Луковая дипломатия

25 августа 2001 в 00:00, просмотров: 1261

— Натягивай лук так, чтобы указательный палец был на уровне губы, нет, за ухо тянуть не надо, — инструктирует меня Вадим, лучник. — Локоть подними вверх и дыши не грудью, а... животом.

Сколько я ни старалась, представив себя Робин Гудом в зеленом кафтане, а натянуть лук для выстрела так и не смогла (хотя руки-то у меня отнюдь не слабые, много лет я занималась подводным плаванием).

— Между прочим, это женский лук, — посмеивается хозяин. — Натяжением всего лишь... 20 килограммов.

— Такой лук без тренировки мало кто может натянуть, — берет у меня древко с тетивой жена Вадима, Мария. Надев перчатки, без видимых усилий она натягивает лук, и чайное блюдце, установленное в 15 метрах в качестве мишени, разлетается в мелкие осколки. — Наши предки на протяжении 50 тыс. лет стреляли из лука, в каждом из нас живет генетическая память...

Русские воины издавна считались отменными лучниками. Когда англичанин выпускал за минуту 10—12 стрел, русич выстреливал все 20. У нас просто лук недостаточно воспет в былинах.

Вадим снимает со стены боевой английский лук. Стрела, которая бьет на 200 метров, с оглушающим свистом летит мимо нас. Мы невольно приседаем. Теперь я знаю, как может звучать смерть...

— Настоящий стрелок способен представить летящую стрелу в трехмерном пространстве, — утверждает хозяин. — Вы очень удивитесь, но самая продуктивная стрельба — интуитивная. При этом важно знать характер каждой стрелы в колчане.

Издавна стрельба из лука считалась средством духовного роста.

— Мы каждый день начинаем со стрельбы из лука, — говорит хозяйка. — Если стрелы идут в “молоко”, все важные дела переносим на более удачные дни.

В джунглях его называли хозяином

Вадим с женой Марией закончили престижнейший Институт иностранных языков имени Мориса Тореза. Переводчиками с определенной миссией попали работать в небольшое африканское государство, название которого на русский язык переводится дословно как “Могила белого человека”.

— Сперва нас постоянно грабили, — вспоминает Вадим. — Случалось, что утаскивали даже кровать... А оружие иностранному специалисту носить не разрешалось, тогда-то нас и выручили луки. Сначала удивляло, что на вооруженный отряд бандиты отваживались нападать, а военный склад, который охранял старик с луком, неизменно обходили стороной. А потом оказалось — все дело в том, что нигерийцы свои стрелы пропитывают ядом кураре. Если после попадания пули еще можно выжить, то сок дерева чилибуха человеку шанса выжить не дает. Мы, естественно, в отличие от местного населения, стрелы не травили.

За четыре года работы в Нигерии Вадим и Мария могли погибнуть сотни раз. Неоднократно на них из засады нападали бойцы правительственной оппозиции. Наученные горьким опытом, супруги спали с луками у кровати, нередко приходилось ночью и отстреливаться.

Вполне могли русские командированные попасть и местным жителям на обед. Джунгли были полны каннибалов. Из женских половых органов они готовили снадобье, натеревшись которым, по поверью, можно было избежать попадания пули и стрелы. Вскоре о русском лучнике знали все в округе. Его стрелы боялись как огня. Метко стреляющего белого человека нигерийцы стали называть уважительно: “Масто”, в переводе это означало “хозяин”.

Не бери перо с мертвой птицы!

— Свой первый лук, прочитав “Маленького дикаря” Томпсона, я сделал в 12 лет, — рассказывает Вадим. — Выбрал дерево для рукоятки, взял нож и стал читать: “Ореховый прут расколите пополам...” Одна заготовка за другой были испорчены. Методом проб и ошибок я убедился, что ветвь орехового дерева невозможно расколоть пополам, она всегда колется по спирали...

Это теперь Вадим знает, что для основания лука подходит любая упругая древесина. Лучшее дерево для этого оружия — тис. Тот, что растет на Кавказе и в Крыму, к сожалению, для древка лука не подходит. За тисом нужно отправляться в Италию или Испанию. В России качественные луки делают из ясеня и вяза, в Японии — из бамбука. Классический английский лук обычно сделан из зонтичной акации. Материал для будущего лука должен 2—3 года сушиться. Вадим показал нам луки, сделанные из дерева семнадцатилетней выдержки. Такой лук при небольшой силе натяжения стреляет на порядок дальше “лука-скороспелки”.

Процесс “рождения” лука на первый взгляд достаточно прост. Древесина вставляется в металлическую трубу, которая одним концом опущена в таз с кипящей водой. Ветка в трубе распаривается около 5 часов, а потом выгибается. Древесине после паровой бани можно придать любую форму. Но... одно неверное движение, и заготовка выбрасывается. Поэтому издавна лучники правили древко ручного оружия с молитвами и заклинаниями. А потом, нанеся магические знаки, сушили его среди дивно пахнущих трав. Лучшей пропиткой для древка лука и стрел является кабаний жир, в крайнем случае подойдет и банальное растительное масло.

При изготовлении лука Вадим молится три раза: когда срезает ветку у дерева, прося у него прощения; когда принимается за правку древка; и когда лук готов — чтобы попал в хорошие руки.

Стрелы для стрельбы можно выточить и на токарном станке, но тогда они, по мнению Вадима, “не обретут душу”. Лучше использовать, как и наши предки, тростник и полынь. В полое отверстие травы для придания ей веса насыпается галечник. Заостренный наконечник стрелы делается из дерева, а оперение — из перьев птицы. (Лучше, если перо птица потеряет сама, а вот с мертвой дичи перья на стрелы нельзя брать ни в коем случае.)

Луков за свою жизнь Вадим сделал немало. Его оружием запаслись популярный телеведущий Сергей Доренко, многие депутаты, известные политики... Приезжают к Вадиму заказчики и из-за рубежа. Например, американский нефтяной магнат Дак Борланд едет охотиться в Сибирь транзитом через Москву. У Вадима он выбирает лучший из его новых луков, чтобы выйти с ним против... медведя. В Соединенных Штатах сейчас насчитывается около 10 млн. стрелков из лука.

Лук-мини и лук-макси

В квартире Вадима и Марии просторно. В углу красуется сундук из эвкалипта, на стенах — охотничьи рога, африканские маски, разнокалиберные тамтамы, обтянутые шкурой слона, гравюры воинов... И луки, которых в коллекции Вадима более сорока.

Берем в руки самый большой из них. Классический военный лук оказывается на голову выше репортера “МК”. “Шесть футов длиной, — поясняет Вадим. — То есть 180 сантиметров. Этот лук привезли мне с севера Англии. С точно таким же оружием охотился когда-то на королевских оленей Робин Гуд... Древко лука сделано из тиса, тетива сплетена изо льна. Этот лук участвовал в боях, был “ранен” — сломан в трех местах. Я его долго восстанавливал.

Следующий на стойке лук — подарок вождя одного из африканских племен. Вадиму и Марии он достался в обмен на... фибровый чемодан. (Уж больно замок у саквояжа был блестящий!) Из лука, изготовленного в начале минувшего века, было завалено немало антилоп. У африканского лука-фулани рукоятка обтянута шкурой антилопы, древко, сделанное из зонтичной акации, все “в носочке” — плотно обмотано хлопчатобумажным шнуром. Тетива лука скручена из сыромятного ремешка. Из колчана, висящего рядом с луком, мы достаем необычные “лысые” стрелы.

— Они сделаны из так называемой слоновой травы, — поясняет хозяин. — Оперению стрелы африканцы внимания вообще не уделяют, зато наконечник ее всегда пропитан ядом.

Есть в коллекции Вадима и японский ханкю (в переводе — полулук). Им пользовались шпионы ниндзя. Берем в руки небольшой бамбуковый лук и убеждаемся, что его легко спрятать в широком рукаве или, скажем, под плащом. Когда на богатого японца, сидящего в паланкине, нападали разбойники, он доставал ханкю и посылал в обидчиков отравленные стрелы. Такие луки были не более 30—70 см в длину.

Маленький пигмейский лук Вадим с Марией берут с собой, когда едут отдыхать “в дальние края”. Компактное антуражное оружие легко помещается в чемодане.

— Когда на побережье в Турции мы стали стрелять из пигмейского лука, — рассказывает Вадим, — нас тут же окружили со всех сторон турки. У них колоссальный интерес к этому виду оружия. В Стамбуле есть и музей лука.

Хазарский лук-великан мы не стали снимать со стойки. Из этого замысловато изогнутого лука стреляли лишь настоящие богатыри. Такой лук может бить на расстояние до 500 метров.

— Стрела, пущенная из него, способна пронзать железо. Я сам в музее видел экспонат: гильза от снаряда времен Первой мировой войны была пробита стрелой этого лука.

Добровольные изгнанники цивилизации

Поколесив немало по свету, супруги сейчас на добровольных началах в одном из детских домов ведут секцию стрельбы из лука, возглавляют клуб “Белый отряд” (был такой роман про лучников у Конан Дойля), где учат ребят выживать в любых экстремальных условиях.

А на лето Мария и Вадим отправляются в выстроенный ими скит в отдаленном уголке Тверской области. Приехав туда на своем навороченном джипе, они переодеваются в грубую одежду и до октября забывают обо всех благах цивилизации. Питаются супруги исключительно дарами природы. В прошлом году, например, Мария и Вадим, отстреливая на огороде галок, которые уничтожали урожай бобов, стали их запекать в огуречном рассоле. Необычный рецепт позаимствовали у... Михаила Юрьевича Лермонтова. Как-то угостили тушеной “дичью” одного из французских специалистов, тот пришел в неописуемый восторг: в национальной кухне у них галки, как и лягушки, считаются деликатесом...

Свою коллекцию луков Вадим оставляет в столице. Приехав в тверской скит, он всякий раз делает новое оружие, — причем исключительно кремневой пилой, в лучших традициях древних мастеров-лучников.



Партнеры