Здраствуйте, мы воровки. Пришли вас грабить

19 декабря 2001 в 00:00, просмотров: 1307

Хочется иногда задрать голову к небу и долго выть на Луну. Лю-у-ди! Ну до чего ж вы наивные и доверчивые! Ну нельзя же так — не дети уже, вон седины в волосах сколько. И не на острове живете, а в самой что ни на есть криминальной столице... Не слышат.

Тогда читайте.

Каждый день я изучаю оперативные сводки происшествий и КАЖДЫЙ ДЕНЬ нахожу там одно и то же. Двое мошенниц, представившись работницами собеса, вошли в квартиру к пенсионерке и украли личные сбережения на сумму... Меняются лишь адреса (вся Москва и Подмосковье), возраст потерпевших (от 50 до глубокой старости) и суммы похищенного (это кому сколько удалось скопить “на черный день”). Неизменно одно — москвичи радостно распахивают свои двери любому (варианты пароля: РЭУ, Красный Крест, поликлиника, агитаторы, гуманитарная помощь от фирмы “А ну-ка отними”) и почти добровольно расстаются с нажитым добром.

Немного реже, но также с пугающей регулярностью встречаются чуть более изощренные способы отъема денег — по принципу: “Ой, милая, кто-то тебя сглазил”. Когда эта самая “милая” вываливает в загребущие руки мошенницы всю наличность и остервенело срывает с себя украшения. Ладно бы одна такая дремучая дура — но сотни... Это уже напоминает эпидемию повальной глупости.

Чтобы проверить, насколько все это соответствует действительности, корреспонденты “МК” пошли в народ. И провели с этим народом жестокий эксперимент — в целях оздоровления. Его результаты ошеломили нас самих.

Как мошенницы выбирают себе жертв? По каким признакам определяют степень доверчивости людей? Ведь, казалось бы, один прокол — и прощай, свобода...

Наш эксперимент заключался в следующем. Вжившись намертво в роль махровых аферисток, корреспондентки “МК” и приданные им в помощь артистки вышли на улицу и принялись обманывать всех подряд, без разбора. Они просто мечтали оказаться разоблаченными и угодить в лапы милиции.
Одна бабуля — рубль,

сто бабуль — “Мерседес”
Идем обворовывать бедных старушек — решили мы и стали готовить реквизит. Накарябали от руки список пенсионеров, которые предположительно живут на окучиваемой нами территории (см. ниже), отоварились пакетами с рисом в качестве гуманитарной помощи. А еще для подстраховки запаслись официальным письмом на бланке: мол, так и так, не судите строго, редакция “МК” всего лишь проводит журналистский эксперимент.

Мы были уверены на все сто: если не первая, то уж вторая бабуля точно сдаст нас в милицию.

В поход нас собирали, как на большую сцену.

— Ну конечно, — критически оглядела нас редактор отдела, — нафуфырились! Разве воровки завязывают шарфики так кокетливо? Куда рюкзак напяливаешь? Вы же провинциальные тетки! Девочки, у кого есть яркая помада? Нам для дела нужно. Мобильник-то зачем берешь? Вы бы еще на “Мерседесе” к бабкам подъехали! Работники собесов с мобильниками не ходят.

Совсем скоро мы выглядели а-ля Фрося Бурлакова. Губы — в накатах красной помады, на головах — придурошные шарфы, в руках — слегка подранные полиэтиленовые пакеты.

Далеко ходить не стали. Свернули в ближайший к редакции Шмитовский проезд. По дороге дошлифовали легенду. Сначала решили выдавать себя за сотрудниц Красного Креста, потом — за собесовок. А если спросят про удостоверения, скажем, что отдали документы на переоформление. Или — что забыли в другом пальто.

Выставив напоказ “гуманитарку”, направляемся к первому попавшемуся подъезду: кодового замка нет, окна без решеток — наш контингент живет. Выбираем дверь победнее и, отчаянно нащупывая в кармане спасительную справку для ментов (сейчас заметут!), обреченно нажимаем на кнопку звонка.

Явно пожилой голос интересуется из-за двери: “Кто там?”

— Мы из Красного Креста, — жалобно блеем в последней надежде, что бабуся пошлет нас к черту вместе с нашим крестом. Но дверь распахивается, и старушка радушно приглашает нас на кухню.

В квартире больше никого нет — об этом нас немедленно проинформировала сама хозяйка. Тем лучше. Оглядываемся, стараясь делать это незаметно. Облезлые стены, старая мебель, рваные полотенца. Да, не густо. Но мы-то знаем, что у любой самой бедной бабули под матрасом лежит заначка — “похоронные”. А нам все равно: одна бабуля — один рубль, сто бабуль — ну, сами знаете.

Начинаем бойко тараторить по сценарию. Дескать, разносим пенсионерам скромные подарочки. И ей, старушке-инвалиду, готовы сей же час отвалить килограмм риса, но для этого нам нужно записать номер ее пенсионного удостоверения. (“У нас ведь все строго, под отчет”.) Бабуля понимающе кивает и уходит искать пенсионное. А мы остаемся одни — бери чего хочешь!

Брать, правда, на кухне совсем нечего. Нам необходимо проникнуть в комнату.

“Клиентка” возвращается. Одна из нас, записывая в толстую тетрадь данные, начинает развлекать бабулю разговорами про маленькую пенсию, тяжелое время и невоспитанную молодежь. А вот другая... уже вовсю тусуется в комнате.

Ага, в чашке от парадно-выходного сервиза блестит золотое колечко и, кажется, сережки... По нашему жестокому плану все это надо изъять, а минут через пятнадцать вернуть. Да, эксперимент не слишком гуманный, но некоторые болезни лечатся только хирургическим путем. И научить наших доверчивых старушек элементарным мерам предосторожности можно только через шок откровения...

...А бабуля уже достает из буфета банку с вареньем, не переставая щебетать о своем. Отсутствия на кухне второй визитерши она просто не замечает.

Задание можно было считать выполненным, одно движение — и золотишко наше. Но вот ведь незадача. Вы уж простите, не смогли мы прикоснуться к чужому. Не смогли даже в учебных целях. Но в принципе для того, чтобы обчистить эту квартиру, нам потребовалось бы не более десяти минут.

А старушка знай себе рассыпается в благодарностях.

— Бабуля, — назидательно говорим мы уже в дверях, — ну разве можно кому попало открывать дверь? Ведь сейчас столько мошенниц ходит!

— Да я знаю, девочки, знаю, — перебивает нас старушка. — Всякие тут ходят, обворовывают пенсионеров.

— Ну а нам-то вы зачем открыли? И даже удостоверений у нас не спросили.

— Но я же вижу, что вы порядочные! Лица у вас добрые, рис вот принесли... А мошенниц я бы сразу узнала.

“Расколоться” мы так и не решились: у старушки после нашего признания случился бы удар. Только взяли с нее страшную клятву, что со всеми другими “собесовками” она впредь будет разговаривать только через запертую дверь.

Напоследок интересуемся, не знает ли она еще одиноких стариков в подъезде. И наш божий одуванчик... сдает с потрохами всех своих соседок.

На 3-м этаже пожилая женщина открывает дверь, вообще не спросив, кто там, и сразу приглашает нас в квартиру. И на 4-м все повторяется с удручающим однообразием, хотя дома двое — пожилые супруги. Освободившись еще от 2 кг риса, мы уже спускались по лестнице, как вдруг нас окликнула наша старая знакомая: “Девочки, зайдите!”

Неужели засада? — екнули наши сердца.

Но на той же кухне дама заговорщицки зашептала: “А ведь у меня и дочь — инвалид. Я вам и бумаги покажу. Я сразу-то не сообразила”. В общем, бабуся ловко стрясла с нас еще один пакетик риса.

Мы расстроились, что нам попались такие доверчивые жильцы. Ладно, попробуем в другом доме.

На очередную, весьма интеллигентную пожилую даму волшебное слово “собес” подействовало точно так же, как на прежних простушек. (Наверное, чтобы до них до всех дошло, надо представляться так: “Здравствуйте, мы воровки. Пришли вас грабить”.) “Профессорше” мы поведали для разнообразия, что формируем списки пенсионеров для вручения подарков на Новый год. Она немножко удивилась такому участию, признавшись, что в жизни не получала от “нашего” ведомства никаких даров. Может, грядущие блага свалились от Совета ветеранов? Помнится, лет шесть назад ей прислали оттуда пару бутылок подсолнечного масла. Нет, упорствовали мы, наши подарки обещаны по линии собеса. Только вот нам нужен номер ее удостоверения.

Хозяйка удалилась вглубь квартиры, оставив нас в коридоре. Где, между прочим, висела очень приличная дубленка. А в кухне, куда мы, естественно, успели заглянуть, в стеклянной розеточке скучала тройка колец.

Спустя 5 минут она вынесла нам удостоверение. Мы еще позадавали наглые вопросы типа: вы совсем одинокая или нет? а кто с вами живет? а чья это квартира? Дама отвечала с достоинством. Мол, деток нет. Есть, конечно, племянники, но разве им до тетки...

Мы растрогались вконец и тут же отдали “профессорше” весь оставшийся рис. Гордая дама была настолько тронута этой малостью, что нам стало совсем не по себе. Впрочем, напоследок она все же попыталась вывести нас на чистую воду, правда, очень деликатно. Вдруг спросила: “Я завтра как раз иду в собес, вы не подскажете, как он работает?”

Мы так испугались разоблачения, что залепетали что-то вроде: “Дни приема там изменились, лучше позвонить и узнать”. Понятно, что дама тут же потребовала у нас телефон “родной” конторы. Мы нагло заявили, что нужный номер забыли.

Расстались почти врагами. Хотя до милиции дело не дошло. А зря. Дубленочка-то хорошая была, мстительно вспоминали мы.

Возвращались в редакцию и прикидывали: за каких-нибудь три часа мы не спеша, работая с прохладцей, могли без всякого риска обобрать с десяток стариков. А если потрудиться полный рабочий день? Прочесать несколько районов? Да ваши бедные квартиры — целина непаханая, доверчивые вы наши.Ах, какой был мужчина!

Порченый...
Снимать самостоятельно порчу мы не решились — все-таки для этого нужны хоть минимальные актерские способности. И внешность, приближенная к цыганской.

Мы позвали на помощь очаровательных студенток 4-го курса РАТИ (ГИТИС) Инну АСЛИЯН и Анастасию СТАДНИК.

Впрочем, студентки сначала в нашу затею не поверили. Как и большинство людей, они считали, что в деле оболванивания главное — гипноз и прочая магия. Но на улице их артистические способности проснулись, и со своей ролью наши “цыганки” справились блестяще. От чего сами страшно расстроились.

14.00. Короткий инструктаж в редакции. Актрисы облачаются в длинные юбки, повязывают головы платками, рисуют губы яркой помадой. Читают для вдохновения милицейские сводки и решительно направляются к выходу.

14.30. С вопиющим цинизмом располагаемся прямо под окнами редакции. Место довольно рискованное: проходное, шумное, по душам не поговоришь. Но на оживленной улице больше потенциальных клиентов, да и наш фотограф удобно притаился за колонной и велел “мошенницам” из намеченного квадрата не высовываться — чтобы из кадра не вылететь. И вообще — свет “уходил”, поэтому наши “цыганки” бросились работать с места в карьер.

14.35. Девчонки преградили дорогу женщине в дорогой шубе и для затравки поинтересовались, как доехать до Экспоцентра (самый популярный вопрос в этом районе). Женщина вежливо и подробно объяснила. “А какой автобус туда идет? А пешком далеко? А если на такси?” — вопросы посыпались один за другим.

Клиентка явно спешила, но вежливо отвечала. Тут Настя напряглась и выдала: “Вот вы идете на важную встречу, а вам лучше туда не ходить!” И подпустила туману в черные глаза.

Женщина ка-ак шарахнется в сторону да как побежит от нас! Так, что “цыганки” и сами перепугались: бросились за ней вдогонку, вопя во всю ивановскую, что они пошутили. Но не догнали — той уже и след простыл. Что ж, первый блин всегда комом. Но актерское мастерство достигается упорным, изнурительным трудом.

14.38. Нам навстречу плывет девушка с загадочно-счастливым взором. Вся в золоте! В девичьих глазах проницательные “цыганки” прочитали любовь. Похоже, удача наконец повернулась к нам лицом.

Теперь начала сцену Инна. На ходу прошептала девушке, что ее молодой человек гораздо беднее ее и что серьезная преграда в их отношениях — как раз золото. Девица остановилась и захлопала глазами. Ура, подействовало!

Кстати, можно на сережки взглянуть поближе? Да не бойтесь — отдадим. Девчушка послушно оголила уши. “Цыганки” только что не подпрыгивали от счастья. Они запричитали хором и бессвязно на тему: серьги — роскошь и грех, и преграда, да и порча на них.

— Это мне мама подарила, — растерянно вымолвила девушка.

— Значит, и на маме порча! — радостно заорали прорицательницы. И тут же рассекретились: еще немного, и клиентка натурально рухнула бы в обморок.

— А если бы мы убежали с вашими сережками? — строго спросили “цыганки”.

— Но вы же сказали, что вернете их мне. А вообще-то я никому не верю и никогда ничего не отдаю.

Наконец-то “мошенницы” полностью поверили в собственные силы. И совершенно обнаглели.

14.51. В их капкан тут же угодила женщина средних лет с несчастными добрыми глазами, но в приличной дубленке.

— Не могли бы вы нам помочь? — завели свою шарманку студентки.

— Простите, — пролепетала прохожая в дубленке, — я на работу спешу.

Но было видно, что отказывать ей крайне неудобно — а значит, она попала. Женщину ждал пренеприятнейший сюрприз: порча была наведена на ее дом. Впрочем, москвичке несказанно повезло — сия гадость наблюдалась в зачаточном состоянии, а потому, если срочно отправиться на место кражи... тьфу, проживания, и прочистить ауру, шансы на спасение будут довольно велики. А если (тут Инна сделала страшные глаза) негатив не снять сейчас, он мгновенно перейдет на друзей и близких.

Дама заметно оторопела, но при этом любезно заметила, что “операцию” лучше провести вечером, потому что “сейчас она спешит”. (Скажите, какая разборчивая: грабьте меня, пожалуйста, но только когда мне удобно.) Самое удивительное, что женщина искренне, от души объясняла нам (а скорее, себе), что очень спешит, но однако же не трогалась с места. Ну чем не гипноз?

“Цыганский десант” категорично велел ей снять шапку (меховую). Жертва потянулась было к голове, но тихо, собирая последнюю волю в кулак, сказала, что болеет и ей будет холодно.

— А деньги у вас есть? — в открытую пошли “воровки”.

Женщина робко достала из сумки 100 рублей, чуть помедлила и протянула их Насте.

— Вот у вас сумка кожаная... А где вы ее купили? На рынке? Так я и знала. Это же грех! На этой сумке порча! — Инна потихоньку притянула сумку к себе. А женщина... Она, похоже, окончательно смирилась с этим обстоятельством и была уже совсем ручной. Правда, остатки разума еще шевелились в ее мозгах и что-то там нашептывали. Поэтому робко, одним пальчиком, она все-таки держалась за краешек сумки. Наивная, она думала, это ее спасет.

Тут девчонки сломались:

— Ну зачем вы отдали нам сумку?

— Не знаю. Странно. Я ни с кем никогда не разговариваю на улице, — пожала плечами несчастная жертва. И в полной прострации посеменила прочь.

15.06. “Цыганки”, как натасканные борзые, бросились за мужчиной в ушанке, приговаривая на бегу: мы делаем репортаж о том, как цыгане обманывают людей, вас сейчас снимают скрытой камерой, только не оборачивайтесь! Играем в игру: мы — цыгане, вы — жертва. Дайте денег!

И вдруг мужик (не оборачиваясь!) достает из кармана пачку денег, протягивает им несколько 500-рублевых купюр и так же молча продолжает движение. Еще! — закричали вошедшие в раж артистки. Он достал еще несколько и опять протянул... Эх, ушанка! Видать, деньги-то шальные... Все равно вернули. Мужик обалдел.

15.10. Уфф! На сегодня хватит! Уши отморозили, да и сумерки на дворе. Ну разве что последний разок.

Раздухарившаяся Настя привычно схватила за воротник очередного мужчину: “А на тебе, миленький, порча. Одежку-то где прикупил?”

Тот вздрогнул от неожиданности, а мы быстро-быстро утянули девушку прочь. В благородном актерском порыве Инна чуть не сняла порчу (вместе с часами) с заместителя редактора “МК”.

Итак, что мы имеем в активе за час работы:

— собственноручно снятые влюбленной девушкой золотые серьги (а при дальнейшей “разработке” мы легко очистили бы от порчи и прочее золотишко, гроздьями висевшее на этой клиентке);

— 100 рублей, сумку кожаную с непроверенным кошельком в придачу от загипнотизированной дамы;

— 2500 рублей от удалой “ушанки”;

— и бесценный опыт по оболваниванию прохожих.Стали делиться впечатлениями.

Настя СТАДНИК
“Ощущения — как после премьеры. Честно говоря, я была уверена, что у нас ничего не получится. Мне казалось, что для исполнения этой роли надо обладать не только актерскими способностями, но и знанием психологии. Вообще-то я похожа на цыганку. Когда платок надеваю, мне всегда говорят: “Табор уходит в небо”. Но что я могу так вжиться в эту роль — не знала. Сама ненавижу, когда обманывают”.Инна АСЛИЯН“Мне с детского сада приходилось играть цыганок — из-за того, что я на них похожа. Вместе с цыганами я выступала в концертах. Они красивые, талантливые. И мне всегда было обидно, что слово “цыгане” у нас обычно ассоциируется не с классными артистами, а с мошенниками, обманывающими беззащитных стариков.

Хотя в моем районе крутится много цыган, и я видела, как они обворовывают людей. Но мне всегда казалось, что для этого надо владеть определенными приемами. А выяснилось: ничего подобного.

И еще меня удивило, что все обманутые нами говорили одно и то же: ну у вас же такие добрые глаза! Как будто мошенники специально корчат страшные рожи”.СПЛОШНОЙ “ВИСЯК” В МУРе подобный промысел называют “головной болью милиции”. Это заведомый “висяк”, поскольку такие мошенничества практически не раскрываются. Дело в том, что вся доказательная база строится на показаниях жертвы. Даже если обманутый будет на 100% уверен, что пойманная “ворожея” — та самая, этого мало. Аферистка попросту ото всего открестится.

Единственный вариант — задержание с поличным. Обидчицу на месте опознает потерпевшая, и похищенное золотишко — вот оно, в кармане. Но так бывает редко. Пока жертва очухается, мошенницы уже и след простыл. Остается надеяться на счастливый случай.

Пару лет назад так было в Новопеределкине. Одна цыганка внаглую заявилась в кабинет заведующей продуктовым магазином. На глазах сотрудников их начальница начала с ошалелыми глазами собирать в пакет какие-то продукты, искать деньги. Сотрудники-то и вызвали милицию.

Мошенницы умеют искусно провоцировать свое знакомство с потенциальной жертвой. К примеру, парочка таких дам может стоять рядом с поликлиникой и мило беседовать. Завидев проходящую мимо женщину, одна из них громко и как бы невзначай скажет: “Да вот у нее, смотри, черная аура”. Впечатлительная прохожая обязательно остановится и поинтересуется, почему. Дальше все по известному сценарию.

Изредка с поличным задерживают группы воровок, действующих под видом социальных работников. Одна такая удача случилась недавно. Три женщины пристойного вида пришли домой к пенсионерке и предложили заполнить какие-то бланки. Пока хозяйка писала на кухне, воровка шарила в комнате. Гостьи уже собрались уходить, когда домой случайно вернулся сын хозяйки. Почуяв неладное, он запер троицу в квартире и вызвал милицию.

Воры этой специализации стараются подбирать себе одиноких жертв, чтобы было меньше свидетелей. Причем часто они идут по адресам целенаправленно. Оперативники считают, что нужные данные они получают именно в собесах.

— Обычно мошенницы обманывают старушек, которые плохо слышат и видят, — говорит Татьяна Максимова, начальник следственного отдела при ОВД “Щукино”. — И такие дела трудно довести до конца. Описать мошенниц потерпевшие не могут, фоторобот составить нельзя, к тому же старики находятся почти в шоке.

До суда доходят лишь единичные истории. В прошлом году, например, в СЗАО была задержана цыганка, которую в итоге приговорили к семи годам лишения свободы.

А 8 мая на Щелковском шоссе задержали четырех цыганок из Владимирской области, которые ходили по домам, представляясь работниками собеса, и обворовывали квартиры. Сыщикам удалось выяснить, кто станет очередной жертвой мошенниц, и взять тех с поличным у 83-летней старушки (у нее попытались умыкнуть золотую цепочку и 9,5 тыс. руб.). Однако перед судом предстали лишь две участницы группы. Остальных их товарок старенькие потерпевшие просто не смогли опознать. Суду пришлось также учесть и наличие малолетних детей у преступниц, и то, что ранее они не были судимы. В результате мошенниц приговорили к 10 месяцам лишения свободы.

А еще сыщики уверены, что подобные мошеннические группы имеют очень серьезную организацию, которая следит за постоянным перемещением своих кадров по Москве и Подмосковью. Ведь постоянно “кидать” доверчивых граждан в одном районе опасно — можно примелькаться. Цыгане к тому же всегда стараются выкупить соплеменниц из милиции.Я ГИПНОЗА НЕ БОЮСЬТак существует ли он, специфический цыганский гипноз? Или люди, уверяя: “Меня загипнотизировали” — просто таким образом пытаются оправдать свою излишнюю доверчивость и наивность в глазах окружающих?

За разъяснением мы обратились к профессору, руководителю клинического отделения Московского института психиатрии Минздрава РФ Юрию ПОЛИЩУКУ.

Оказывается, цыганки хотя и владеют определенной психотехникой наведения гипнотических состояний, но при этом ловко выбирают из толпы людей с повышенной внушаемостью. То есть загипнотизировать человека, который этого не хочет, невозможно. А вот если он готов к внушению, сделать это нетрудно. Пристальный немигающий взгляд, безостановочная размеренная речь — простейшие приемы, которые повергают жертву в замешательство.

Затем они говорят какие-то интимные вещи (общие для всех) — у жертвы изменяется эмоциональное состояние. Касаются тихонько плеча, неожиданно меняют тему — и вот результат: человек окончательно растерялся, он уже на грани погружения в состояние гипноза.

Однако трезво мыслящему человеку эта напасть вообще не грозит. Он всегда может прервать опасный контакт и уйти. Под любым благовидным предлогом или без оного.СКВЕРНАЯ РАБОТА Технология “очищения от скверны” несколько сложнее квартирных краж. Вот как все происходит в жизни. Об этом корреспонденту “МК” рассказала недавняя жертва мошенников, 65-летняя пенсионерка из Марьиной Рощи.

Днем на оживленной улице рядом с женщиной остановилась машина, пассажирка которой спросила, как проехать к соседней стоматологической поликлинике. Выслушав объяснения, незнакомка вдруг заявила: “А ты знаешь, на тебе много черноты, от которой надо скорей избавляться”. И ошарашила: через 45 дней в квартире появится гроб. Выяснив, что пенсионерка живет со старушкой-матерью и взрослым сыном, “предсказательница” тут же уточнила, что в гробу будет лежать именно сын, которого “зарежут в диких мучениях”. И вот, чтобы этого не случилось, парня надо “отмолить”, а дом очистить от скверны.

Мошенница предложила “клиентке” сесть в машину, где стала демонстрировать свое искусство. Она попросила у дамы носовой платок, затем опустила его в какой-то сосуд с жидкостью, разбила туда яйцо, после чего там “закопошились черные черви”, подтверждавшие приближение трагедии.

Затем “колдунья”, представившаяся Тамарой Петровной, якобы болгаркой по национальности, предложила поехать домой к пенсионерке. Дома были 10-летний внук, его приятель и старушка-мать. Всех их “целительница” попросила удалиться из комнаты на время сеанса. Затем она велела “клиентке” собрать все деньги и золото, чтобы, как и квартиру, “очистить их от грязи”. Завернув ценности в разорванную наволочку, мошенница спрятала сверток в шкафу, при этом достать его разрешила только через три дня, а говорить кому-либо о свершенном таинстве — вообще только через год и 20 дней. Напоследок “чародейка” посоветовала жертве залезть в ванну на полчасика, чтобы и с себя смыть грязь.

Однако сразу после ухода “благодетельницы” пенсионерка полезла в шкаф. Сверток лежал на месте, но вместо денег и золота наволочка оказалась набита рваными журнальными листами. Так пенсионерка лишилась 10 тыс. долл., которые ее сын скопил на квартиру, всех украшений, в том числе старинных, принадлежавших бабушке, и даже своей школьной золотой медали.

Естественно, жертва уверяет, что выполняла все безропотно, поскольку находилась под гипнозом. Но в то же время пенсионерка отметила, что, будучи человеком волевым и здравомыслящим, она прежде никаким внушениям не поддавалась.СОХРАНИТЬ СВОЕ ДОБРО ТАК ПРОСТО 1. Требуйте, чтобы человек, назвавшийся работником собеса, Красного Креста, медсестрой, милиционером, четко произнес свою фамилию и показал в глазок удостоверение.

2. Перезвоните в указанную организацию и уточните, есть ли там сотрудник с названной фамилией. Кстати говоря, ваша дотошность наверняка испугает мошенников, и они предпочтут исчезнуть. Настоящие же работники важных для вас служб никуда не денутся и обязательно дождутся, пока вы откроете дверь.

3. Настоящие социальные работники всегда заблаговременно предупреждают подопечных по телефону о своем приезде, и пенсионеры ждут их в определенный день и даже час. Так нас заверили в столичном Комитете соцзащиты.

4. На худой конец, позовите к себе соседей, лучше помоложе, — лишние свидетели аферистам не нужны.

5. И не ведите никаких разговоров на улице с незнакомыми людьми! Не бойтесь показаться невежливыми — ваша общительность может обойтись вам слишком дорого.



Партнеры