СТОЛБНЯК

20 декабря 2002 в 00:00, просмотров: 190

Шоу-бизнес всколыхнулся волной и увяз в широкой палитре противоречивых чувств, когда пару месяцев назад Александр Шульгин широковещательно заявил, что отказывается от продюсерской деятельности и погружается в сугубое творчество. Кто-то вздохнул очень легко (мол, на конкурента меньше), а кто-то и заплакал, быть может (грустя о гибнущем таланте). Ведь не зря “ЗД” одной из первых еще в начале сезона растрещала о живописных перспективах на урожай в связи с высвободившимся (после развода Шульгина с Валерией) творческим ресурсом. Однако пригорюнились не все. Кое-кто был намерен сломить волю автора к богемной свободе и привлечь его к ответственности.


В два часа ночи у Шульгина зазвонил телефон. В трубке: “Надо встретиться, нетелефонный разговор”. АШ аж обомлел: что стряслось-то, неужто война?! Встретились в три ночи. Говорят: “Выручай”. Телеконкурс “Стань звездой” надо довести до конца, нужны, мол, мозги, сноровка и опыт продюсера, которые, по мнению визави, в наличии только у Шульгина. Ответ предполагался один: не говорить “нет”.

Выяснять, в тупичок ли конкурсец зашел (или что-то еще в том же духе), времени не было. Утром Шульгина уже ждали на телевидении, где ему радостно предъявили результаты творческих отборов Феклы Толстой и Севы Новгородцева: вот, посмотри и сделай с этим что-нибудь. Желательно поп-звезд. С этого момента началась эпопея новоявленного квинтета “Другие правила” из трех девиц и двух парней, которые по окончании телеконкурса этими самыми звездами и должны стать: искрометными, зажигательными, обворожительными, захватывающими, остромодными и главное — хитовыми.

Обозрев младые таланты, не обмолвившись с ними даже парой слов, Шульгин резонно поинтересовался: “А что, как?..” “Через три дня — запись песни, через десять — клип”, — лаконично и четко последовал ответ. Продюсера, тепленького, тут же отсняли для очередной телесерии конкурса, после чего только выяснилось, что никакого музыкального материала у них нет и в помине. То есть Шульгин думал, что его зовут как саунд-продюсера, чтобы довести до совершенства уже имеющийся материал, а “приглашанты” как раз имели в виду, что Шульгин не просто спродюсирует, но и сочинит будущие шедевры. До объявленной записи первой песни оставалось уже два дня. За это время надо было не просто сочинить абы что, а сочинить, понимая — куда, зачем и для кого двигать этих пятерых раскрасавцев да раскрасавиц. Продумать, в общем, весь концепт и вектор музыкальной политики будущей поп-сенсации. Шульгин, безусловно, профессионал высочайшей пробы, но все-таки — художник и творческая личность, которому помимо цепкой продюсерской хватки акулы шоу-бизнеса важны и вдохновение, и наитие, и настроение, и прочие метафизические штучки, сопутствующие творчеству и художественному созиданию. Поэтому Шульгина в этом месте охватил легкий столбняк. Понимал, что сказать “нет” уже нельзя, машина завертелась, а он лихо вляпался в безумную авантюру...

Он, по правде говоря, не очень-то и следил за конкурсом, а тут попал в ранг главного вершителя судеб и надежд. Основная проблема была даже не в том, чтобы создать группу, а в катастрофическом дефиците времени, за которое это надо сделать. Быстро, но не наспех и, конечно, по-серьезному.

Ведь премьерная песня для группы, выходящей на поп-сцену с амбицией сразу стать звездой (условие конкурса), — это, знаете ли, не просто “расцветали яблони и груши” или “любовь-морковь здесь больше не живет”. В этом шаге много чего должно быть, что сразу определит роль и место новоявленной субстанции в пестром многоцветии поп-сцены. Стрессовые ситуации иногда продуцируют у творческих личностей небывалый выброс энергии, фантазии и работоспособности. Шульгин почти не смыкал глаз несколько суток.

Название группы — “Другие правила” — провокационно по сути. Мол, мы пришли не просто, а с серьезными намерениями. Истории о неразделенной (или разделенной) любви еще впереди, а “Лети! Беги!” — заявочный шлягерок, практически флаг и манифест. Живенький, примодненный, поп-дансовый — вполне адекватен духу и стилю философии “летяще-бегущего” расколбаса поколения Х. Действительно, — очень программно. “Правила” оказались также “другими” и по половому признаку: смешанных данс-групп в стране практически нет, и рецепт шведских “A-Teens” вышел свежим и бодрящим. Таким образом, задача первого этапа, похоже, достигнута - усилиями как маэстро, так и младых талантов, в поте своих лиц отчаянно карабкавшихся в звезды долгие месяцы телесостязаний.

Осталось дождаться реакции публики, которая проявится (или не проявится), например, в хит-парадах “ЗД”, чтобы понять, родились ли звезды и сумел ли в этой экстремальной ситуации реализоваться творческий ресурс “свободного Шульгина”, о котором в уходящем году так долго и настойчиво трындела “ЗД”. Хотя, конечно, это далеко не все козыри в его продюсерских руках...




Партнеры