево, откуда до объятого огнем барвихинского домишки ехать всего ничего — минут этак семь. Немедленно заскочив в машины, пожарные доехали было до шоссе, как вдруг... их остановил гаишник, заявивший, что движение временно запрещено — дескать, ожидается проезд президента, возвращающегося к себе на дачу после прилета с витебского “Славянского базара”. То, что пожар в любой момент может обернуться трагедией, огнеборцы даже не стали объяснять — бесполезно. Да и кому? Оставался единственный выход: позвонить коллегам в Одинцово и попросить, чтобы к месту происшествия отправились они. Благо что ехать им надо не по Рублево-Успенскому, а по Подушкинскому шоссе, коим президент, к счастью, не пользуется. Но драгоценное время было упущено — к тому времени, когда одинцовские огнеборцы добрались до пылающей “избушки”, с момента вызова минуло полчаса. От дома Татьяны Сащенко осталась лишь часть стены, которую благополучно залили водой. А вскоре “добивать” пламя приехали и пожарные из Ново-Огарево, поведавшие людям, что виной задержки — перекрытое шоссе.

Попытавшись связаться с пожарными из Ново-Огарево, дабы услышать их мнение о происшедшем, мы столкнулись, мягко говоря, с настороженным отношением огнеборцев. Говорить об истинных причинах задержки пожарные отказывались. Начальник части Сергей Лобанов, которому мы позвонили для выяснения обстоятельств, услышав вопрос, замялся. “Я даже не знаю, что вам сказать. Пишите что хотите”, — в конце концов ответил он. Но после долгих уговоров все же снизошел: “Перезвоните буквально через две минуты. Я точно все узнаю и вам скажу”. Через две минуты выяснилось, что желание помочь оказалось лишь видимостью. “Сергей Петрович уехал на занятия, его сегодня уже не будет, — сообщила мне девушка-диспетчер. — И завтра не будет, и послезавтра тоже. Попробуйте в понедельник”. Даже пробовать не стала — ясно, что для меня Сергея Петровича не будет никогда.

Да что уж там говорить о пугливости отдельно взятого начальника пожарной части — это общая черта всех чиновников, тщательно оберегающих от возможных неприятностей свою пятую точку. Даже старушка Нина Разоренова, сначала охотно рассказывавшая о происшедшем, потом вдруг насторожилась. “Ой, а я ничего лишнего не сказала? А то Путин приедет и будет на нас орать”. И начала защищать всех подряд — на то он и президент, чтоб для него дорогу перекрывали, а мой дом пожарные все равно спасли...

Впрочем, следует признать, что эта история закончилась относительно благополучно. Жертв нет, без крыши над головой Татьяна Сащенко не осталась, ибо у дочери есть квартира в Москве, и, наконец, самое главное — о сгоревшем доме сожалеть не приходится, потому как доживала в нем женщина последнее лето, незадолго до пожара продав участок новым хозяевам.

Но где гарантия, что нечто подобное не произойдет в другой раз и, в отличие от этого, не обернется трагедией? Да и вообще, надо говорить не о конкретном случае, а о явлении в целом. О том, что важнее — человеческая жизнь или удобство передвижения главы государства. Кстати, на Западе от подобной практики отказались давно. И уж тем более никто там не задерживает машины таких жизненно важных служб, как пожарные, “скорая помощь” и служба спасения. Вспомнить хотя бы случай, который произошел в Америке, когда кортеж тогдашнего президента Никсона остановили на дороге, чтобы дать возможность проехать автомобилям службы 911.



    Партнеры