“В АГРОПРОМЕ СТРАНЫ НАСТАЛ МОМЕНТ ИСТИНЫ”

19 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 195

Сельское хозяйство в экономике любой страны — краеугольный камень. Если в аграрном секторе нет стабильности, четких правил игры, то устойчивого поступательного развития нет на всем рынке страны. Это своего рода киль, который не позволяет национальной экономике перевернуться во время любого шторма. А люди, которые трудятся на земле, — это цементирующая сила общества. Поэтому переоценить роль аграрного вопроса в жизни страны трудно. И, кажется, правительство нашей страны начало понимать эту нехитрую истину.

По иронии судьбы именно этот ключевой сектор оказался самым заброшенным во время реформ — огромные долги, катастрофическое отсутствие средств, дыры в законодательстве, совершенно неконтролируемый “дикий” рынок... Поэтому можно сказать, что вице-премьера по сельскому хозяйству Алексея Гордеева действительно “бросили” на самый тонкий участок отечественной экономики. И вот теперь, спустя почти три года, Алексей Васильевич держит ответ за свою работу перед читателями “МК”.


— Алло, добрый вечер, это Юрий из Москвы. За последние два года цена на сахар увеличилась в два раза. Что-нибудь будет сделано с этим?

— Хороший вопрос. По нашим прогнозам, в следующем году также будет небольшой рост цены на сахар. К сожалению, нужно констатировать, что нынешняя система аукционных продаж квот для переработчиков сахара-сырца ведет к удорожанию его на рынке. В настоящее время мы пересматриваем весь аукционный механизм, с тем чтобы квоты не продавались, а распределялись для обеспечения нормальной работы сахарных заводов. Само собой, при обеспечении максимальной прозрачности. Цель — добиться, чтобы прибыль перестала оседать у посредников. Это позволит сразу стабилизировать и даже понизить цену на сахар.


— Алексей Васильевич, вас беспокоит главный редактор газеты “Камчатское время” Колодный Вячеслав. Сегодня идет очень много критики в отношении рыбных аукционов. Можно узнать ваше мнение: вы за отмену этих аукционов или нет? И второе: когда появится закон о рыболовстве? Почему он готовится так долго?

— Я не сторонник аукционов. Они решают прежде всего антикоррупционные задачи, а не экономические. На мой взгляд, можно найти другие формы контроля, без ущерба для бизнеса и общества в целом. Но, с другой стороны, с ходу отменить их сейчас тоже неправильно. Нужно время на разработку комплексной концепции развития рыбной отрасли, с тем чтобы обеспечить нормальное развитие наших прибрежных областей. Что касается закона, то сейчас идет активная работа над его проектом и уже на данной стадии поставлена задача вобрать все положительные новации. И второй фактор, чисто субъективный — конечно, нужно, чтобы статус и авторитет Госкомрыболовства были каким-то образом повышены. Для того чтобы он смог настойчиво, напористо работать в этом направлении, пробиваясь через думских лоббистов, интересы различных министерств, ведомств и т.д. Задача здесь одна — рыба должна идти в Россию, рыба должна приносить доходы хозяйствующим субъектам, а следовательно в бюджет. Думаю, что скоро мы в конце концов поставим точку во всех этих спорах. Сейчас мы с привлечением всех заинтересованных сторон разрабатываем концепцию развития отрасли, которая находится сейчас просто в критическом состоянии. И думаем, что в начале следующего года сможем вынести ее на правительство.


— Зовут меня Казанцев Игорь Петрович, я арбитражный управляющий. Какое ваше мнение о саморегулирующихся организациях, занимающихся банкротством в сельском хозяйстве? На мой взгляд, при новой системе существует прямая угроза, что совхозом или колхозом может руководить человек, который не специалист в сельском хозяйстве.

— Да, наверное, такая опасность существует. Но, с другой стороны, если этого не начинать, то такие специалисты и не появятся. Задача саморегулирующихся организаций в том и состоит, чтобы обеспечить подготовку таких управляющих. Хотя, конечно, государство здесь должно подумать о том, чтобы помочь в обучении таких кадров, выделить соответствующие средства. Правда, нужно признать, что пока в Министерстве по части создания своей саморегулирующейся организации ничего не предпринимается, но я этим вопросом буду заниматься лично в самое ближайшее время. А создание такой организации будет поручено моему заместителю Антонец Александру Витальевичу.


— Это Алексей из Владимира. Я студент. У меня немного общий вопрос. Скажите, в чем вы видите свою миссию — в лоббировании интересов вверенной вам отрасли или в отстаивании реальных интересов страны?

— Хороший вопрос. Андрей, для меня в этом вопросе нет противоречия. Знаете почему? Да потому, что, отстаивая или, как вы говорите, лоббируя интересы нашей аграрной отрасли, я совершенно искренне защищаю национальные интересы России. Ведь что такое агропромышленный сектор? Это около 40 миллионов людей. Это жизненная среда более десяти миллионов семей. Это основа продовольственной независимости страны. Это растущий, восполняемый в отличие от нефти и газа экспортный ресурс. Это, другими словами, будущее России. И от того, как будет развиваться аграрный сектор, во многом зависит ваше, Андрей, будущее. И будущее ваших детей.

— Спасибо. Наверное, действительно вы правы — интересы людей и есть национальные интересы страны. Хотя есть и другой пример. У нас повсюду засилье импортных продовольственных товаров. Они довольно дешевы. И кому от этого плохо?

— Да, у нас действительно немало импортных продуктов, особенно мясных и молочных. Импортируются они, как правило, по демпинговым ценам, а качество их, как говорится, оставляет желать лучшего. А плохо от этого прежде всего нашим отечественным производителям — крестьянам, переработчикам, работникам пищевой промышленности. Да, мы очень часто не можем конкурировать с импортом, но не по качеству, а по цене продуктов. Проблема в том, что США, европейские государства, даже Бразилия тотально субсидируют свой продовольственный экспорт, чего мы, к сожалению, себе пока позволить не можем. Тем не менее мы обязаны ограничить импорт продовольственных товаров, ввести систему квотирования, установить соответствующие таможенные тарифы. В противном случае мы не поднимем с колен наш агропромышленный комплекс, а стало быть, не двинем страну вперед.


— Вас беспокоит сельский учитель из Московской области, Владимир Петрович. Вот сейчас земельные паи в нашем районе у крестьян скупаются буквально за гроши. Скупают все кому не лень, бензоколонки, какие-то заводы. То есть откровенно обманывают. Хотелось бы узнать: если крестьянин вот так продал свой пай, то уже все — он снова гол как сокол, назад ему землю уже никогда не вернут? И второе: у нас очень много частных подворий, которые выращивают продовольствие на продажу, эти люди не имеют совершенно никаких социальных льгот. Вот государство будет что-нибудь предпринимать в этом направлении?

— Нужно понимать, что государство, принимая Закон о земле, не ставило вопрос о стимулировании ее продажи. Главная задача — обеспечить рациональное использование земли с привлечением эффективных собственников. И кроме того, упорядочить оборот земли в рамках закона и свести на нет те рыночные процессы, которые полулегально де-факто уже давно шли. Вы совершенно правы, что землю пока нерационально продавать. Земельная рента в стране пока еще не сформировалась, и реальной цены на землю нет. Что касается чисто конкретной ситуации — если сделка совершена по закону, то никаких обратных ходов со стороны государства не будет. Но нужно помнить, что приобретаемую землю нужно использовать только по целевому назначению. Поэтому вся сделка должна происходить под контролем государственных органов.

Что касается социальных льгот имеющих частное подворье, то я бы не сказал, что они находятся в каком-то ущербном положении по отношению к работникам крупных хозяйств. Тем не менее социальное обеспечение этой категории людей очень серьезный вопрос, его необходимо срочно решать. Сейчас подготовлен соответствующий законопроект, который пока вызывает много споров. Но так или иначе работа идет.


— Звонит Наталья из Подольска. Вот везде написано, что у нас зерна куры не клюют и оно страшно дешевеет. А почему в таком случае хлеб у нас только дорожает?

— Действительно зерна много. Правда, куры его клюют, но кур мало. А если серьезно, то такая ценовая вилка связана с тем, что сегодня у государства нет реальных законодательных рычагов влияния на процесс ценообразования. Поскольку у нас экономика еще переходная, скажем, незрелая, то сложилось так, что переработчики, прежде всего элеваторы и мелькомбинаты, имеют на рынке определенную монополию. И в период, когда зерна много, они вынуждают крестьян продавать им зерно по заниженной цене. А с другой стороны, выходя на рынок уже с конечной продукцией, монополисты устанавливают такую цену, какую максимально может платить население. И вот этот процесс по всей цепочке никак не регулируется. Один из способов решения этой проблемы заключается в том, чтобы эти перерабатывающие мощности принадлежали самому производителю зерна в рамках вертикально-интегрированной структуры. И первые такие агрохолдинги уже создаются. Их в стране более 10. А другой путь — нужно повышать статус Министерства по антимонопольной политике, которое должно изучать подобные “проколы” и жестко преследовать. Но, конечно, на это понадобятся годы.


— Алло, это прямая линия с Гордеевым? Алексей, добрый день, — это Никита Казачинский из Калуги, твой однокашник по службе в армии, НИИ и БАМу. Я случайно узнал, что ты у нас министр, и очень рад за тебя. Так держать!

— Спасибо.


— У меня такой вопрос: вы создали “Российское аграрное движение”, зачем это вам, вице-премьеру, министру, наверное, и без того забот хватает? А с другой стороны, что может дать РАД простым сельским жителям?

— Начну со второй части вашего вопроса. Прежде всего РАД создан для того, чтобы объединить всех тех, кто действительно заинтересован в подъеме аграрного сектора, в защите отечественного продовольственного рынка. Речь идет и о чиновниках разного ранга, предпринимателях, общественных деятелях, руководителях хозяйств, а главное — простых сельских тружениках. Только объединив свои усилия, мы сможем сделать так, чтобы общество повернулось к селу, чтобы власть услышала селян и приняла решительные меры по поддержке сельхозтоваропроизводителей. Только вместе мы сможем обеспечить достойную небедную жизнь сельским жителям.

Говоря конкретно, могу сказать, что РАД возьмет под контроль реализацию Федеральной программы социального развития села до 2010 года — надо сделать все, чтобы пропасть бедности, разделяющая город и деревню, была в ближайшие годы преодолена. Недавно мы учредили стипендии РАД для студентов, аспирантов и учащихся аграрных учебных заведений, объявили конкурс региональных СМИ на лучшее освещение аграрной темы…

— Я так понимаю, что для вас РАД своего рода общественный рупор, который может помочь и вам, министру, решать проблемы отрасли?

— Признаюсь, вы правы. Без общественной поддержки мы действительно не сможем развивать дальше агропромышленный комплекс. Без поддержки, например, со стороны законодательной власти — и федеральной, и региональной — нельзя оптимизировать законодательство. Это очевидно. И в этом смысле РАД призван стать мощным рупором всех проаграрных сил.


— Если верить СМИ, вы часто говорите о необходимости обновления Аграрной партии, в частности, о переизбрании ее председателя Лапшина. В чем здесь дело?

— Мне не очень хочется касаться сейчас политических вопросов. Скажу так: Аграрная партия, оставаясь в плену псевдополитической риторики начала 90-х годов, по своему идейному содержанию откровенно отстает от реалий сегодняшнего дня. Это признают все, кроме Лапшина и его окружения. Именно поэтому партия нуждается в обновлении. А если говорить о конкретных деятелях… Время вчерашних политиков прошло. И как бы они ни цеплялись, история распорядится по-своему.

— Спасибо, Алексей Васильевич. Успехов вам. Хотя Лапшин, по-моему, еще тот тип и так просто не уйдет...


— Это Александр из Павловского Посада. Когда будет принят обновленный закон о фермерских хозяйствах? Старый записывает всех в индивидуалы и совершенно не отвечает современным экономическим требованиям.

— Этот закон стоит в планах правительства. Есть несколько вариантов, которые обсуждались в Думе. Лоббирует этот закон, грубо говоря, проталкивает Ассоциация крестьянско-фермерских хозяйств, башмачников. И есть надежда, что уже в следующем году он будет принят.

— Большое спасибо, успехов вам.



Партнеры