Тело в шляпе

10 сентября 2001 в 00:00, просмотров: 1662

Венки, стрелы, космические ракеты — чего только не увидишь на шляпках юных француженок, собравшихся чудным майским деньком в старинном парке! Вдруг всеобщее внимание привлекает дочка хозяина местной шляпной фабрики. Невысокая полная девица вышагивает в соломенном уборе, на котором красуется полуметровый лыжник в маленьком фетровом котелке. “Да, сегодня точно все женихи будут ее”, — перемигиваются девушки, что пришли отметить древний праздник “засидевшихся” невест. В этот день незамужние французские красавицы за 25, по устоявшейся веками традиции, самовыражаются и рекламируют свои достоинства с помощью шляп.

“Помните, женщина в шляпе всегда выделяется из толпы, приковывает внимание окружающих, — читаю в одном из пособий для “самых обаятельных и привлекательных”. — Не зря француженки выбрали именно шляпы для приманивания женихов”. “Авось вековая мудрость и мне поможет найти суженого-ряженого”, — решаюсь я на покупку подходящего головного убора. К тому же один раз шляпа уже сыграла чудесную роль в моей судьбе.

В один из осенних вечеров коммерческий директор представил мне, возглавлявшей тогда отдел одной крупной фирмы, мою новую подчиненную — пегую, востроносенькую дамочку без московской прописки, но с бульдожьей житейской хваткой. “Не обижай ее, это моя старая подруга”, — многозначительно хмыкнув, сказал шеф и потрепал тетеньку по коленке. Дама, видимо, решила, что это ее последний счастливый шанс, и принялась меня беззастенчиво и планомерно подсиживать. На свою беду, я дописывала диплом и потому почти прошляпила эти карьерные манипуляции. Однажды, после очередного удара “под дых” моей секретарши, замученная капризами научного руководителя и госэкзаменами, я бессмысленно бродила по магазинам и печально размышляла о природе добра и зла. И вдруг в витрине увидала ЕЕ — фантастическую белую шляпу с огромными полями и совершенно безумным бантом. “Последний писк английской моды”, — медово улыбалась толстая продавщица, не веря, что наконец-то нашлась разиня, готовая выложить немалые деньги за эту экзотику. К шляпке мне пришлось добавить неудобный (и такой смешной для умного человека) облегающий костюмчик и совершенно идиотские шпильки. Зато когда я, словно героиня мексиканского телесериала, равнодушно покачивая белым бантом, вплыла на совещание, мои шефы лишились дара речи. В общем, так внимательно и доброжелательно мои предложения не выслушивались еще никогда. “Пашешь день и ночь — хоть бы кто оценил, а тут вырядилась — и дело в шляпе”, — грустно думала я, ловя на себе восхищенные взгляды коллег. А свою вредную секретаршу я тут же уволила.

Итак, в поисках приманки для мужчины моей мечты я отправилась по шляпным магазинам. Ассортимент навевал мысли о тлене и ноябре: одинаково черные фетровые ряды лишь иногда разбавляли темно-коричневые или синие вкрапления.

— Что поделать, наши покупательницы и продавцы очень консервативны, — вздыхает дизайнер шляп Ирина Дейнега и ведет меня по своему складу. — Посмотрите, вот тут у нас заказ для Америки: преобладают салатовый, розовый, сиреневый, желтый цвета. А наши требуют лишь черный. Недавно с трудом убедили один магазин поставить на витрину красную шляпу. И что же: ее тут же купили. Правда, случайно забредшие туда японские туристы...

— Когда появляюсь в своих шляпках на наших улицах, — делится впечатлениями другой шляпный модельер Виолетта Литвинова, — незамеченной не остаюсь, но реакция чаще всего неадекватная — смесь удивления и неприятия. Недавно перечитывала Пушкина. Он тонко заметил, что в России встречаешь две реакции на себя: либо насмешливость у простонародья, либо холодное пренебрежение у аристократов. Это сохранилось до сих пор. Живой интерес — когда подходят, говорят комплименты, спрашивают, где можно купить подобную шляпку, — есть только за границей. Месяц назад отдыхала в Тунисе, голову украшала драпировками в восточном стиле — так вы бы послушали, какие дифирамбы пели мне местные жители!..

— Какие женщины, по вашему мнению, носят шляпы?

— Смелые, уверенные в себе дамы за 30, — говорит Виолетта Литвинова. — Причем зачастую самыми раскованными, легкими на подъем являются особы с очень сложными фигурами и лицами. Просто они знают, что шляпой легко можно скрыть разные дефекты, подчеркнуть достоинства.

— На Западе это всегда достаточно обеспеченные женщины, — добавляет Ирина Дейнега. — Они предпочитают нарядные, необычные шляпки на все случаи жизни. Бывают и курьезы. Подобную шляпу, только красную, — Ирина показывает фетровое чудо с вставками из органзы, — на выставке в Америке увидела чета пожилых гомосексуалистов. Подошли, примерили — нравится обоим. И хотя мы не торговали выставочными экземплярами, они так долго канючили, что пришлось сделать исключение, продать. Вообще, на Западе любят экстравагантные модели и ретро — головные уборы в духе 30—80-х годов.

“Тогда зачем стилизация, может, лучше купить раритетную шляпку?” — решила я. Знающие люди посоветовали зайти в один из антикварных салонов: мол, можно найти премиленькие старинные шляпки. Среди детских танков со звездами, чугунных чернильниц и японских эротических гравюр шляп я не обнаружила. Поинтересовалась у продавцов — меня провели по заставленной всяким хламом лестнице на второй этаж, где в углу лежат старые бархатные и фетровые шляпки. Перебираю примятую ткань, рассматриваю потемневшие булавки — интересно, сколько романтических историй могли бы они рассказать... Вполне приличные вещички можно купить рублей за 600, а те, что нуждаются в реставрации, стоят от 120.

— Старинные шляпы — какие-то живые, — вспоминаю слова Виолетты Литвиновой, в чьей коллекции уже более 150 шляп, — они сделаны вручную, из дорогих материалов, по индивидуальным лекалам, на них потрачено много времени. Когда у меня плохое настроение, беру в руки, например, шляпку Шанель 30-х годов, которая специальной петлей надевалась на ухо, — и снова приходит вдохновение. Между прочим, в шляпном производстве до сих пор незаменим ручной труд, потому не бывает двух одинаковых шляп.

...Ряды разноцветных деревянных лысин, склонившиеся над машинками работницы, огромный чан (словно для кипячения белья): Ирина Дейнега показывает свою мастерскую. Мое внимание привлекают странные, мятые шляпы с неровными полями.

— Это колпаки — сырье, из которого делаются шляпы, — объясняет дизайнер. — По качеству они очень разные: велюровые, шерстяные. К примеру, женские делятся на 16 видов. В лучшие колпаки добавляется пух зайца. Мы эти заготовки проклеиваем, пропариваем, потом придаем нужную форму и закрепляем ее гвоздиками, булавками на колодке. Через 4—6 часов шляпу снимаем, убираем все лишнее, еще раз чистим и придаем ей готовую форму. На одну шляпу уходит практически целый рабочий день, причем она проходит через руки 3—4 человек.

Кстати, колпаки различаются не только по качеству: они также делятся на женские и мужские, которые куда плотнее, жестче. Хотя для покупателя это не главное:

— В свою шляпу надо влюбиться, — говорит Ирина. — На последней выставке около нашего стенда долго стоял итальянец, смотрел на мою последнюю модель, сделанную из пятнистого, под леопарда, фетра. На следующий день привел переводчицу: “Продайте — и все”. Объясняем, что это женская модель, но он ее с гордостью надевает: “Все равно она мне нравится!”.

— Как правильно ухаживать за шляпой?

— Идеальный вариант — специальная шляпная коробка из картона, — советуют специалисты. — Если ее нет, то шляпу можно набить газетами и положить в пакете на шкаф: она должна проветриваться, быть всегда доступной. Если попали под дождь (что для головных уборов нежелательно), дома нужно быстро стряхнуть капли и поставить шляпу на подставку (подойдет и большая банка). Помните: мокрые шляпы нельзя ставить на поверхность или туго натягивать. Залоснившиеся края можно почистить сухой велюровой щеткой, сухими пятновыводителями. Быстрее всего пачкается размерная лента — периодически ее нужно менять в специальном ателье. Между прочим, там же можно изменить форму фетровой шляпы. В этом заключается и прелесть этого материала, что его можно два-три раза перетягивать, обновлять.

— Как придумываете новые шляпы? — интересуюсь у Виолетты Литвиновой.

— Все шляпники — ужасные зануды, — шутит модельер, — работа кропотливая, вот характер и портится. Все время только думаем о новых формах. К примеру, гуляю с собакой, рассматриваю корни вывороченных недавней бурей деревьев, а воображение уже рисует оригинальную шляпку. Когда создаю коллекцию, обязательно придумываю образ женщины, которая ее бы носила. Тут меня часто вдохновляют любимые клиентки: моя однофамилица и подруга Рената Литвинова, Клара Новикова, Светлана Конеген, Марина Антохина.

— Часто сами покупательницы выступают соавторами художника, — добавляет Ирина, — придумывают необычные украшения, просят изменить какие-то детали, заказывают совершенно неожиданный цвет. А порой так наденут твою шляпку, что ты и вообразить себе не могла, когда создавала эту модель...

“Так, шляпу, видимо, придется делать на заказ, — размышляю я, вернувшись домой. — Такое ответственное дело нельзя пускать на самотек. Как там говорили модельеры — для начала нужно придумать образ, в котором я хочу предстать перед мужчиной своей мечты”. Для вдохновения достаю с антресолей свою супершляпу, рассматриваю. И вдруг замечаю, что носила ее неправильно. Огромный бант, который я все время отправляла назад, по задумке дизайнеров должен торчать спереди, словно звезда во лбу... Да, пожалуй, такого зрелища мои бывшие шефы не пережили бы!



    Партнеры