Но пассаран по-русски

20 сентября 2001 в 00:00, просмотров: 152

Дежурные средства ВВС и ПВО столичного округа были приведены в состояние повышенной готовности уже через несколько часов после начала воздушного налета террористов на Нью-Йорк и Вашингтон. Однако ни паники, ни серьезных мер типа введения режима “военная опасность” в армии не наблюдалось. Главком Военно-воздушных сил генерал армии Анатолий Корнуков детально изложил президенту схему защиты Москвы с воздуха. Однако не стал уточнять, что сбивать самолеты возможных нарушителей по большому счету способны лишь пара десятков летчиков да сотня-другая ракетчиков.

В советские времена Москву защищали три кольца противовоздушной обороны — первое проходило по МКАД, второе на 80—100-километровом удалении, третье уползало в близлежащие области. Сегодня от колец остались жалкие огрызки — сокращение и реформирование армии превратило воздушный щит Москвы в дырявое решето. Ближние и дальние подступы к столице ныне охраняют лишь два полка истребителей-перехватчиков (еще 15—20 лет назад их было два десятка) да несколько зенитно-ракетных частей.

Зона ответственности Московского округа ВВС и ПВО — это 25 областей, где проживает треть россиян, сосредоточено более 20 процентов экономического потенциала страны и расположено около 140 важнейших объектов. Но вот чисто российский парадокс: огромное воздушное пространство прикрывают только три корпуса противовоздушной обороны.

— Под сокращение попали многие боеспособные полки ПВО, — не скрывает начальник штаба округа генерал-лейтенант Юрий Соловьев. — Но система прикрытия Москвы по-прежнему эффективна. В том варианте, как это случилось в Америке, у нас бы теракт не прошел.

Если вспомнить ситуацию с “Боингами”, пролетевшими до целей не одну сотню километров, понимаешь: что-то у американских пэвэошников не сработало — у них-то точно была возможность сбить захваченные самолеты еще на подлете к Нью-Йорку и Вашингтону. Впрочем, и у нас был прокол с Рустом — он ведь умудрился сесть на Красной площади...

В том, что главком российских ВВС генерал армии Анатолий Корнуков не раздумывая отдал бы приказ на уничтожение потенциально опасного самолета-нарушителя, можно не сомневаться: восемнадцать лет назад именно он принял решение уничтожить вторгшийся в советское воздушное пространство южнокорейский “Боинг”. Нервов потом генералу попортили немало. Но в своей правоте он уверен по сей день и, несмотря на кучу формальностей , снова готов принять всю ответственность на себя. После трагедии в США — особенно.

Другое дело, как эту задачу выполнить технически? Ближайшие истребители-перехватчики базируются более чем за две сотни километров от Москвы. Пока они поднимутся в воздух, пока долетят до цели — пройдет немало времени. Для подготовки к пускам зенитно-ракетных комплексов как минимум 15 минут требуется.

— Надо подходы менять, в боевые документы изменения вносить, — считает генерал Соловьев. — Мы ведь никогда не рассчитывали, что придется воевать с камикадзе, ориентировались всегда на внешнее вторжение.

Впрочем, с уничтожением нарушителя еще на подлете к объекту теракта тоже не все однозначно. Единого радиолокационного поля сейчас у России нет.

— Если нарушитель решит “завалиться”, к примеру, на Екатеринбург? — интересуюсь у генерала Соловьева.

— Будет сбит — там вокруг города мощная система ПВО. Другое дело, как глубоко на территорию страны заберется нарушитель — радиолокационные посты по северной границе сняли, теперь понятно, что их надо восстанавливать.

Вернемся к столице. Москва окружена аэропортами, в том числе международными. Попробуем представить, что может произойти, если самолет захватят еще на взлете и решат “протаранить” им какое-то здание в городе. Как выясняется, здесь уже не поможет ничто. К примеру, воздушная трасса от “Внуково” идет строго на юго-запад и отворачивает от Москвы в районе МКАД. До академии Генштаба — 10 секунд. Время подлета до Кремля — считанные минуты. Немногим больше по авиационным меркам до Красной площади от “Шереметьево” — порядка 10 минут. От любого столичного аэропорта до центра Москвы для самолета — рукой подать.

Кстати, генерал вспомнил, как в 1994 году в Кубинке прапорщик-техник поднял в воздух военно-транспортный самолет “Ан-26” и грозился “сыграть в Гастелло” — что-то у прапора дома не заладилось. Спасло незадачливого “камикадзе” то, что он летал над аэродромом. Свернул бы в сторону Москвы — сразу бы сбили.

После трагедии в США наши пэвэошники увеличили состав дежурных сил, в Москве несколько опустили границу радиолокационного поля. Но понятно, что кардинально решить проблему эти меры не способны. Правильно заметил генерал Юрий Соловьев: в борьбе с терроризмом нужна новая система. Не региональная и даже не общенациональная. Скорее — международная.



Партнеры