Железная леди

11 декабря 2001 в 00:00, просмотров: 657

Елки-палки, видели бы вы эту тяжелоатлетку! Из черного “Мерседеса” на встречу с корреспондентом “МК” вышла дама на каблуках, в шубке, маникюрчик такой, что Клава Шиффер просто позеленела бы от зависти... Короче, на улице таких мужчины провожают долгим взглядом. Даже и не подозревая: эта самая что ни на есть железная леди на недавнем чемпионате мира подняла штангу весом аж 142,5 килограмма, тем самым не только выиграв золотую медаль, но и побив мировой рекорд...

Разговор наш как-то сам собой получился чисто женским. Впрочем, так я, честно говоря, и планировала. Ведь чисто по-обывательски мы какими представляем посвятивших себя такому суровому виду спорта, как тяжелая атлетика: что-то неотесанное, с мужскими чертами лица и походкой... В общем, коня на скаку остановит, в горящую избу войдет. А тут — нечто экстравагантное!

— Потрясающе выглядите! — открыв рот от изумления, начинаю с банального комплимента.

— Спасибо. Стараемся оставаться женщинами... Даже не то чтобы стараемся — остаемся! Правда, не всегда это получается, потому что нагрузки большие: тренировки по 2,5—3 часа в день.

— Наверное, вы-то с детства к ним привыкли, хотя начинали, конечно, не со штанги?

— Да, сначала занималась спортивной гимнастикой, а потом акробатикой. По акробатике даже стала мастером спорта, но потом поняла: на этом мои ресурсы исчерпаны. Тут-то муж и привел в тяжелую атлетику. Он сам бывший тяжелоатлет...

— А я думала, вы уже в зале познакомились.

— Нет, мы познакомились в 89-м году перед чемпионатом России по акробатике. Я вывихнула ногу и пошла в кабинет к массажисту, то есть к Сергею: “Надо срочно восстановиться, а то мне на чемпионат ехать, там я мастером спорта могу стать!” А так как он сам спортсмен, то соответственно нашлись общие интересы, темы... Так и подружились. А ногу он мне, кстати, тогда вылечил.

— Цветы, конфеты, кино?..

— Ничего у нас такого не было. Нет, цветы, конечно же, дарил. На день рождения, например. Кино? Нет, не помню... Но он меня удивлял и до сих пор удивляет какими-то мелочами. Хоть прямо сейчас может взять и отвезти меня в какое-то очень интересное кафе, заказать мою любимую музыку. Может утром устроить завтрак в постель. Те же цветы может просто так подарить, ну понравилось что-то ему во мне сегодня... Или даже на море — камень найдет красивый и тут же мне его дарит. Не скажу, что он романтик, просто как-то особенно ухаживает. Есть в нем вот эта доброта. Наверное, он меня этим и купил. Тем, что не такой, как все...

— Вы не устаете друг от друга?

— Я не понимаю, о чем вы.

— Так часто говорят, когда муж и жена работают вместе.

— Такое бывает, когда теряется уважение и проявляется эгоизм. А так как у нас цель одна и мы вместе к ней стремимся, то стараемся обходиться без лишних эмоций и амбиций. Да, у нас бывают споры, правда, редко. Но если мы не соглашаемся друг с другом, то просто расходимся каждый при своем мнении. А когда потом возобновляем разговор, то к старой теме больше не возвращаемся. Дальше уже жизнь подсказывает, кто из нас был прав...

— Вы, говорят, даже ребенка повсюду с собой возите?

— Когда дочка была маленькая, то не возили, конечно. Сейчас ей уже пять — и на все крупные соревнования стараемся брать с собой. Впрочем, вот на сборы возим уже лет с двух. По крайней мере три годика Катя уже в нашей компании отмечала.

— Тяжело, наверное, по всему свету — с ребенком-то...

— Так она же у меня умница! Слушается, все понимает... Даже когда я днем отдыхаю, она шепотом так говорит: “Мамочка, я очень тихо поиграю...” А в дороге всякое бывает. Как-то мы жили в гостинице — в “Шератоне”, кажется. Попросили Катюшу вызвать лифт. А вот чтобы она одна в него не заходила — не сказали. А она взяла и зашла. Лифт еще круглый такой, стеклянный, как капсула. Естественно, закрылся, поехал. И Катя осталась одна в этом замкнутом пространстве. Ребенок все-таки — не выдержала, заплакала. Мы за ней вниз побежали — она в это время уже наверх едет. А там наверху еще дядя чернокожий зашел. Она так испугалась... Ну, в общем, все хорошо, что хорошо кончается.

— Вы ей пророчите спортивное будущее?

— Мне сложно сказать, она ведь маленькая, в школу еще не ходит. Я ей пока предложила рисовать. Получается относительно неплохо. От музыки мы как-то быстро отошли. Сейчас вот ходит в секцию спортивной гимнастики. Так что она тоже занятой человечек... Как-то летели в самолете, Катя познакомилась с мальчиком и девочкой, года на два-три старше ее. Потом уже едем в автобусе, а там поручни, как турник. Так сначала этого мальчика папа поднял: мол, давай подтянись. Тот ни разу не смог. Потом девочка с помощью папы один раз подтянулась. А моя Катюха шесть или семь раз смогла, причем с рюкзаком, где у нее был загружен еще и свой дополнительный паек: яблоки, соки там всякие... Иностранцы были просто в восторге.

— В вашем городе Воронеже вас узнают?

— Иногда да. И автографы просят. Бывает, что и девушки молодые подходят со словами: “Ой, мой муж так любит на вас смотреть!” Кстати, за границей мужская половина населения действительно уделяет женской тяжелой атлетике намного больше внимания. Им даже реклама никакая не нужна, они и так все знают. Не то что у нас в России. У нас надо рекламировать: “Ну придите, ну пожалуйста...” А народ в ответ: “Делать нам, что ли, больше нечего...”

— Наверное, поэтому на прошедшем чемпионате мира и соперницы были в общем зачете сильнее?

— На чемпионате мира соперницы были всякие, но я никогда не думала, что в моем весе основной конкуренткой станет россиянка Светлана Харибова. Мне было достаточно тяжело психологически с ней бороться — я ведь все-таки патриотка. Пришлось бить мировой рекорд, к которому, по правде сказать, была совершенно не готова. Вообще-то я серьезно готовилась к Играм доброй воли, хотя и чемпионат мира — очень престижные соревнования. Но не думала, что к нему успею восстановиться, о медалях даже не мечтала, была только одна цель — попасть хотя бы в тройку. Что ж, видимо, мои тренировки перед Играми помогли подготовиться и к мировому чемпионату.

— Как-то шутите в сборной друг над другом?

— Да, но только чтобы разрядить обстановку. В этом году на первое апреля шутила я. Мы поехали всей сборной в город: кому продукты купить, кому позвонить. Поехали на джипе, который вел мой муж. Я ему говорю: “Сережа, когда поедем в гору, ты сделай вид, что машина сломалась”. Он так и сделал. Вся сборная вышла и толкала этот джип в гору, а я рядом стояла и хохотала. Такая у нас разрядка...

— А с мужской сборной вы дружите?

— Дружим, но у нас зачастую сборы в разных местах. Я очень хорошо отношусь к Андрею Чемеркину — как к кумиру. Просто один раз посмотрела, как на Олимпийских играх Андрей выиграл эту тяжелую золотую медаль — и после этого пошла в зал. А Катя ведь тогда была еще грудным ребенком.

— Тяжелоатлеты к вам относятся как к коллегам или как к женщинам?

— В первую очередь — как к женщинам.

— Тогда я к вам тоже как к женщине: вы по магазинам любите ходить?

— Если честно, то нет. По одной простой причине — занимает очень много времени: копаться, выбирать. Начинаю привередничать... В результате пришла к выводу, что надо заходить в магазин, предварительно тщательно обдумав, что мне надо, найти понравившуюся мне вещь и больше ни на что не отвлекаться. Если вещь не понравилась, то я сразу ухожу. Иначе это надолго затянется, а я не люблю выбиваться из собственного режима.

— Не скучно жить по расписанию?

— Скорее всего я теперь уже не смогу по-другому. Хотя могу позволить себе пойти вечером к друзьям или выпить стаканчик вина.

— А вот интересно, вы после Олимпиады какую машину купили? “Мерседес”, на котором сейчас приехали?

— Вообще-то это машина мужа. Или, так скажем, она наша общая. Кто быстрее успевает занять, тот и уезжает по делам. Сама я очень люблю машину водить... Люблю ни от кого не зависеть, а сесть и поехать туда, куда мне надо. Вот-вот должны дать премиальные за чемпионат мира — и тогда куплю свой автомобиль.

— Тоже “Мерс”?

— Да, я признаю только эту марку, хотя для меня машина — только средство передвижения.

— Знаете, вы так много хорошего о себе рассказали...

— С самомнением у меня вообще полный порядок. А то, что много хорошего рассказала, это же только констатация факта. Недостатки? Есть. Единственное, чего мне не хватает, так это выдержки. Вижу, что-то не так, — и начинаю вмешиваться. Например, когда один человек другого обижает. Ну не могу я пройти мимо... Причем, бывает, достается в итоге даже от того, кого защитила. Помню, когда в школе училась, была отличницей, но учителя не знали, что ставить мне за поведение. Про оценку “хорошо” даже речи не было. Я постоянно балансировала между “удовлетворительно” и “неудовлетворительно”. Во-первых, была сильной, а мальчишки старались показать свое превосходство. Приходилось кулаки в ход пускать. А во-вторых, постоянно доказывала свою правоту: “Как так, ведь кто-то же должен разбираться? И это должна быть обязательно я!” Очень это моим учителям не нравилось.

А в принципе — нет, не считаю это недостатком. Просто я такая...



Партнеры