РАНЕНОЕ СЕРДЦЕ

2 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 255

Прошла неделя.

И все уже по-прежнему — люди работают, травят байки в курительных, пьют кофий в закусочных, ходят на мюзиклы, показушно поплевав три раза через левое плечо... Телеотчеты о том, сколько заложников найдено, сколько опознано, сколько похоронено, сограждане смотрят с оттенком усталой обреченности на лице: “Ох, ну сколько можно это мусолить...” А тех, кто еще пытается сопереживать, сострадать или, паче чаяния, помочь жертвам теракта материально, воспринимают как полных чудаков на букву “м”.

Интересно, какое еще светопредставление должны устроить террористы, чтобы народонаселение наконец пробрало до косточек? Нечто ужасное, что, как выразился в телефонном разговоре один из боевиков, “им даже Гитлер не устраивал”? Может, хоть тогда научимся хотя бы не пакостить ближнему своему. А будем беречь, ублажать, короче, жить, во всем друг другу потакая. Тем более что жизнь... ну, вы знаете.

Пока, увы, захват целого театра в центре города — это для многих лишь прекрасный повод нажраться в хлам. И выяснить отношения с соседом (по дому, по кабинету, по очереди в ларек). Даже в дни теракта, не говоря уж о последующих, бытовая преступность в Москве не снизилась. У нас своя война. Пусть не великая, но уж точно Отечественная.

В ночь после штурма друзья пили за победу русского оружия — за вас, за нас, за десант и за спецназ... Хозяин квартиры даже толком не знал товарища по бутылке, но разве для всеобщего единения имя так уж важно? Потом, как водится, заспорили о методах спасения заложников. Травить или не травить — вот в чем вопрос. Гость был либералом, его собутыльник, напротив, настаивал на радикальных мерах и постоянно цитировал великого полководца: мол, главное — ввязаться в бой, а там посмотрим. Вот и ввязался... Когда дискуссия зашла в тупик, хозяин схватил нож, сделал выпад. Шпаги звон, как звон бокала, с детства ему ласкал слух... После убийства садист начал заметать следы. Ножовкой отчленил голову, выбросил ее в мусоропровод, потом попытался отпилить ногу, устал, расплакался, убежал. Несколько часов бродил по промозглой Москве, затем отважился позвонить тетке, посоветоваться — так, мол, и так, ситуация деликатная, дома ждет труп обезглавленный. Что делать? И кто виноват? Женщина никогда не была высокого мнения об умственных способностях племянника и в сбивчивый рассказ поверила с ходу. На адрес отправилась опергруппа ОВД “Перово”. А уже через сутки местные сыщики вместе с муровцами отловили палача.

Также ЧП в городе, да еще многосерийное, растянувшееся на несколько дней — отличный повод под шумок кого-нибудь обчистить. Расчет в принципе верен: в общей суматохе, когда всю милицию согнали на мюзикл, вряд ли кто-то будет заниматься мелочевкой...

Аккурат перед штурмом из офиса фирмы украли всю наличность. Контора находится в пяти минутах ходьбы от ДК на Дубровке, и преступник особо не рисковал — понятно, что местному околотку было не до этого.

Соответственно, выросло и число уличных грабежей. Особенно туго приходится жгучим брюнетам с характерной формой носа. Двое малолетних придурков бейсбольной битой избили до полусмерти азербайджанца. Целились как раз в нос, сломали хрящ... Забрали 1500 рублей и цветочный букет. Оболтусов, к счастью, задержали. Еще одного азербайджанца поколотили в метро, так сказать, при всем честном народе. Публика, разумеется, не вступилась — только одобрительно гудела. Хорошо хоть “шайбу, шайбу!” не стали кричать. Задержанные — опять же подростки, борцы “за чистоту нации”, мать их...

Кто еще сегодня в фаворе — так это военнослужащие. Заложников, правда, освобождал спецназ, но остальные люди в погонах почему-то тоже возомнили себя героями. А значит, можно водку пьянствовать и беспорядки нарушать. Двое офицеров Генштаба пришли с проверкой на склад на улице Щукинской. Изучить, так сказать, состояние стратегических запасов продовольствия на случай войны. Штабные выстроили в ряд штатских — кладовщика, дворника, грузчика — помахали перед ними ножом и заставили вывернуть карманы. В карманах оказалось, прямо скажем, негусто. У кладовщика Старченко забрали упаковку кальмаров, у грузчика Попы — 900 рублей, у дворника Рахманова — 650 рублей. Конечно, с таким уловом победу русского оружия не отметишь. К счастью, “гастроль” генштабовцев прервали милиционеры.

Курсанты Военного университета ограбили Рядового. Конечно, сказалось численное преимущество: их пятеро, он — один, студент Рядовой из института управления. “Мы только что с Дубровки!” — цыкнули “герои” на несчастного студиозуса, пригрозили “розочкой”, избили, забрали куртку и деньги. Всех повязали. Всем по “губе” плюс уголовное дело по факту разбоя.

А что наши южные друзья? Думаете, в связи с терактом и новыми московскими зачистками они сидят тише воды ниже травы? Ни бандитских разборок, ни нападений на автовладельцев — сплошной институт благородных девиц? М-да, блажен кто верует... На днях в далекой Ростовской области отловили двух чеченцев. Гнусные типы, что говорить... Подружки навели их на квартиру одного уроженца Дагестана, проживавшего в Москве. Феи регулярно ублажали богатого любовника, а потом вдруг прикинули — не проще ли забрать все скопом? Пригласили грубую мужскую силу, привели чеченов в квартиру клиента. Те связали хозяина, забрали все самое ценное и подожгли квартиру перед уходом. Бедняга задохнулся дымом.

Так прошла неделя. Раненный в сердце город встряхнулся и просто стал жить дальше. Участковый подстрелил пьяного хулигана, когда тот пытался отнять у него табельное оружие. Житель Белоруссии попался на сбыте пистолетов (здесь он рассчитывал продать “стволы” в два раза дороже, чем на родине). А реквизиторша Театра имени Пушкина пожаловалась в милицию, что ее на службе избила начальница, заведующая реквизиторским цехом. Держу пари, дамы поспорили о костюмах. Для следующего мюзикла.





Партнеры