Мы все не без упрека!

26 декабря 2001 в 00:00, просмотров: 601

ВОТ так вот и бывает: прыгаешь-резвишься, клубишься-зажигаешь, потом — бац, а тебе, оказывается, уже “дцать” лет стукануло. И когда, блин, спрашивается, набежало-то! С другой стороны, правдивый возраст, как известно, не тот, что в паспорте, а тот — что в душе. Ну придет ли вот в голову даже самому начитанному тинейджеру, что аж 10 лет назад, в год краха коммунизма (91-й), именно в месяц развала СССР (декабрь) и аккурат в знаменательный день отставки президента Горбачева (25-го числа) она и завещала, убойная, раскрепощенная русско-американская радиостанция “Максимум”! И так — без остановки, на четвертой, максимальной скорости, год за годом, хит за хитом... В эфире рождаются и умирают группы, приходят и уходят ди-джеи и программные директора, но не меняется прогрессивный вектор “максимумовского” движения!



В честь 10-летия самой дружественно-родственной “Мегахаусу” радиостанции можно было б разразиться еще десятком всяческих хвалебных тирад. Но сами “максимумовцы” самокритично предложили другой мотивчик для песни “Happy Birthday”. Они решили выставить на всеобщее обозрение пять главных упреков “Максимуму” от своих же слушателей. Шаг смелый, но обаятельный. А потому и комментировать его должен персонаж всецело иронично-симпатичный. Таковым, безусловно, является Дмитрий Коннов, формально — директор по связям с общественностью, неофициально — главный креатив-двигатель радиостанции. И один из самых привлекательно-зажигательных челов (человеков то бишь), как принято говорить на “Максимуме”. Ух, и посудачили мы с ним, ух и позлословили. Нарушив всякую субординацию и политкорректность! Но — в день рождения-то можно!



— Для начала, Димастыч, давай проясним: от кого конкретно исходят четыре (один-то будет лично от “Мегахауса”) нижеследующих упрека?

— От фокус-групп (слушателей, которым звонят наугад и приглашают протестировать новые песни и обсудить радиопроблемы), от посетителей радийного сайта. Да просто от таксистов, которые подвозят тебя от здания радио. УПРЕК №1."Радио Максимум" слишком часто, навязчиво крутит одни и те же песни представителей русского рока. Видимо, берет за это "бабло".

— Добавление от “Мегахауса”. Навязчивей всего в вашем эфире нынче — группа “ЧайФ”. Так не берете ли деньги с г-на Гройсмана, их продюсера?

— Не берем. Здесь все ясно и просто. Обычный человек в среднем слушает радио 2—3 часа в день. Соответственно, нужно несколько раз прокрутить песню в течение дня, чтобы вся аудитория с ней познакомилась. Существует два вида ротации: 4 раза в день и 8 раз. Если слушатели сами активно голосуют за песню, хорошо ее тестируют — она живет в восьмиразовом (назойливом, так сказать) плей-листе. Если плохо — мы все равно можем пойти на то, чтобы она жила в четырехразовом. Так было с песней группы “Бутч” “Чувства на волю”: мы понимали — она сильная, но слушатели реагировали с недоверием. Но мы играли ее с месяц.

— А другие радиостанции берут за прокручивание музыки деньги?

— Официально известен только один факт: Степана Строева, программного директора “Русского радио”, уволили в 99-м году за взятки. Сейчас Степан — программный директор радиостанции “РДВ”.

— Я как-то решила поизмываться над собой: два часа “втыкалась” в дневной эфир “Динамит FM”. Потом — три часа пила успокоительное. Я и представить себе не могла, что у нас имеется такая музыка (наглецы еще “русской танцевалкой” этот дегенератизм обзывают). “Вирус” и “Демо” — просто шедевры, полы оакенфолды почти по сравнению с тем, что за ужас там крутится. Ну и, ты думаешь, эти все “карапузики”, “барабашки”, “игорьки” без мзды в эфир попадают?

— Смотри. В Москве живет 10 миллионов человек. По статистике — лишь шесть миллионов из них слушает радио. Людей, перед которыми имеет смысл “метать бисер”, которые в состоянии воспринимать западный музформат и наиболее прогрессивные элементы отечественной музкультуры, опять же по статистике, — где-то 600—700 тысяч человек (то есть один из десяти потенциальных слушателей). Мне приятно, что 400 тысяч из них (реальные данные) — ежедневно слушают “Максимум”. Где-то 250—300 тысяч слушало танцевальную “Станцию”. Что слушают остальные пять с лишним миллионов человек? Половина — вообще не интересуется музыкой, произведенной в последние десятилетия. Они слушают “Ретро” или тексты, бандитские новеллы, рассказанные под гитару на “Шансоне”. А все остальные сознательно, радостно хавают эту незамысловатость, игорьков и “барабулек”. А потому глупо думать, что программный директор “Динамит FM” берет деньги непосредственно с продюсеров. Интересы радиостанций — глубже. Никто не запрещает сейчас создавать “дочерние предприятия” в виде звукозаписывающего лейбла...

— Допустим, “Граммофон-Рекордс”...

— Допустим. Этот лейбл подписывает и выпускает этих игорьков, “свое” радио их раскручивает. Так что эпоха банальных взяток в русском радиобизнесе прошла, все гораздо — в коммерческом смысле — отлаженнее.

— Ты же сам любишь дэнс-музыку?

— Обожаю.

— Тогда очень кстати:УПРЕК №2.Почему на заявляющей о своей модности радиостанции "Максимум" напрочь отсутствует реально модная танцевальная музыка, а также другой модный спектр — рок-альтернатива?



— Дополнение от “Мегахауса”: суперхиты от “Rammstein” и “Guano Apes”, думается, только украсили бы ваш эфир!

— Коммерческим радиостанциям в этой стране суждено повторить... судьбу многих голливудских актеров. В консервативной Америке если уж актер прославился комедийной ролью — ему дальше автоматически предлагается делать все комедийное. Возможно, пару раз он снимется и у культового режиссера в независимом фильме, где охренительно сыграет врача-педофила... И может, он даже получит за это “Золотой глобус” (“Оскара” не дадут по соображениям политкорректности). Но реальные деньги, целое состояние он сколотит из-за амплуа идиота, а не из-за попыток быть универсальным. Мы с 98-го года стали более мейнстримовые. Мы хорошо продаемся в таком формате (а радио живет за счет вложений рекламодателей). Мы будем его модернизировать. Но менять этот формат бессмысленно. Тем более что те, кто фанатеет от танцевальной культуры, не переживут, если после Роджера Санчеса в эфире вдруг заиграет “Мумий Тролль”!

— Это бред! На лондонском радио “BBC-One” после “U2” идет танцевалка от Шер — и все счастливы. И я знаю массу людей, которые слушают Кайли Миноуг и “Basement Jaxx”, а после — “Мумий Тролля” и Земфиру. И считают, что они все — очень близкие исполнители, поскольку делают разножанровую, но качественную, прогрессивную музыку.

— Мы сознательно пошли на ограничение себя определенным форматом, который по-американски зовется “поп-рок”. Однако, будь у меня возможность сильно влиять на финансовые намерения наших владельцев, как только закрылась “Станция”, я бы кинул все силы, чтоб открыть новую станцию, посвященную западной танцевальной музыке. Я уверен — она бы собирала тысяч 200 слушателей. Мы сейчас действительно серьезно думаем об открытии второй, дочерней радиостанции. А танцевальная ниша — так и не занята. Так что...УПРЕК №3."Радио Максимум" делает огромное промо своим ди-джеям. Они сильно выпячены в эфире (слишком много говорят). Постоянно ведут какие-то вечеринки, постоянно "светятся" в "ящике", снимаются даже в клипах (Митра у Земфиры). Скромнее надо быть!

— Скромность — это то украшение, которое люди надевают, если больше нечего надеть. Опросы Института Гэллапа выявили в конце лета список 20 самых популярных радиодиджеев: в нем 7 (!) наших персонажей. Митрофанова делит 1-е место с Пряниковым (“Русское радио”), на втором — Костя Михайлов, чуть ниже — Таня Бочарова и Абрахимов. Еще в десятке — “утренние жаворонки” Пашков и Кириллов. И на 13-м месте — Александр Нуждин. Почему именно этим персонажам люди отдают предпочтение, а не еще десятку московских ди-джеев? Во-первых, у всех “максимумовцев” — прекрасный русский язык, не кондовый — они не игори кирилловы, но правильный.

— У вас же, кстати, все очень демократично: в эфире можно услышать не только кучу стебистых скабрезностей, но и, допустим, адекватную матерщинку. Давеча в музыкальных новостях какой-то рокер произнес слово “п...ец”, и его не “запикали”.

— Наверное, в этот момент начальство расслабилось или куда-то радостно свалило. Хотя я всегда за слово “п...ец”, поскольку только им нормальные люди подчас и могут комментировать происходящие вокруг события. Так вот, о ди-джеях: у них абсолютно продуманная речь, они — не экают, не мекают. Когда, допустим, Митрофановой нечего сказать, она просто заливисто смеется. И с ней хохочет полгорода. А востребованы наши ди-джеи в глянцевых журналах, на ТВ — еще и потому, что они разносторонние, интересные люди. У каждого помимо голоса, привязанного к микрофону, есть какая-то еще органичная сторона жизни. Вот обзоры жанрового кино, которые Михайлов писал для “Кинопарка”, — самые ржачные, отвязные рецензии, которые я лично читал в своей жизни.

— А знаешь, когда “культовый идеолог русского рока” Михаил Козырев еще служил программным директором “Максимум” и занимался кучей вещей (которые можно назвать — промо): сам вел спецпрограммы и фестивали, делал телевизионный, антинаркотический проект “Сумерки” — его на родном радио, помнится, сильно осуждали. И в конце концов даже уволили. Отчасти за разносторонние промо себя.

— Миша Козырев — гениальный промоутер и пиарщик. Но люди слушают радио благодаря той музыке, что подбирает программный директор. А контактируют с радио — через ди-джеев. А когда программный директор становится еще и ведущим — это перебор. Но Козырев сознательно любил играть не на своем поле. И если бы он “не сделал”, не спромоутировал так себя на “Максимуме”, вряд ли бы ему удалось, будучи уволенным в июле 98-го, уже в декабре открыть в Москве новый эфир — “Наше Радио”.

— Отсюда философский вывод: не стесняйтесь делать себе промо; никто лучше вас о вас не позаботится! А теперь вот упрек лично от “Мегахауса”.УПРЕК №4."Радио Максимум" и "Наше Радио" постоян но ведут скрытую (а местами и заметную постороннему), полную интриг, жестокую войну друг с другом. Очень часто в результате ваших корпоративных разборок страдает качество эфира, страдает слушатель.

— Конкурентная борьба для слушателей и для артистов — скорее всегда в плюс. Факт наличия “Кока-Колы” и “Пепси-Колы” на рынке ведь приводит только к хорошему...

— Но что ж хорошего в том, что “Максимум” полгода не крутило группу “Би-2” из-за того, что их “Полковник” активно поддерживался “Нашим Радио”? Вы год в упор не видели Чичерину из-за того, что ее лоббирует лично Козырев (гендиректор “Нашего Радио”).

— Бессмысленно отрицать, что есть борьба и в ней есть жертвы. Вот тебе два других примера. Нам понравились “Чувства на волю” от “Бутч”. Мы заиграли песню. На следующий день звонит директор группы и говорит, что на подходе более качественный вариант записи. И просит потому убрать песню из эфира на неделю. Выясняется, что это требование “Нашего Радио”: если первым песню заиграет “Максимум”, “Бутч” лишается личной поддержки Козырева (а Мишина поддержка — это нынче не только ротации “Нашего Радио” и фестиваль “Нашествие”; это теперь уже и канал ТВ-6, и лидер звукозаписывающей промышленности “Real Records”; это конкретная шоу-биз-тусовка). Странная ведь мотивация отказа артисту: не из-за качества его творчества, не из-за сексуальной ориентации, из-за того, что “Максимум” на сутки “обскакало”. Такая же история была с песней “Не удержаться” группы “Сегодня ночью”. После того как мы ее заиграли, Миша Козырев устроил истерику продюсерам группы...

— И кажется, лично Илюхе Лагутенко, как продюсеру, сделал внушения...

— Иначе как борьбой болезненного самолюбия отдельно взятого человека это все не назовешь. Хотя, кстати, “Максимум” не претендует на роль первооткрывателя русских групп, тотального гуру русского рока. Это даром, прости Господи, никому не нужно.

— А можно задать очень не политкорректный вопрос: почему так называемый русский рок в этой стране активно двигают люди не очень русской, в основном — еврейской национальности?

— Давай внимательно посмотрим на национальную принадлежность других шоу-биз-продюсеров. Это тоже люди с характерными фамилиями: Айзеншпис, Кобзон, Толмацкий, Иосиф Пригожин...

— Но они же не орут о “русском попсе” (которым и занимаются) как о некоей идеологии?

— Я думаю, идеологическая обертка “русского рока” всего лишь удачный способ его продать. Попытка застолбить в шоу-бизнесе “копирайт” на слоган “Покупайте отечественное!”. А если уж обращаться к тинейджеровской аудитории, для которой границы мира уже довольно размыты и весь патриотизм глубоко по барабану, то выгодно оперировать терминами “честность”, “искренность”, “неподкупность” и т.д. А вообще евреи так активны в шоу-бизнесе, поскольку это интересно. А евреи не занимаются неинтересной работой, это я тебе как на четверть еврей говорю.

— Ну, раз уж мы так мощно углубились в неполиткорректную тематику, то уместно следующим завершить разговор.УПРЕК №5."Радио Максимум" — радио для геев.

— То, что среди наших сотрудников достаточно людей нетрадиционной сексуальной ориентации, как мужчин, так и женщин, — это не секрет. Это нормально. Где еще искать геев, как не в шоу-бизе. Не на заводе же. Однако наш музформат лишь отчасти может удовлетворить геев. Поскольку у нас не крутится Глория Гейнер, Кайли Миноуг, Робби Уильямс, а также моднючие хаус-хиты, столь востребованные на гей-дискотеках и вообще на модных танцполах. Мы — не радио для геев с точки зрения аудитории. Мы уж скорее “радио для геев”, как благоприятное место их работы. Поскольку на “Максимуме” особая атмосфера: спокойная и свободная. Никого не волнует, кто с кем спит. И нет зашоренности на национальной и сексуальной принадлежности. У нас вот, к сожалению, еще пока не работают негры. Поэтому нельзя проверить: расисты мы или нет!

Мощно позлословили.
С юбилейчиком.



    Партнеры