ГОЛОСУЮЩИЕ В ТЕМНОТЕ

22 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 495

В среду в Москве были сорваны сотни судебных процессов. Ни газеты, ни ТВ этого не заметили.

Больше тысячи московских адвокатов собрались в огромном кинотеатре на краю города. Прессу не приглашали, что очень странно. Ведь адвокаты всегда изо всех сил стараются использовать СМИ для пропаганды своих взглядов.

Но на этот раз они не хотели публичности. У них идет яростная борьба за власть. Хотя дело было вроде бы вполне пристойное: выборы делегатов на учредительную конференцию, которая состоится 25 ноября и где будет избран Совет адвокатской палаты Москвы.

Открыл заседание Генри Резник: “Да-а, давно я не видел столько товарищей, очень рад”, — сказал он скорбным голосом. И поручил Генриху Падве председательствовать.

Вступительная речь Падвы звучала угрожающе:

— Мы здесь, чтобы продемонстрировать единство рядов! Чтобы никто не смел усомниться! Чтобы выступить как монолитный коллектив!

И все же это было не армейское, а адвокатское собрание. Чтобы утомить публику, выпустили на трибуну адвоката Макарова. Он сказал, что ужасно волнуется, всю ночь не спал, но выглядел свежим. Через 40 минут подробнейшего рассказа о всякой всячине Макаров спросил:

— Может быть, я вам надоел?

Зал закричал: “Да! Да! Хватит!” Макаров понял, что сил у адвокатов еще много, мило улыбнулся и сказал: “Спасибо, я продолжу”.

Потом наконец дело дошло и до выборов. Зачитали список 104 делегатов, проголосовали списком. Не все были довольны, но после пассов Макарова только двое смутьянов нашли в себе силы и закричали: “Дайте сказать!” А чего говорить, когда уже проголосовано.

Председательствующий Падва заметил кричащего, но ставить на голосование вопрос о предоставлении слова не стал. Падва просто спросил: “Дать ему слово?” Зал закричал: “Да! Пусть говорит!” — “Вот видите, — сказал Падва, — люди не хотят вас слушать”.

Потом проголосовали за партийный наказ: 104 избранника на учредительной конференции должны добиться, чтобы Падва, Резник и еще двое из президиума стали руководителями Палаты.

Часть адвокатов голосовала, а часть — бежала, потеряв всякий интерес. Падва кричал: “Стойте! Вернитесь на место!” Увы, рядовые адвокаты даже не оборачивались. Это демонстративное бегство и отличало собрание московских адвокатов от партсобраний 1970-х.

А кричал Падва, потому что на глазах всех присутствующих с собрания убежал кворум.

С этим кворумом просто гадость. 20 ноября адвокаты делали вид, будто не знают, что собрание по выборам 104 делегатов уже было 26 октября. И там уже голосовали списком и всех выбрали. Но смутьяны стали писать жалобы, доказывая, что не было кворума и, значит, собрание не правомочно, а выборы не действительны.

Тогда руководство Московской городской коллегии адвокатов решило провести новое собрание, где проголосовать за то, что первое собрание было законное. А потом они сообразили, что законность собрания подтверждается только протоколом. И что сам факт необходимости нового собрания для подтверждения старого — выглядит ужасно.

И все сделали вид, что никакого первого собрания не было вообще. Юристы переписали свою некрасивую историю.




    Партнеры