МЭРИИ СНЯТСЯ ХОРОШИЕ СМИ

27 ноября 2002 в 00:00, просмотров: 123

Кто контролирует московские газеты и телеканалы? Кто издает книги и отвечает за книжную торговлю? Заказывает и продает телесериалы? Борется с продавцами пиратских кассет и дисков? Ведает типографиями, газетными киосками и доставкой телевизионного сигнала с Останкинской башни? Всем этим занимается Комитет по телекоммуникациям и СМИ правительства Москвы. Сегодня у него юбилей — 10 лет. Первым министром печати Москвы был главный редактор “МК” Павел ГУСЕВ. А сейчас комитет возглавляет Михаил ЩЕРБАЧЕНКО, с которым мы поговорили накануне круглой даты.

— Вы шли к чиновнику, а пришли к журналисту, — с порога представился председатель комитета. — Я ваш коллега, проработал в СМИ 20 лет. Теперь вот стараюсь смотреть на вещи двояко: один глаз — городского управленца, другой — журналиста.

— Не темнеет в глазах?

— Скорее рябит.

— Было бы странно, если бы ваше место занимал не журналист…

— Хорошо, что вас не слышит российский министр печати Михаил Лесин: у него как раз не журналистское образование. И наш комитет возглавляли не только “акулы пера”.

— Разберем ситуацию: вы не согласны с такой-то публикацией. Что предпринимаете?

— Сперва размышляю, не выдать ли автору заметки “волчий билет” и не пустить ли газету с молотка. А потом вспоминаю, что ни того ни другого сделать не в силах, и звоню в редакцию: так, мол, и так, из-за вашей небрежности (бестолковости, предвзятости, неосведомленности) в городе пойдут дурацкие слухи. Так не стоит ли вам представить и другую точку зрения, а изложить ее может такой-то министр столичного правительства, он абсолютно компетентен в этой теме...

— И что, издания идут на это?

— Во всяком случае меня вежливо выслушивают (все-таки почти со всеми руководителями СМИ по многу лет знаком). И часто соглашаются. Но я звоню не всем. Есть издания, с которыми бесполезно объясняться: у них четкий заказ — “мочить” Москву.

— Вы ведь, наверное, взаимодействуете с мэром. Как он читает прессу?

— Именно так, как вы говорите, — читает прессу. Никто не нарезает для него приятных сердцу цитат, никто не делает пресс-дайджестов, как для иных титулованных особ. Пресс-секретарь, конечно, обращает внимание мэра на те или иные публикации, но что выбрать для чтения из 15 газет, которые каждое утро ложатся на стол Юрия Михайловича, мэр решает сам. Кстати, в “МК” он просматривает все полосы.

— Скажите, а программу “Лицом к городу”, которая идет по ТВЦ, вы, наверное, смотрите каждый раз?

— Не смотрю. Я просто каждый раз сижу за кадром. И после съемок участвую в разборе передачи.

— Ведущего “Лицом к городу” Павла Горелова часто упрекают в угодничестве по отношению к мэру. Вы с этим согласны?

— Павла я считаю сильным интервьюером, он отлично образован, разбирается в городских делах. Мэру с ним комфортно — заметьте, я не говорю “спокойно”. Горелов умеет с милой улыбочкой задавать вопросы и жесткие, и ехидные. Но в данной передаче главное для ведущего — не раздразнить собеседника, а выстроить в прямом эфире диалог мэра и горожан.

— Давайте поговорим о делах вашего комитета. Вы ведь имеете отношение к кинематографу, верно?

— К телевизионному кинематографу. Мы от имени правительства Москвы заказываем производство телесериалов. Первой была выпущена 10-серийная картина “Что сказал покойник” по повести Иоанны Хмелевской. Потом были фильмы “Луной был полон сад” с Шарко, Волковым и Дуровым, “Ниро Вульф и Арчи Гудвин” с Банионисом и Жигуновым, “Лавина” с Феклистовым и Козаковым, “Подмосковная элегия” с Ульяновым, Роговцевой и Немоляевой. Недавно состоялась премьера двадцатисерийной картины “Две судьбы” — следующая после “Вечного зова” эпопея режиссеров Ускова и Краснопольского: как они о ней говорят — от шестидесятых годов до шестисотого “Мерседеса”. Следом прошла пятисерийная “Неудача Пуаро” с Райкиным и Маковецким.

— Какие еще вопросы курирует Комитет по телекоммуникациям и СМИ?

— Книгоиздание, книжную торговлю: в наш объединенный центр “Московский дом книги” входит 40 магазинов, которые мы никогда не позволим перепрофилировать в обувные и парфюмерные заведения. Еще боремся с аудио- и видеопиратством.

— И что, рассчитываете победить? Но ведь контрафакт продается на каждом углу...

— А бороться все равно надо. Пиратство вредит всем, кроме самих пиратов: казна недополучает налоги, легальные производители и правообладатели несут крупные убытки, нарушаются права авторов.

— Ну и что можно сделать, если пиратство по прибыльности сравнялось с наркобизнесом и торговлей оружием?

— Мы не ставим цели победить мировое зло. Но вот как ограничить хождение контрафакта в отдельно взятом городе, представление имеем. Несколько лет в столице действовала обязательная идентификационная марка, которая наносилась на кассеты и диски и тем подтверждала их легальность. Так вот, объемы “паленого” товара снизились чуть ли не вдвое. А потом федеральные органы лишили нашу марку обязательного характера, а добровольность, сами понимаете, штука ненадежная.

— Но ведь страну, которая не сопротивляется пиратству, не признают цивилизованной и не допускают до всемирных экономических сообществ.

— Да, репутация такой страны под угрозой. И возможность подружиться с мировыми грандами ничтожна.

— Значит, борьба нужна для того, чтобы обмануть мировое сообщество?

— Что же вы об этом вслух-то говорите! Увы, мировое сообщество на мякине не проведешь — тут все надо делать всерьез. Помните, Жеглов высказывался, что об угрозыске судят не по числу краж, а по тому, насколько грамотно ловят вора? С контрафактом дело обстоит примерно так же.




    Партнеры