Пьедестал для платья

1 декабря 2001 в 00:00, просмотров: 162

Иностранные дизайнеры, нагулявшись по Красной площади, накупив матрешек и отметившись в кремлевских музеях, отбыли в Париж и Милан, модные персонажи уже который день обсуждают судьбу “Золотого манекена”, а состоятельная публика отправляется в поход по бутикам российских дизайнеров — прикупить что-нибудь из только что увиденных коллекций. Одним словом, VIII Неделя Высокой моды в Москве завершилась.

Им хорошо видно то, что ускользает от глаза неискушенного зрителя. В то время как остальная часть зала воспринимает коллекции с позиций “красиво-некрасиво”, члены жюри смотрят на показы другими глазами — профессиональными. И термины используют другие: “креативность”, “оригинальность подачи” или “техника исполнения”. Очень похоже на оценки жюри, скажем, в фигурном катании или синхронном плавании. И малопонятно неискушенному зрителю. Их часто упрекают в субъективности, но это неизбежно: любые творческие конкурсы — будь то вручение “Пальмовой ветви” в Канне или премий “Грэмми” — всегда порождают споры.

Каким образом эксперты от моды определяют лучшую коллекцию? С таким вопросом мы подошли к членам Экспертного совета Недели Высокой моды.

— “Золотой манекен” второй год подряд получает Виктория Андреянова. Почему-то для многих стало неожиданностью, что приз с таким коротким промежутком времени достался одному и тому же дизайнеру...

Александр Шумский, член Экспертного совета, руководитель агентства “Артефакт”:

— Никто не запрещает дизайнеру иметь хоть десять “Золотых манекенов”. Мы определяем именно лучшую коллекцию. И в этом году, как и в прошлом, Экспертный совет решил, что лучшая — у Андреяновой. Скажем, она недалеко ушла от ближайших соперников, но таковы результаты голосования. Кто знает, как сложится ситуация в будущем году? Может, “Манекен” опять получит Андреянова, а может, никому не известный дизайнер, имя которого мы узнаем буквально за месяц до начала Недели.

— Насколько в Неделю вписались дебютанты?

Александр Шумский:

— Считаю, дебютанты в грязь лицом не ударили и все заслуживают внимания. Мне, например, очень симпатична коллекция Дарьи Разумихиной . Но в принципе эта Неделя оказалась более ровной, чем предыдущая: многие коллекции были на одном, достаточно высоком уровне. Окончательное решение нам далось не так-то просто.

Эвелина Хромченко, член Экспертного совета:

— Мне нравится, что люди не боятся демонстрировать себя на столь высоком подиуме. Дизайнер должен о себе заявлять: для него, равно как для певца или композитора, недопустимо сидеть в углу и ждать, когда его кто-то заметит и, возможно, похвалит. Из дебютантов мне понравилась Разумихина. В принципе симпатична Макашова: хорошее публичное начало, ее действительно заметили. Правда, не знаю, насколько ее вещи подходят для данного подиума — они скорее хороши для повседневной носки. У Ирины Деркач хорошо получается обувь, а насчет одежды... Пока это достаточно сыро и слишком перегружено. Что касается Ольги Каменевой, думаю, ей лучше сконцентрироваться на стиле “винтаж”. Я видела вблизи голубую блузу с крестами — ее хочется держать в руках, и она выглядит как вещь “из бабушкиного сундука”, сейчас это очень модно. Но говорить о “гламуре и кутюре” на месте этого модельера я бы немножко подождала.

— По каким критериям вы оценивали коллекцию?

Эвелина Хромченко:

— Критерии оценки в наших анкетах следующие. Общее эстетическое впечатление от коллекции, в том числе артистизм подачи. Цельность коллекции (единство конструктивного, цветового и стилистического решений). Новизна идеи (современность, использование острых художественных решений). Техника исполнения (качество использования новых технологий и материалов). На мой взгляд, все это — расшифровка единственно верного критерия оценки “нравится” или “не нравится”. Ведь сколь бы долго и тщательно повар ни готовил пирожное, его не станут есть, если оно получилось невкусным.

Александр Шумский:

— Критерии мы выработали еще четыре года назад. Хотя в конечном итоге каждый член жюри оценивает происходящее исходя из личного мнения. Но оно, разумеется, базируется на профессиональных навыках и профессиональной точке зрения: насколько это модно и актуально. Поскольку в жюри — восемь человек, из разнообразия мнений складывается одно более-менее верное решение. Например, все отметили коллекцию Лены Макашовой. Но с профессиональной точки зрения была проблема: нечто подобное мы видели лет пять назад, и сегодня ее вещи смотрятся несколько архаично.

Для справки. “Золотой манекен” на сегодняшний день — самый престижный приз отечественной моды. Статуэтку изготовили еще в 1994 году, когда проходила первая Неделя Высокой моды (автор — Константин Клюквин). Вес фигурки — 680 граммов, сделана она из серебра 925-й пробы с добавлением обсидиана, циркония и корунда. С 1998 года статуэтку стали вручать на конкурсной основе.

— Что дает модельеру “Манекен” с профессиональной точки зрения?

Эвелина Хромченко:

— С момента прошлой статуэтки у Виктории Андреяновой, например, открылся бутик. Я действительно уверена, что новая победа принесет ей массу новых профессиональных дивидендов. Мода — не только искусство, но и бизнес, и замечательно, что русские клиенты стали носить русских модельеров. Восемь лет назад невозможно было даже представить женщину, которая мечтает приобрести одежду made in Russia. Неделя Высокой моды в этом плане сломала немало стереотипов, в том числе наш извечный комплекс: “куда нам со свиным рылом да в калашный ряд...” Она показала, что российские модельеры могут демонстрировать свои коллекции на одном подиуме с западными. Модная революция в умах соотечественников началась тогда, когда на подиум, где только что показал свою коллекцию Пако Рабанн, ступила нога манекенщицы, одетой от Андрея Шарова.

Александр Шумский:

— Участие в Неделе в принципе повышает уровень любого Дома. Думаю, все участники как минимум находят новых клиентов и укрепляют связи со старыми. А тот, кто умеет развивать бизнес, будет продвигаться еще активнее. Потому что очень важно не опускать планку и оставаться таким же актуальным в будущем сезоне.



Партнеры