ПОЧЕМ НЫНЧЕ ЗАЛОЖНИКИ?

27 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 147

Иски к московскому правительству, поданные тремя потерпевшими от теракта на Дубровке в Тверской суд, наделали вчера много шума. Это громкий прецедент, который при разрешении в пользу истцов может значительно порастрясти столичный бюджет.


Трое пострадавших — бывшие заложники отец и дочь Рябцевы, а также отец погибшего 29-летнего парня Петр Сидоренков — требуют в качестве компенсации материального и морального вреда в общей сложности 2,5 млн. долларов. Компенсация, уже выделенная московским правительством (по 50 тыс. руб. бывшим заложникам и по 100 тыс. руб. родственникам погибших), показалась им явно недостаточной, несопоставимой с ценой жизни и здоровья. И теперь они намерены добиться судебного решения в свою пользу с помощью адвоката Игоря Трунова.

Понятно, что в случае положительного исхода дела аналогичные иски посыплются в суды сотнями — и даже от тех, кто просто переволновался дома у телевизора.

Самое удивительное в этой истории выяснилось позже. Один из истцов — Петр Сидоренков — якобы вообще не подавал никакого заявления в суд. Так что же судьи будут рассматривать 3 декабря?

Мы связались с заведующим юридической консультацией “Центральное адвокатское бюро” доктором юридических наук Игорем ТРУНОВЫМ . Вот что он сказал в эксклюзивном интервью “МК”:

— На сегодняшний день действительно подано всего три иска, но их число будет расти, поскольку ко мне обратились еще несколько пострадавших от теракта в театральном центре на Дубровке.

Ничего противоестественного в нашем поведении нет. Мы действуем исключительно в рамках Закона “О борьбе с терроризмом”. Статья 17 четко регламентирует порядок обращения в суд в этих случаях. По закону ответственность за нанесенный моральный и материальный ущерб несет субъект Федерации, на территории которого произошел теракт.

Правительство Москвы отмахивается от этой ситуации, но это эмоции, а речь должна идти об урегулировании вопроса в рамках закона. То, что власти уже выплатили экс-заложникам, просто материальная помощь, которая оказана на добровольных началах. Ее нужно отличать от компенсации вреда — чисто юридического понятия.

А что касается заявления Петра Сидоренкова в некоторых СМИ о том, что он не подавал иска, мне оно кажется немного странным. У нас оформлено с ним несколько соглашений, и нотариально заверенная доверенность на представление мною интересов Петра Ильича находится в суде. Мой доверитель потратил немало времени на оформление всех этих документов и теперь почему-то заявляет, что он не в курсе происходящего. Я предполагаю, что на него оказывается какое-то давление.

А вот как прокомментировал эту ситуацию другой известный юрист — адвокат МГК, руководитель адвокатского бюро “Нахимова и партнеры” Елена НАХИМОВА :

— Юридической позиции я тут вообще не усматриваю. Очевидно, что моральный и материальный вред должен компенсировать источник этого самого вреда. А связи между московским правительством и террористами как-то не наблюдается...

Если основывать свою аргументацию на плохой борьбе с терроризмом — так ведь борются-то с ним федеральные спецслужбы, не московские. Допустим, можно прицепиться к ненадлежащему устранению последствий теракта. Но и этим фактически занимались федеральные службы на уровне министерств: МЧС, Минздрав и т.д.

Ст. 17 “О борьбе с терроризмом” действительно предусматривает возмещение вреда за счет средств федерального бюджета с последующим взысканием с причинителя вреда. Но реального вреда — слова “моральный” там нет. Понятно, что оценивать в деньгах человеческую жизнь кощунственно, но суды вынуждены это делать. Аналогия обычно проводится со страховкой людей опасных профессий. А эти суммы в сотни раз меньше заявленной. Так что требование в 1 млн. долл. истцам еще придется серьезно обосновать.


P.S. В августе 2002 г. американский Федеральный фонд компенсаций жертвам начал выплачивать деньги родственникам погибших в результате терактов 11 сентября. Например, родители погибшего молодого человека, работавшего в финансовой компании и зарабатывавшего около 60 тыс. долл. в год, получили от фонда более 1 млн. долл. — в обмен на отказ от предъявления судебного иска.

Из 3000 семей, чьи родственники погибли 11 сентября, 634 согласились не предъявлять судебных исков и обратились в фонд за получением компенсаций.

Ряд родственников жертв терактов 11 сентября выдвинул судебный иск против корпорации, принадлежащей семейству бен Ладен, членов саудовской королевской фамилии и государства Судан. Истцы называют себя “семьями, объединившимися для того, чтобы обанкротить терроризм”. По одним данным, сумма иска составила 1 трлн. долл., по другим — 3 трлн.

Также родственники жертв этих терактов подали иски в федеральный суд нью-йоркского района Манхэттен против Ирака и его президента Саддама Хусейна, Усамы бен Ладена, террористической сети “Аль-Кайеда” и движения “Талибан”. Хусейна обвиняют в сговоре с Усамой бен Ладеном с целью организации атак на Соединенные Штаты. Сумма иска — 1 трлн. долл.



Партнеры