СИНДРОМ БРОДВЕЯ И ЖАЖДА ЗРЕЛИЩ

15 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 329

Театральная жизнь на Бродвее пребывала в ступоре более двух месяцев после того, как арабы на угнанных самолетах разбомбили небоскребы ВТЦ в Нью-Йорке. Закрытые постановки, пустые залы... В Москве нет специальной улицы с театрами мюзиклов, да и нет для этого стольких мюзиклов, но те, что есть, разбросанные по всему городу в количестве нескольких штук, в полной мере ощутили на себе последствия кровавой драмы с “Норд-Остом”.

В Москве посттравматический синдром теракта на улице Мельникова вылился помимо прочего в полный коллапс, постигший сферу продаж билетов на концертные мероприятия. Билеты просто не продаются. Ни на шоу, ни на спектакли, ни на народные церемонии, ни на поп-звездные премьеры. Больше, чем страх и испуг, людей в большом городе настигла психологическая апатия. В кино, например, не менее опасно, чем в театрах, — но в кино зритель до сих пор валит с беспримерным энтузиазмом. Поспевшие как раз одна за другой модные комедии притянули к себе нуждающихся в серьезном антидепрессанте граждан. Показательно, но то же самое происходило и в Нью-Йорке...

В день, когда пришедшие на пару часов на “Норд-Ост” зрители оказались на несколько дней заложниками в руках террористов, хозяева и руководители других московских мюзиклов разделились на два лагеря: одни сказали, что отменять спектакли — равносильно капитуляции перед злом, и не отменили их. А Филипп Киркоров с Аллой Пугачевой оказались в меньшинстве и сказали, что как раз неуместно плясать и веселиться, когда по соседству разворачивается человеческая трагедия и льется кровь (к тому моменту уже было известно об убийстве по крайней мере одной заложницы).

“ЗД” без колебаний взяла сторону Киркорова и Пугачевой — как минимум по двум соображениям. Первое: по любым нормам морали и этики пир во время чумы остается таковым, как бы ни обосновывать его необходимость. А во-вторых, демагогические рассуждения о том, что “нельзя сдаваться”, все-таки позорно подванивали банальнейшим жлобством и мещанской жадностью. В тот же день продюсер одного из “несдавшихся” мюзиклов в пожарном прямом эфире провещал на голубом глазу, что, дескать, легко играть в благородство, когда на “Чикаго” всего триста билетов продано, а “у меня”, мол, полный аншлаг, и обмануть праздничных ожиданий публики не представляется никакой возможности. После чего в студии раздался явно подстроенный звонок с просьбой поподробнее рассказать о “вашем замечательном мюзикле”. В это время на Мельникова расстреливали очередных заложников... А у Киркорова, как следует из кассовой справки Театра эстрады, было продано в тот день не 300, а больше 1000 билетов, то есть практически весь зал.

Теперь, правда, все в заднице. Позавчера “Норд-Ост” официально объявил себя банкротом и начал процедуру роспуска труппы. У других дела ненамного лучше.

“Чикаго” вот повествует о подлости, предательстве, жадности и измене. Повествует развлекая, и делает это “блистательно”, как сказала недавно в день своего рождения Людмила Гурченко, мэтресса, знающая толк в мюзиклах, как, может быть, никто другой в этой стране. То, чем “чикагская” команда всего лишь развлекает, на нее же — смех сквозь слезы — и обрушилось бумерангом со стороны коварных и завистливых коллег, у каждого столба деланно стонущих о том, как “надо помогать друг другу и держаться вместе в тяжелые времена”.

“ЗД” вот помогает делом, настоятельно рекомендуя всем отправиться на “Чикаго”. Не только для того, чтобы поддержать талантливую труппу в тяжелые времена, но и чтобы доставить себе истинное удовольствие — не меньшее, чем, скажем, можно получить от самого смешливого Остина Пауэрса. Не зря ведь в эпоху общественных стрессов и шока именно комедии и веселые фарсы становятся самыми востребованными зрелищами. “Чикаго” — как раз из тех самых “таблеток”, просто об этом не все еще знают.

Вот Ельцин Борис Николаевич это уже прочувствовал на себе в день 200-летия МВД в Кремле, заразительно ухохатываясь, когда труппа “Чикаго” показывала фрагмент мюзикла с “All That Jazz” и весьма смелыми для кремлевских стен фразочками типа “Я сейчас описаюсь, сукин ты сын...” К подобному состоянию был близок, впрочем, весь зал — лишь один Патриарх, насупив брови, сидел мрачнее тучи, всем своим видом не одобряя “срамоты”. Но ему сие по службе положено. А нам-то всем надо оживать, жить и радоваться жизни...

Спектакли “Чикаго” идут ежедневно, кроме понедельников, в Московском государственном театре эстрады (Берсеневская набережная, д. 20/2). Заказ билетов по тел. 742-44-54.



    Партнеры