Обуза

5 ноября 2001 в 00:00, просмотров: 513

Попался мне тут на глаза красочный буклетик. Называется он так: “Сотрудник милиции — защитник прав и свобод человека”.

Буклетик небольшой, но очень, я бы сказал, емкий. И чего в нем только нету! К примеру, перечислены принципы, коими должна руководствоваться в своей повседневной работе наша народная милиция. Принципы, стало быть, такие:

“Соблюдение и уважение прав и свобод человека и гражданина”;

“Законность”;

“Гуманизм”;

“Гласность”;

“Сотрудничество с населением”.

Но более всего в буклете — об обязанностях, коими должен быть обременен любой сотрудник наших правоохранительных органов. В числе прочего сотрудник должен “знать и соблюдать”:

Конституцию Российской Федерации;

Всеобщую декларацию прав человека;

Европейскую конвенцию о защите прав человека и основных свобод;

Конвенцию против пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания.

Давайте представим себе. Идете вы, к примеру, по улице. И тут подлетают к вам властные представители. То ли в милицейской форме, то ли в камуфляже — не важно это. Их сейчас сам черт не разберет. Даже если они в масках, вы уже точно знаете: они-то и есть власть.

И, конечно, сразу командуют: лицом к стене (или к забору — что там от вас поближе), руки за голову, ноги на ширину плеч... Ежели замешкаетесь, пнут чувствительно. И вот тут самое время их спросить: дескать, знакомы ли они с “Европейской конвенцией о защите прав человека и основных свобод?”...

Я даже предполагать не стану, что они вам ответят. Впрочем, вы и сами легко можете это предположить — даже те из вас, кто не попадал в подобную ситуацию. А кто попал, но рискнул все-таки задать такой вопрос и отделался больницей, — тому сильно повезло.

Но самое главное даже не в этом. А в том, что никому из нас и в голову не придет озаботить власти предержащие таким вопросом. Права человека нам не нужны. Наверное, мы еще не люди. В гражданском смысле.* * *Буклет, о котором я упомянул, издан под эгидой Уполномоченного по правам человека в РФ Олега Миронова.

Познакомившись с ним (с буклетом), я подумал: он что — издевается? Уполномоченный? “Сотрудник милиции, — пишет Олег Орестович, — соблюдающий права человека, заслуживает уважения и полной поддержки со стороны общества”.

Правильно: заслуживает. Только где ж его взять, такого сотрудника? Дай, думаю, спрошу об этом лично г-на Миронова. Тем более что когда-то я довольно много о нем писал, причем весьма нелицеприятно. А тут как раз и повод случился: на днях Уполномоченный провел встречу с правозащитниками и журналистами. Вот туда-то я и отправился.

Правозащитников на встрече было много. Почти все они выступали, выражая ту или иную степень поддержки Миронова. Не могу сказать, чтобы сей факт меня сильно порадовал: среди правозащитников попадаются люди весьма странные, порой преследующие весьма корыстные цели. Зато не порадовало меня другое: мои коллеги дружно отсутствовали. Это может означать одно из двух. Либо нам, обществу, глубоко наплевать на наши гражданские права и свободы, либо с этими самыми правами и свободами у нас давно все в порядке.

У нас с ними все в порядке?

Олег Миронов тоже выступал — весьма пространно и где-то даже нудно. Сначала я не мог понять: зачем ему это нужно? Телевизионные камеры отсутствуют, мои коллеги — тоже. К чему надрываться? Повстречались, поставили “галочку” о “проведенном мероприятии” и дело с концом... Но потом я понял: Уполномоченный использует любую возможность, чтобы докричаться до нас. А мы слушаем его, но не слышим.

А послушать есть что.* * *В изоляторе УВД Саратова арестованного избивали, подвешивая за скованные наручниками руки к потолку. Продукты, которые передавала арестованному его мать и которыми не пожелали воспользоваться сотрудники изолятора, выбрасывали.

В Западном округе Краснодара пенсионеру сломали четыре ребра и выбили зубы.

В Спасске Приморского края милиционеры задержали несовершеннолетнего парня, избили его резиновой дубинкой, а затем, взяв задержанного за ноги, протащили его по ступенькам и асфальту. Все это происходило в присутствии многочисленных свидетелей — что называется, рядовых граждан. Таких, как мы с вами.

Начальник уголовного розыска Катав-Ивановского ГОВД Челябинской области вместе со своими подчиненными добивался от арестованного признания в убийстве. Его приковали наручниками к спинке стула, зверски избили, выворачивали руки и затыкали рот и нос, не давая дышать. Арестованный признался в том, чего не совершал.

Сотрудники РОВД Абаканского района Красноярского края выбивали признание из арестованного до тех пор, пока тот не умер.

Оперуполномоченный ЛОВД Пермской области задержал на вокзале малолетних сестер 9 и 14 лет. В отделении милиции оперуполномоченный детей раздел и совершил с ними то, что в юридической практике называется “насильственными действиями сексуального характера”.

“Таких примеров можно привести множество, — пишет Олег Миронов. — Во всех этих примерах преступники понесли заслуженное наказание. Однако такой итог является исключением из общего правила”.

Охотно верю.

“Пытки с применением физической силы, — заключает Уполномоченный по правам человека, — всегда используются милицией в сочетании с психическим давлением — грубостью, оскорблениями, угрозами в адрес самого задержанного или в адрес его близких родственников”.

Олег Миронов подготовил несколько докладов о нарушениях прав и свобод граждан России. Эти доклады изданы столь крошечными тиражами, что создается впечатление, будто они никому не нужны, кроме узкого круга специалистов. Между тем сведения, приводимые Олегом Мироновым, порой просто чудовищны. Так, в докладе “О соблюдении прав граждан, страдающих психическими расстройствами” приводятся некоторые данные о призывах на срочную военную службу. Как и раньше, продолжается практика выполнения “плана” любой ценой. В результате в войска направляются молодые люди с ярко выраженными психическими заболеваниями. Военные чины даже не считают нужным это скрывать — информация о заболеваниях находится в личных делах призывников. Вот лишь один, но яркий пример: только в одном из соединений Ракетных войск стратегического назначения недавно были уволены “в запас” 20 военнослужащих, имевших доступ к “ядерной кнопке”. Их демобилизовали по причине явных психических отклонений.

Катастрофических последствий мы избежали лишь чудом. Впрочем, не будем зарекаться: сведения Уполномоченного — отнюдь не полные.* * *Похоже, наши права нам не нужны. Мы готовы “делегировать” их кому угодно — властям, депутатам, проходимцам от политики. А им они, наши права, тоже не нужны. Им свои ближе.

И до тех пор пока все эти разговоры о гражданских свободах будут для нас докукой и обузой, наше место будет шестнадцатое. И создаваемое кем-то сверху “Гражданское общество” нам не поможет.

Потому что гражданское общество нельзя создать. Оно и есть мы. Но лишь с того момента, когда мы это осознаём.



Партнеры