ГОЛЛИВУД ЗАКАЗАЛ ТРИЛЛЕР НИКОЛАЮ ЛЕБЕДЕВУ

9 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 326

В Петербурге случилось кинособытие, от которого обалдели не только рафинированные слои населения, но и рядовые горожане. Вот уже два месяца там идут съемки мистического триллера “Желанный” режиссера Николая Лебедева (“Змеиный источник”, “Поклонник”, “Звезда”). Так как занимается этим СП “Глобус-фильм”, в картине основная масса актеров — из Голливуда. Так что рядом с Казанским собором запросто можно увидеть Энн Арчер (“Роковое влечение”, “Игры патриотов”, “Прямая и явная угроза”), а на Крюковом канале встретить обольстительного Кипа Пардью или Миу Киршнер из “Анны Карениной”.

Краткая справка о сюжете: главная героиня Сара (Энн Арчер) отчаянно ищет пропавшего без вести сына-художника. Его следы и приводят женщину на аукцион картин в северную Венецию. Именно там она влюбляется в Ивана (Григорий Гладий), встречает нищего русского мальчика (Девон Аллан), кроме него, помочь ей никто не может. Главный злодей — следователь Кутузов (Виктор Сухоруков) — еще больше запутывает следы. Все это на фоне паранойи, вещих сновидений, прыжков в воду, Петербурга Достоевского и зеленого лета, которое снимается поздней осенью.

Поскольку сюжет такой сложный, никто не понимает, сколько у него авторов и кого в итоге поставят в титры. Доподлинно известно только, что когда-то в начале 90-х это называлось “Коричневой Москвой” и предполагалось совсем для другого действа. “Коричневая Москва” стала “Серым Петербургом” при живом участии Николая Лебедева и продюсера “Желанного” Сергея Ливнева. Последний, кстати, после скандала на Киностудии им. Горького, где его обвинили во всех смертных грехах, включая воровство, спешно уехал в Голливуд и работает там.

Съемки продвигаются очень тяжело, актеры трудятся в ночную смену, по 8—12 часов. Днем они отсыпаются, и на красоты Петербурга у иностранцев времени не остается. Если учесть, что периодически приходится прыгать в ледяную воду и стоять на пронизывающем ветру, как никто не заболел — загадка. Особенно не повезло Агнес Брукер (русская девушка Катя). Ее скинули ночью с Калинкиного моста. Температура воды — восемь градусов тепла. За остальных “тонул” каскадер Андрей Грязнов. Водных сцен в картине вообще много. Пришлось задействовать еще и бассейн.

На наших глазах Энн Арчер балансировала по краю крыши Казанского собора. Старалась не смотреть вниз (потом призналась, что молилась про себя, так как работала без страховки). А Николай Лебедев все не говорил магического слова “Снято!”. Потому что голуби, которые по его задумке должны лететь к героине, замерзли и не двигались с места. И все время отрывались прилепленные на пенопласт сиреневые ирисы. В общем, дублей пришлось сделать много.

Режиссер, между прочим, зовет Энн Арчер Аней. И клянется, что всю жизнь мечтал заполучить в картину именно эту голливудскую диву: “Она восхитительная, яркая, ослепительная женщина. И у нее есть все, что необходимо для этой роли: строгость, властность, привлекательность”. Действительно, Энн Арчер — первоклассная аристократичная красавица. И совсем не капризная. Наши актеры все время ныли, что мерзнут, а она стойко переносила съемочные невзгоды. Еще Энн Арчер сообщила нам, что сразу влюбилась в сценарий. И хоть Петербург оказался гораздо холоднее, чем она думала (и ни в какое сравнение не идет с родной Калифорнией!), научилась тепло одеваться. Правда, и это не всегда помогало. Ведь в кадре приходилось стоять в туфельках, а на дворе — уже снег. После каждого отснятого дубля ее одевали в пальто и поили горячим чаем.

Художник по костюмам призналась, что долго ломала голову, как одеть героиню Арчер — Сару. Западные актеры сразу видят, дорогая ткань или дешевая, сидит костюмчик или нет. И говорить им, что трехрублевая сорочка — это хорошо, не имеет смысла. Из Голливуда за несколько месяцев до съемок получили фотографии и мерки Арчер. Стандартный 44-й размер, однако, не прояснял пропорций ее фигуры. И тогда русские костюмеры решились на отчаянный шаг — предложили Энн одеться… на месте. В одном из дорогих питерских магазинов. Пять смен платьев и костюмов обошлись для дивы всего в 3 тысячи долл. Сумма по западным меркам ничтожно малая.

А петербуржцы, видя на улицах “звездное” лицо, сходят с ума. Один поклонник выловил Энн, когда она плыла в лодке по Крюкову каналу. Протянул блокнот, жаждая автографа. Арчер немного смутилась, быстро черкнула “love…” и была такова.

Так как по сценарию Энн играет полусумасшедшую мамашу, ей пришлось прочувствовать, что такое палата №6. В белом балахоне звезда выглядела достаточно потешно. И если бы не галантный Григорий Гладий, успокоивший ее и назвавший синюшный вид актрисы словосочетанием “best of”, она бы очень расстроилась.

Короткое интервью “МК” Энн Арчер дала прямо на съемочной площадке.

— Что вам удалось посмотреть в Петербурге?

— Это потрясающий город, и я рада, что приехала в великолепие красивых зданий, побывала в Эрмитаже, в главных соборах, в Петергофе и Пушкине.

— Словосочетание “Петербург Достоевского” прочувствовали?

— Нет, но с удовольствием узнала бы, что это такое.

— Трудно играть полусумасшедшую мать, потерявшую любимого ребенка?

— Ну вообще-то актриса должна уметь все. А роль Сары мне близка потому, что у меня двое взрослых детей, один из которых уже не живет со мной.

— Сколько раз вы пили “за встречу” по русской традиции?

— Много, даже больше, чем необходимо. Я люблю русскую водку, очень-очень. Я ее и раньше пробовала, но не в таком количестве. Я также полюбила и вашу кухню. Борщ, “шубу”, блины, икру. Даже не знаю, где все это можно будет купить дома.

— Сколько русских слов вы выучили?

— Около двадцати: “спасибо”, “пожалуйста”, “добрый утро”, “здравствуйте”, “холодно” и “я хотела бы”...

Последним словосочетанием Энн Арчер на съемках практически не пользовалась. Только в гостинице и на экскурсиях. Зато русский мальчик (он же 100-процентный американец 11 лет) давал жизни. Девон часто капризничал, и, когда ему становилось скучно на площадке со взрослыми тетками и дядьками, удирал к осветителям, демонстрируя им чудеса катания на двухколесном самокате. С ревом, боем и мамой его водворяли на место.

А по бюджету фильм получился не таким уж и дешевым. Только для освещения ночного Калинкиного моста пришлось вбивать в воду целые сваи. А чтобы снять основные сцены (аукцион, сумасшедший дом и милицейское отделение), в бастионе “Новая Голландия” отгрохали трехуровневую декорацию. Предварительно разорились на капитальный ремонт здания, где несколько веков были военные склады.

Практически все американские сцены делались у нас. Так что в Лос-Анджелесе (куда группа полетит после окончания питерского периода) ленту лишь подшлифуют маленькими эпизодами. Монтаж сделают в Москве, СП-кино будет озвучено на английском. Если все пойдет как задумано, премьера состоится уже весной. В Голливуде этот фильм окрестили вторым “Преступлением и наказанием”. Дотянули ли авторы до накала Достоевского — увидим.



Продюсер Сергей Ливнев о картине:

— Еще на первом курсе ВГИКа я узнал, что кино бывает хорошее, плохое и американское. По производству последнее отличается от остальных тем, что в нем существует такая фигура, как продюсер. Он иногда получает “Оскара” за то, что поучает актеров и режиссеров.

— И как, Лебедев обучаем?

— Поддается с трудом, только по обоюдному желанию. В свое время я продюсировал его первый русский фильм, теперь делаю то же с первым американским. Вернее, правильно назвать картину международной, потому что там перемешаны национальные специфики. Хозяйка галереи, например, и не американка, и не русская, живет в Петербурге, на всех языках говорит с акцентом. На самом деле действие не случайно происходит в этом городе. Героиня и сын, которого она ищет, живут в районе Лос-Анджелеса под названием Венис — Венеция. А Петербург, как известно, северная Венеция. Когда я начал делать картину, случайно вычитал, что Лос-Анджелес и Питер — города-побратимы. Такая вот мистика.

— То есть красоты не на продажу, а с глубоким смыслом?

— На продажу, конечно. И как можно дороже. Но и подтекст в этом, бесспорно, есть. Собственно, он и продается.

— Может, назовете и бюджет картины?

— 100 миллионов долларов. (Иронично улыбается.)

— Пропасть между гонорарами западных актеров и наших очень велика?

— Очень. Ведь благодаря американским актерам фильм будет продаваться и идти в разных странах. У меня на этот счет наполеоновские планы, хочется завоевать мир и, в частности, Америку, Европу, Японию. Скорее всего в Америке на большой экран он не будет выпущен, потому что это дорого. Но видео и ТВ — тоже вариант.

— Почему вы решили снимать в России? Здесь дешевле?

— Увы, это иллюзия. Я тоже поначалу так думал. Наши люди предпочитают работать по-старому, а получать по-новому. Если бы я гнался за дешевизной, то поехал бы в Болгарию или Румынию. Но действие происходит в Петербурге. Второго такого города пока не построили.

— В фильме использованы подлинные картины сумасшедшего художника. Кто это?

— Это москвич Владимир Яковлев. Он уже умер. А при жизни обитал в сумасшедшем доме, изредка выходя оттуда и приезжая к друзьям. Я знаю его очень давно. Мой близкий друг коллекционирует его картины, которые сейчас продаются на Запад за бешеные деньги.







Партнеры