АМЕРИКЕ НЕ НАДО НАТО?

23 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 127

Когда-то на мостовых Праги грохотали советские танки. А в эти дни над Прагой рокотали моторы американских истребителей “Ф-15” и “Ф-16”. Советские танки давили своими гусеницами “пражскую весну” — американские истребители прикрывали своими крыльями от террористов сессию совета НАТО, заседавшую два дня в чешской столице.

Меры предосторожности, принятые на берегах Влтавы, были воистину экстраординарными. Целые кварталы Праги, включая Венсеславенску площадь, были закрыты для прохожих. На неделю были прекращены занятия в школах. Тысячи солдат и полицейских взяли в кольцо Злату Прагу. Деловая активность города едва пульсировала. Пражане предпочли покинуть его, чем подвергаться многочисленным ограничениям, и власти поощряли их исход. Угроза теракта заставила президента Буша изменить место своего выступления. Вместо офиса радио “Свободная Европа” он держал свою речь в бальном зале пражского “Хилтона”. (По некоторым данным, опасались, что в здание радиостанции группа террористов, связанная не то с Ираком, не то с бен Ладеном, хотела пронести и взорвать бомбу.)

Пражскую сессию НАТО можно назвать исторической по нескольким параметрам. Во-первых, на ней впервые в члены Северо-Атлантического блока были приняты бывшие советские республики — Литва, Латвия и Эстония. Кроме них членами НАТО стали Румыния, Словения, Словакия и Болгария. Таким образом, количество членов НАТО возрастет с 19 до 24. (Официально новая “великолепная семерка” станет полноправным членом НАТО в 2004 году.) Во-вторых, в общих чертах завершилась трансформация НАТО из антисоветского блока в антитеррористический, чего добивался прежде всего президент Буш, хотя члены НАТО — бывшие участники Варшавского пакта и бывшие советские республики — не скрывали, что для них НАТО в первую очередь интересно как гарантия против возможных реваншистских отрыжек со стороны России.

Однако Прага подчинилась Вашингтону. НАТО приняло решение создать европейские силы быстрого реагирования для борьбы с терроризмом по примеру американского спецназа и обратилось с грозным предупреждением к Саддаму Хусейну, что малейшее нарушение им последней резолюции Совета Безопасности ООН будет означать крах его режима. По сути дела это был ультиматум: или полное и безоговорочное разоружение, или война. Но вот что в высшей степени любопытно. Буш подталкивал на войну с Ираком не НАТО как организацию, а лишь его отдельных членов. Эту тактику в Белом доме чуть ли не официально окрестили “коалиция с теми, кто желает” (coalition of the willing). В чем ее суть? Буш опасается неповоротливости НАТО, опасается, что принципы единогласного принятия решений на натовском форуме могут затянуть, а то и сорвать быстрый бросок на Ирак. И это опасение президента США отнюдь не беспочвенно. Серьезные возражения имеются у Франции, а Германия устами канцлера Шредера вновь повторила, что не будет участвовать в военных действиях против Ирака. Поэтому Буш собирается идти на Багдад “с теми, кто желает”. Афганский опыт показал ему, что США вполне хорошо могут обойтись без НАТО. А союзники для войны в Ираке Вашингтону нужны скорее с политической, а не с чисто военной точки зрения — чтобы показать миру: мол, мы не одни хотим проучить и сбросить багдадского диктатора.

Президента России Владимира Путина в Праге на сессии НАТО не было. Но его фигура незримо присутствовала среди главных действующих лиц этого политического театра. Если у кого и были сомнения на сей счет, то они окончательно рассеялись после того, как Буш с берегов Влтавы вылетел на берега Невы для встречи с Путиным. Американо-российское сближение — свершившийся факт, политическая реалия. Было бы наивно считать, что это исключительно результат личной приязни двух президентов, готовых, по их словам, вместе пойти в разведку. Разумеется, личная совместимость Буша и Путина играет огромную роль. Но под этой субъективной надстройкой наличествует прочный общий объективный базис: борьба против международного терроризма.

Для Буша — это Ирак и “Аль-Кайеда” бен Ладена, для Путина — Чечня. Встреча на Неве — первая встреча Путина и Буша после трагедии в московском доме культуры. Буш полностью поддержал шаги Путина по ликвидации чеченских террористов. Перед отлетом в Прагу президент сказал восточноевропейским журналистам: “Путин принял некоторые весьма жесткие решения. Вы пытаетесь обвинять Владимира. А надо обвинять террористов”. Буш сказал также, что террористы “Аль-Кайеды” оперируют в Чечне. “Они отфильтруются в Россию, и с ними надо покончить”, — заявил он. Этот момент подтверждается упоминанием московского теракта в последнем радиопослании бен Ладена своим сторонникам.

Афганистан убедил Буша, что в борьбе против международного терроризма Россия более надежный союзник, чем даже Западная Европа. Газета “Уолл-стрит джорнэл” объясняет этот феномен следующим обстоятельством. США и Россия больше всего пострадали от терроризма, в то время как Западная Европа его по-настоящему еще и не нюхала. “Буш и Владимир Путин все больше объединяются против общего врага, — пишет газета. — Буш поддерживает мнение Кремля, что война в Чечне связана с “Аль-Кайедой” и бен Ладеном. А вот Европейский союз подчеркивает необходимость политического решения”. Газета подчеркивает, что такие проблемы в американо-российских отношениях, как создание антиракетной обороны США и расширение НАТО, все больше отходят на задний план, а на первый выдвигается антитерроризм. Газета “Нью-Йорк таймс” в свою очередь замечает, что прагматичная политика Путина “трансформировала его из слабеющего соперника США в их наиболее стойкого союзника”. Газета ставит в заслугу Президенту России то, что он не стал продолжать заведомо проигранную битву против американской национальной ПРО и расширения НАТО в сторону российских границ, а сосредоточился на общих задачах борьбы против международного терроризма. 11 сентября прошлого года в Нью-Йорке и Вашингтоне и 23—26 октября нынешнего года в Москве еще больше сцементировали эту общность.

Санкт-Петербург, а до него Прага показали весьма характерную тенденцию: и Вашингтон, и Москва, объединяясь, несколько отстраняются от Западной Европы. О некоторых причинах отстранения Вашингтона я мельком упомянул выше. Причины Москвы можно для краткости сформулировать двумя словами: Калининград и Чечня. Напомню, что Россия выступила против проведения саммита Европейского союза в Копенгагене, после того как правительство Дании дало крышу так называемому Международному чеченскому конгрессу. Но и в Брюсселе, куда перенесли саммит, дела шли далеко не гладко. Россия отбила попытку ЕС включить в повестку дня “чеченский вопрос”. Несмотря на то, что экономические и финансовые отношения между Россией и ЕС глубже и шире, чем между Россией и США, несмотря на то, что вопрос о вступлении России во Всемирную торговую организацию это скорее дело Брюсселя, чем Вашингтона, подчеркивает “Уолл-стрит джорнэл”, “Брюссель (т.е. ЕС. — М.С.) понимает, что он никогда не сможет полностью конкурировать с Соединенными Штатами за внимание России. Сейчас для России главная забота — это безопасность. А по этому вопросу США всегда будут естественным партнером России”.

Читаешь подобные высказывания — и иногда отказываешься верить глазам своим. Так изменилась политическая карта мира, что даже Влтава впадает в Неву, а Нева — в Потомак!




    Партнеры