Летят перелетные "КрАЗЫ"...

17 сентября 2001 в 00:00, просмотров: 217

На Подмосковье свалилась новая напасть. Там отмечен невиданный всплеск автоугонов. Угонщики отдают предпочтение не престижным “Мерседесам”, а... “МАЗам” и “КамАЗам”. Не проходит недели, чтобы область не лишилась очередной единицы строительной техники. Бывает и по 2—3 еженедельных потери!

Нечто подобное происходит и в других областях. Что любопытно, если наши угонщики чаще выбирают самосвалы и экскаваторы, то в соседней Тульской области особым спросом пользуются бетономешалки.

Недавно в областном ГУВД подвели печальный итог: с начала года строительные организации лишились почти 100 единиц своей техники.

— Это началось года два назад, — рассказывает замначальника 8-го отдела УУР ГУВД Московской области Игорь Агапкин. — Тогда вовсю строили МКАД, куда, понятно, нагнали полным-полно всякой техники. Конечно, преступники сразу сориентировались. Но настоящий всплеск угонов зафиксирован только в последние месяцы.

К счастью, до крови еще не доходило. Водители, лишившиеся своих “тяжеловозов”, обычно отделываются, что называется, легким испугом. Зато уже определилось несколько схем, по которым действуют преступники. Первая — самая простая и распространенная.

ПРОВЕРКИ НА ДОРОГАХ. Преступники, в основном кавказцы (чаще всего ингуши, но встречаются и осетины, чеченцы, абхазы), останавливают на дороге приглянувшийся им самосвал и предлагают водителю подкалымить — подвезти стройматериалы на дачу, там же выкопать траншею и прочее. Кто же не хочет заработать? Любой водитель согласится с радостью... Однако вместо дачного кооператива машина оказывается в глухом лесу. Где водителю демонстрируют пистолет или нож (обычно этого бывает достаточно), привязывают того к дереву и заклеивают рот скотчем. Кстати, скотч — непременный атрибут всех подобных преступлений. Иногда сердобольные грабители даже оставляют рядом со своей жертвой ножовку: мол, пилите, Шура, пилите!.. Водители и пилят — как правило, им удается освободиться часов через пять.

— Понятно, что спустя пять часов никакой план “Перехват” уже не поможет, — продолжает Игорь Агапкин. — Да и постов ГИБДД на подмосковных дорогах — раз-два и обчелся. В Раменском, например, был даже случай, когда экскаватор “Татра” угнали 10 августа, а уже 12 августа его нашли в Северной Осетии, в Моздоке. То есть скорость у преступников феноменальная.

НЕЗВАНЫЕ ГОСТИ. Иногда грабители внаглую совершают налет на какое-нибудь ДРСУ или частную строительную фирму. Многомиллионную технику по старинке охраняют пенсионеры — божьи одуванчики, и скрутить их преступникам никакого труда не составляет. Тем более что численное превосходство всегда на стороне налетчиков: на дело они идут по 3—4 человека. Недавно в Ленинском районе за самосвалами пришли вообще шестеро — и увели сразу 4 машины.

Пока страж ворот корчится на привязи в собственной каморке, грабители успевают слить горючее почти со всей техники, стоящей на приколе, и доверху заправить нужные им машины. И — ищи ветра в поле.

БОГАТЫЙ КЛИЕНТ. Это самый изощренный вариант. Преступник — обычно солидный человек старше 50 лет, хорошо одетый, непременно с мобильником, — под видом клиента приходит в строительное управление. Дескать, дачу строю, надо фундамент уложить (крышу навести), а посему позарез нужен кран (экскаватор, самосвал). Не поможете?..

Отчего не помочь? Все чин чином: заключают договор, клиента знакомят с водителем, и они вместе едут на “стройку века”. А по дороге пассажир невзначай просит подобрать своих работяг, которые уже дожидаются у обочины.

После этого возможны три сценария. Или водитель сам доверчиво сажает в кабину крепких кавказских парней, или же, если водила начинает упираться, “клиенту” приходится пускать в ход нож или пистолет. Кроме того, чтобы заставить водителя остановиться, на дороге его может просто подрезать какой-нибудь “жигуль”. Затевается разборка, люди из “Жигулей” прикидываются пострадавшими, водитель крана не может понять, в чем дело...

Все это нужно, чтобы жертва “дозрела” и потеряла охоту к сопротивлению. А финал один: водителя оставляют в лесу.

Угоны строительной техники — чрезвычайно “хлебный” бизнес. Средняя цена той же “Татры” доходит до 1,5 млн. руб., самосвалы “МАЗ” и “КамАЗ” можно продать по 500—600 тысяч, автокраны с дополнительными приспособлениями еще дороже — 700—750 тыс. руб. И от отсутствия покупателей преступники не страдают. Краденую технику охотно приобретают... строительные и ремонтные управления в других регионах страны. Только делают вид, что не догадываются о ее происхождении.

Уже через 2—3 часа после угона техника оказывается за пределами Московской области. Почти вся она идет на юг России, где и оседает: в Ингушетии, Северной Осетии, Чечне. В Чечне она особенно кстати: ведь российские власти принялись бурно восстанавливать разрушенную войной республику...

А на Кавказе, как говорят сыщики, для спецтехники — просто “черная дыра”. Краны и самосвалы сразу оказываются уже с новыми, “чистыми” документами, местные автоинспекции ставят их на регистрацию, даже не потрудившись проверить. И достать машину из такой “черной дыры” почти невозможно.

Иногда краденая техника уходит и вовсе в Казахстан, то есть на территорию другого государства. Тогда вообще пиши пропало.

— Мы до суда сумели довести только два дела, — вздыхает Игорь Агапкин. — Да вот еще совсем недавно в Раменском задержали двоих ингушей, причастных к нападениям на спецтехнику. Но и те оказались всего лишь перегонщиками, поэтому привлечь их к ответственности не удалось.

Любой масштабный бизнес нуждается в четкой организации. Сыщики считают, что у преступников очень неплохие связи как в самих ДРСУ (все набеги на них организуются по явным наводкам), так и в ГИБДД. Иногда “чистые” документы на машину бывают готовы еще до ее угона. Во всей преступной цепочке существует четкое разделение ролей. Есть заказчик (строительную технику никогда не угоняют “просто так”, а только под конкретного клиента), есть исполнители, которые за каждую машину получают по 1000—2000 долл. И есть перегонщики — чаще всего это простые водилы, которые за маленькое вознаграждение соглашаются перегнать технику куда им скажут, даже не подозревая, что сидят за рулем краденой машины.

— Мы уже замучились предупреждать все эти ДРСУ и прочие фирмы, — скрипят зубами оперативники. — Их водители настолько падки до легких денег, что ничего не боятся. Был даже случай, когда одну “Татру” пытались угнать дважды — все безуспешно. Но на третий раз все-таки угнали! Ну как с этим можно бороться?!



P.S.
Вот печальная хроника только первой половины сентября.

3 сентября в Подольском районе двое неизвестных, остановив на проселочной дороге “КамАЗ”, выкинули из кабины 34-летнего водителя и скрылись.

5 сентября в Коломне было сразу две потери. Пробравшись ночью на территорию ДРСУ-14, преступники увели кран “Ивановец” и самосвал на базе “МАЗа”.

12 сентября в селе Ромашково Одинцовского района грабители остановили грузовик “МАЗ”, угрожая водителю расправой, связали его и скрылись на угнанной машине.

13 сентября из гаража в Рузском районе грабители похитили грузовик “КамАЗ”. Проникнув ночью на территорию гаража, двое преступников связали 52-летнюю сторожиху и угнали машину.



    Партнеры